Гражданские права под грифом «неопределенность» (продолжение)

1234124

И действительно в 29 статье Конституции РФ содержится известная пятичленная формула свободы информации: искать, получать, передавать, производить и распространять её.

Поэтому в СМИ и рекламные агентства наружной рекламы от Дениса Галицкого ушло предложение о размещении агитационных материалов против принятия поправок в Конституцию РФ, разумеется, — за соответствующую плату. Но прорыва не произошло. Все пермские печатные, телевизионные СМИ и рекламные агентства либо не ответили, либо прямо отказали в размещении рекламы против поправок в Конституцию. Из Интернет-СМИ лишь два высказали готовность к размещению такой рекламы. Те же, кто ответили, ожидаемо сослались на неурегулированность процедуры, то есть на ее правовую неопределенность.
Пермская администрация, конечно же, не предусмотрела места для размещения агитации в виде листовок. А такие способы, как размещение плаката «Я имею право агитировать против поправок в конституцию» на балконе, вызвало недовольное недоумение участкового инспектора. Гражданский активист Петр Петрович поддержал Дениса Галицкого и даже с этого балкона произнес импровизированную речь о поправках. — А что так можно?! – открыли рот прохожие… и поспешили дальше по своим делам. На следующий день Петру Петровичу позвонили из уголовного розыска по делу «о плакатах против Конституции и нашего президента».
124124
Так то Петр Петрович за Конституцию и против поправок и ему тоже интересно как он может донести свою позицию гражданам России, если в Перми запретили митинги, пикеты и демонстрации в связи с тяжелой эпидемиологической ситуацией. Плебисцит разрешили. Молодых людей, раздающих листовки, скрутили. Плакат, повешенный Галицким – залезли на балкон, сорвали. Денис Галицкий, на место украденного плаката, повесил новый.

1234235е
В городе Горно-Алтайске тоже пытались разобраться с теми, кто налепил на стены листовки против поправок. Собственно, гражданам оставили только возможность использования «непричесанных» соцсетей.
Стало понятно, что Денис Григорьевич, а вместе с ним и граждане, несогласные с принимаемыми поправками, на территории Пермского края фактически не имеют возможности столь же многовариантно и массированно, как и официальные органы, донести свою позицию до потенциальных участников голосования. При такой данности выводы о нарушении равенства и еще целого ряда норм права и необходимости отстаивания прав на новом уровне приходят вполне естественно.
Административный иск на бездействие в предоставлении правил и ограничений избирательной комиссией отправлен в суд Свердловского района г. Перми подан уже 15 июня, а 1 июля было изготовлено мотивированное решение об отказе в его удовлетворении. Собственно, этим днем закончилось всероссийское голосование, а вместе с ним и возможность повлиять на его исход.

2312345

Отказ судьи в удовлетворении требований странный, если не сказать тенденциозный. Почему? Дело в том, что истец просил признать суд незаконным бездействие Центральной избирательной комиссии и Избирательной комиссии Пермского края по сообщению правил и ограничений при осуществлении гражданином агитации (призывов голосовать) против поправок в Конституцию РФ на общероссийском голосовании 1 июля 2020 года. Иначе ответ пермского избиркома не содержал запрошенной информации, то есть был не по существу. В судебном решении ответ «по существу» перечислен в качестве обязательных составляющих ответа на обращение, но не признается причиной бездействия, так как содержание ответа не обжалуется, не предусмотрено-де 59-ФЗ («О порядке рассмотрения обращений граждан в РФ») и является «преждевременным». Предполагаю, что с «вашей честью» не согласятся многие граждане, в том числе и многие профессиональные юристы. Полагаем, что логика законодателя совершенно ясна: рассмотреть обращение значит исчерпывающе ответить на тот вопрос, который поставлен гражданином. Ни на какой-то другой, заметьте. Ну а если все-таки ответили не на тот вопрос, то вряд ли он может считаться ответом тому гражданину и, соответственно, нарушает тот самый порядок, для регулирования которого и принят указанный закон. Вне всякого сомнения, что ответ предполагающий обязательность ответа «по существу» предполагал и признание факта «бездействия». Добавим еще, что право выражение своего мнения и право на обращение являются конституционными политическими правами гражданина России. Как же можно отказать в удовлетворении требования защиты прав?! Но причудлива судейская логика. Что же за такое «преждевременный» ответ (другое основание для отказа) и вовсе установить не удалось, увы.

(Продолжение следует)

Сергей Исаев