Отчет из Республики Коми

Опишу немного ситуацию трёхлетней давности: было очень много жалоб, что расчетные листы не выдаются, заработная плата всего 50-90 рублей. Заставляли работать и по выходным дням. Мы и сами не раз видели за работой в выходные дни, и всякий раз выслушивали сказки о том, что выходной был на неделе, а теперь пришло сырье и нужно срочно выполнять заказ, или о том, что нам надоело сидеть в отряде и мы все утро упрашивали, чтобы нас вывели на работу.

Были мы лет пять назад на двух-колониях поселениях, которые находились через 100 метров друг от друга: в одной из них бригаде лесопиления перечисляли на лицевой счёт по 7800, а в другой по 70 рублей.

Теперь, по рассказам сотрудников, они и вовсе без заказов, потому как новые лесозаготовительные комплексы выгоднее, чем труд осужденных.

На сегодняшний день нет жалоб, что не выдают расчетные листы. Остаются жалобы, что пишут заявление о предоставлении работы, а работать не дают, нет мест.
Посетили следственный изолятор, ранее работников в ХЛО было больше, но и содержалось около 850 задержанных, теперь в связи с тем, что лимит наполнения уменьшили, уменьшилось и количество работающих. Хотя у них очень хорошие условия содержания, с ними работают педагоги вечерней школы, они обучаются.

Для работы им приобретают хорошее оборудование и не было ни одной жалобы, чтобы родственников попросили что-то принести или заплатить за ремонт комнат длительного свидания. Они регулярно по вечерам звонят с таксофона, единственный минус к ним не проводят мониторы для видеосвязи – не выгодно.

Есть жалобы в Следственных изоляторах на то, что у них высчитывают по 4650 рублей за питание, в колониях нет таких сумм за питание, запросим калькуляцию этой суммы.

Документация в порядке, в этом следственном изоляторе с документами всегда всё было хорошо, даже в те времена, когда в колониях еще не выдавали расчетные квитанции, у них они были.

Таких жалоб я не слышала, но всегда у меня были сомнения по работникам комнаты приёма передач, они носят очень тяжелые сумки, на этажах есть тележки, а между этажами нет. Когда я поднимала этот вопрос, мне говорили, что они носят по одной сумке. Но я ходила в следственный изолятор и как защитник и видела в коридорах не единожды как они на себе волокут эти сумки, один из работников сделал себе что-то наподобие маленького коромысла, чтобы ручки от пакетов не врезались в ладони.

Также посетили две колонии строгого режима, одна из них для осужденных впервые, другая для осужденных «второходов». В первой, ИК-25, довольно молодой контингент осужденных, работать хотят, но на всех желающих работы не хватает. Нужно отдать должное сотрудникам этой колонии – они в вечном поиске, то валенки валяют, то пластиковые окна делают, то жидким камнем занимаются, но с реализацией продукции у них проблемы, приобретают эту продукцию, в основном, другие колонии и далее все приходит к тому, что это становится невыгодно. На сегодняшний день у них сменился начальник колонии, знаем его как хорошего хозяйственника, посмотрим, как будет дальше.

Документация у них в порядке, журналы ведут, заполняют своевременно. Эта информация не только с проверки, но и со слов мамы, которая была на свидании и узнавала у сына как его оформляли. У нее были запрошены документы об образовании, мед. страховка, СНИЛС, отчисления на пенсию идут. Сын ей сказал, что на воле при устройстве на работу он не заполнял столько документов, сколько заполнил в колонии.

Во второй колонии, ИК-1, больше людей пенсионного возраста, по-прежнему остается много жалоб от людей, которые работали в местах лишения свободы до 1990-ых годов, а работали в те времена почти 100% осужденных – и именно у них за те годы работы нет пенсий, и они вынуждены возвращаться в колонии, потому как на свободе (с их слов) им не прожить без пенсии. У них всегда много вопросов по оформлению пенсий по возрасту, по поиску своих данных трудовых, особенно, если они не раз меняли место жительства. Пенсии ждут как манны небесной. В этой колонии в основном занимаются деревообработкой, производством макарон и хлеба для всех городских учреждений УФСИН России по Республике Коми ( и хлеб и макароны вызывают много нареканий, со слов осужденных, потому как сырье плохое). Есть также бригада металлоизделий, но небольшая для своих нужд.

Документацию от ИК-1 до сих пор ждем.

Был опыт, когда УФСИН представлял услуги городу – в ИК-1 делали урны для города, в ИК-25 делали скамейки и ограждения, но это были разовые заказы, есть корабль, который стоит в центре города. Есть скульптурные композиции у Свято-Стефановского Кафедрального собора, сделанные осужденными (они уже получили УДО). Но Республиканской программы таких заказов для УФСИН нет (она была, но всё руководство её разработавшее находится в МЛС), руководство сменилось в Республике, будем надеяться, они обязательно появятся.

Раньше были жалобы, что рабочие отряды не успевают отовариваться в магазине, теперь рабочие отряды выводят одними из первых после поступления товаров, и как нам сказали сотрудники, даже в воскресенье их выводят в магазин.

Основная проблема на сегодняшний день — это заработные платы за 23 рабочих дня в 263 рубля, это практически даром. Мы не раз обговаривали с осужденными вариант судебного разбирательства, на что они говорили, мы потерпим, тем, кто не жалуется, потом дадут работу лучше – когда место освободится, а тем, кто хоть раз пожаловался – работы хорошей не дадут, только начнут унижать и преследовать общественными работами.

По правде сказать, многие не жалуются, боятся потерять работу, даже низкооплачиваемую – на работе время идет быстрее, больше свободы передвижения, меньше видишь надоевший отряд. И хоть какие-то, но деньги на личном счету. До сих пор осужденные говорят, что им нужно «скидываться на общак» — блок сигарет, пачку чая, или еще там чего раз в три месяца нужно отдавать.

Был у меня опыт общения с женщиной (по получению гражданства), которая работает на Жешартском фанерном комбинате, так вот у них заработные платы по 16000-19000 тысяч рублей, с перечислениями на лицевой счёт по 10000-12000 рублей (для нашей Республики Коми — это очень крупные суммы). Я у неё спрашивала про график, выдают ли спецодежду, не заставляют ли работать в выходные, она говорила, что всё по закону, и оформление, и выдача расчетных листков, и оформление документов. Мне очень хотелось попасть к ним, но, к сожалению, не попали. Так вот на осужденных, которые работают на комбинате обиженно местное население, ранее при работе на этих местах они получали по 36000 рублей в месяц, после того как нашли дешёвую рабочую силу их сократили…

Основной проблемой наших колоний становится поиск рабочих мест, в колониях занятость от 18-25% от общего числа осужденных.

Нужны очень сильные менеджеры, чтобы просчитать производство, которое будет приносить прибыль.

P.S. Я белой завистью завидую регионам, где занятость осужденных выше 50%.

Ирина ВИНОГРАДОВА,
Республика КОМИ

Отчет из Республики Коми

Отчет из Республики Коми

Отчет из Республики Коми

Отчет из Республики Коми

Отчет из Республики Коми

Отчет из Республики Коми

Отчет из Республики Коми

Просмотров: 244