5 часов ада

Право на образование как бы есть, и его как бы нет

В России, право на образование для детей дошкольного возраста гарантируется Конституцией РФ (ч. 2 ст. 43 Конституции РФ). Конечно, можно сразу приводить много свидетельств того, что это право не всегда может быть реализовано: большие очереди в детские сады, высокая плата за содержание в детском учреждении и многое другое. Однако, это еще далеко не все проблемы с дошкольным образованием в целом и с правом на образование ребенка – инвалида в частности.

В городе Соликамске Пермского края, где произошла эта история, глава города Сергей Девятков решил, что для ребенка–инвалида Саши Лаврентьева шести лет отроду вполне нормально будет каждый день ездить в соседний город Березники за 30 километров чтобы посещать детский сад для детей-инвалидов.

А все началось с того, что в сентябре прошлого года Главное бюро медико–социальной экспертизы по Пермскому краю выдало индивидуальную программу реабилитации ребенка–инвалида. В соответствии с нею была дана рекомендация на обучение и воспитание Саши Лаврентьева по программе дошкольного образовательного учреждения компенсирующего вида для детей с  коррекционным сопровождением логопеда, дефектолога, при сопровождении психиатра. Срок проведения психолого–педагогической реабилитации установлен с сентября прошлого до октября 2014 года.

Напомним, индивидуальная программа реабилитации является обязательным документом для всех лиц, которые принимают участие в образовании ребенка–инвалида. Но когда мама Саши Елена Лаврентьева обратилась в специализированный детский сад № 41 в г. Соликамске, то получила отказ.

Елена приняла решение защитить право на образование своего сына и обратилась за помощью к Уполномоченному по правам ребенка в Пермском крае и в Министерство образование по Пермскому краю. И была очень огорчена, когда получила ответ от Уполномоченного. В ответе Павел Миков лишь указал, что отправил ходатайство главе города Соликамска. В ответ на это ходатайство мэр Соликамска сообщил Елене, что на сегодняшний день в Соликамском городском округе нет специалистов и учреждений, способных оказать помощь ребенку с комплексным нарушением развития тяжелой степени. Что в Министерство образования Пермского края уже была подана заявка о потребности города в строительстве дошкольного образовательного учреждения компенсирующего вида на 250 мест для детей с нарушениями когнитивного развития и психической патологией. Еще Елене предложили обратиться в отдел комитета дошкольного образования Березников, где готовы рассмотреть возможность предоставления услуги дошкольного образования для Саши при наличии заявления. Чем она в итоге и воспользовалась.

Только вот красивые слова чиновника никак не влияют ни на получение образования в «шаговой» доступности, ни на социализацию Саши. Ответ Министра образования Пермского края не привнес ничего нового в разрешении этой ситуации. А ведь то, что приходится делать каждый день Саше и его маме можно назвать подвигом… или с таким же успехом пыткой.

«Мне приходится каждый день возить своего ребенка в другой город — Березники, для посещения детского сада, чтобы хоть каким-то образом мой ребенок смог социализироваться и научится жить в обществе, - рассказывает Елена Лаврентьева. — Наш день начинается с того, что мы встаем, умываемся, одеваемся, принимаем лекарство «Дюфалак» на данный момент. Саша не всегда завтракает, он очень плохо ест, его невозможно заставить, приходится изворачиваться, выдумывать, Саша очень избирателен в еде. Идем на остановку, заходим  в магазин, покупаем сок и чипсы, садимся в автобус и едем в Березники. Сок и чипсы — это одно из правил, которое необходимо выполнить, чтоб дорога прошла спокойно. Но когда мы заходим в автобус, надо найти место у окна, поэтому мы стараемся ездить в определенное время, где нас знают, чтоб кондуктор помогла усадить Сашу. Но, к сожалению, не всегда так выходит, вот тогда мне приходится прорываться к окну с Сашей».

«…Нам приходится каждый день тратить примерно по 5 часов, чтобы доехать до детского сада в Березниках и провести 1,5–2 часа на занятиях. И это не просто время, это  изматывающая дорога, которую не каждый взрослый здоровый человек может выдержать, а что говорить о моем ребенке, — рассказывает сквозь слезы Сашина мама. — Мне говорят, что нам все обеспечено, и что мы можем радоваться, что хотя бы это нам дано, другие дети просто сидят дома или их сдают в интернаты.

Саша особенный ребенок, и это проявляется во всем.  Он даже не может ходить в туалет в непривычном месте. И таким местом для Саши является детский сад. И все то время, что мы тратим на дорогу и посещение занятий, он у меня терпит. Сейчас мне приходится возить с собой горшок, чтобы хотя бы так мой ребенок мог справить нужду – строго один и тот же. Также, находясь в детском саду, он не обедает вместе с остальными детьми. Такие условия подрывают его здоровье и существенно влияют на мое эмоциональное состояние, поскольку я сильно переживаю за него».

После того, как историю Саши Лаврентьева опубликовали в газете «Звезда» спустя 3 недели раздался звонок из прокуратуры. Елене Александровне объяснили, что проводится проверка по поводу звездинской статьи. И что ей необходимо подойти и дать объяснения. Но то, что она услышала дальше, повергло ее в шок. «А Саша законнорожденный ли ребенок?..» И попросили принести свидетельство о браке. Лаврентьева сходила в прокуратуру, дала объяснения, но ничего не подписала и свидетельство о браке не принесла, посчитав, что печати в паспорте достаточно.

Всё это, конечно, по меньшей мере странно, поскольку, юридически не существует понятия законнорожденный или незаконнорожденный ребёнок!

Узнав про мытарства ребенка-инвалида и его мамы, мы решили чисто по-человечески обратиться к тем людям, от  которых зависит судьба мальчика. Мы позвонили в Соликамск и поговорили с заведующей специализированным детским садом №41 Светланой Артемьевой. В беседе заведующая подтвердила нам, что не может принять такого «сложного» ребенка, так как у нее нет специалистов и ещё ей не позволяет это сделать устав учреждения. Наше обращение к начальнику отдела развития дошкольного образования районного управления образования Светлане Харитоновой также не прояснило ситуацию. С её слов в Соликамске на данный момент учреждений для таких тяжелых детей нет, «Мы над этим работаем… Но когда они появятся, Саше Лаврентьеву они уже не понадобятся», — пояснила Светлана Юрьевна.

Таким образом, местная власть на сегодня вроде бы и предоставила Саше возможности реализации его права на образование, и в то же время это оказалось связано с преодолением колоссальных трудностей и преград. И потому на самом деле власть фактически схалтурила. Есть ли какие-то возможности облегчить участь мамы и сына? Конечно есть. При каком-либо из специализированных детских садов Соликамска можно было бы организовать группу кратковременного пребывания для таких тяжёлых детей как Саша — он такой точно в городе не один. Решая же вопрос в индивидуальном порядке муниципалитет мог бы, например, организовать Лаврентьевым машину для поездок в Березники, чтобы не пытать автобусными переездами. И то и другое, кстати, на много порядков дешевле, чем строить и запускать новое учреждение.

Елена Лаврентьева оказалась женщиной не из слабых и послушно соглашающихся с красивыми словами представителей власти. Сейчас Елена направила в городской суд Соликамска исковое заявление об обеспечении права на образование ее ребенка и на взыскание компенсации за все мытарства и за уход властей от ответственности. Иск уже принят к производству и на 10 часов 16 сентября назначено предварительное судебное заседание. Пожелаем удачи Елене и Саше и будем надеяться, что справедливость, хотя бы в рамках существующих законов, восторжествует.

Мария Черанёва

Просмотров: 777