Гражданские права под грифом «неопределенность»

Так бывает, что цель сформулирована и поставлена, намечен ожидаемый результат, а вот конкретные пути — способы воплощения идеи, неопределенны. Четких правил нет — не созданы, нет и пошаговой инструкции. В нашей частной жизни средства достижения результатов мы выбираем сами, «по усмотрению». К ним мы добавляем свои предпочтения, умения, навыки. Но вот, когда последствия инициативы носят публичный характер и основаны на политической конкуренции? Не подлежит сомнению, что процедуры, в соответствии с которыми проходит баталии по вопросам государственного значения, должны быть заранее согласованы и одинаковыми для всех участников. Иначе получается не просто некорректно, но временами может приобретать формы крайне предосудительные.

Да, временами вопрос обостряется и, на наш взгляд, особо щепетильным он стал в период «общенародного обсуждения и голосования» поправок в Конституцию РФ летом прошлого года. Говорить о количестве несогласных как с самой идеей «поправок», так и с их содержанием, и со способами их внесения достаточно сложно. Известно, что единой позиции выработано не было. Кто-то призывал голосовать «против», иные — к бойкотированию самой процедуры. Можно предположить, что протестная масса не сводилась к единицам невменяемых радикалов-максималистов. К 21.27% россиян, пришедшим на участки голосования и сказавшим «нет», следует добавить неизвестный нам процент сознательно «бойкотировавших» от 32.03% непроголосовавших граждан.
Но дело даже и не в этом. «Общенародное голосование» — это форма непосредственного участия граждан в управлении делами государства, что вытекает из статьи 32 Конституции России. Одной из таких форм является референдум Российской Федерации, то есть всенародное голосование граждан Российской Федерации, обладающих правом на участие в референдуме, по вопросам государственного значения. Это уже вытекает из статьи 1 Федерального конституционного закона от 28.06.2004 N 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации». Действующая Конституция, кстати, была принята после декабрьского референдума 1993 года. Однако, чтобы провести общероссийское голосование понадобился отдельный Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ от 14.03.2020 «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти». Получается, что референдум и общероссийское голосование по сути одно и то же. Что называется, найдите разницу. А вот законы, которыми регулируется их проведение, разные. И почему?

Галицкий Денис Григорьевич

Галицкий Денис Григорьевич

На этот вопрос мы ответим по ходу изложения нашей истории, которую начнем с рассказа об инициативе Дениса Григорьевича Галицкого, гражданина и пермяка, известного именно такими, связанными с защитой общественных интересов, сюжетными линиями. Его, также как и многих из нас, возмущают симулякры, создаваемые российскими «самыми независимыми» печатными и электронными СМИ. Последнее, впрочем, само по себе является ничуть не меньшей мистификацией. Думаю, что каждый из нас смотрел (был немым участником) массы ток-шоу и роликов, обосновывающих настоятельную необходимость закрепления произошедших изменений в основном законе РФ, связывающих с этим социально-экономический прогресс и т.п. Не были представлены только иные суждения, противные официозу властных представителей и заявлениям представителей суверенной общественности. Ничего не говорилось ни о скукоживании политических прав, ни об изоляции страны, ни об отсутствии динамики в развитии, ни о вредности обнуления президентского срока и о неприкосновенности пожизненных сенаторов, ни о губительности «пакетного» голосования поправок ни о многом другом.


Конечно, вы скажете, что социальные сети полны альтернативной информации. Это действительно так, но не применительно к телевидению и печатным СМИ. В связи, с чем Денис Галицкий 9 июня 2020 года обращается в избирком Пермского края и Центральную избирательную комиссию с просьбой о разъяснении порядка проведения агитации против поправок в Конституцию РФ. Кроме того, обращение содержит просьбу дать разъяснение в срок, который позволил бы ему провести эту агитацию до голосования.
Заметим, что вопросы агитации регулируются еще одним Федеральным законом от 12.06.2002 N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Так в статье 48 «Предвыборная агитация, агитация по вопросам референдума» говорится, что «…агитация по вопросам референдума может проводиться: а) на каналах организаций телерадиовещания, в периодических печатных изданиях и сетевых изданиях; б) посредством проведения агитационных публичных мероприятий; в) посредством выпуска и распространения печатных, аудиовизуальных и других агитационных материалов; г) иными не запрещенными законом методами. Отметим для себя широкий предметный перечень гарантированных возможностей агитации и то, что одна из сторон этим активно и разнообразно пользуется вплоть до дня голосования, именно так, как изложено в законе.
Между тем, Крайизбирком вполне праведно дает ответ 14 июня, то есть исходя из пожеланий заявителя. Центр избирком дал ответ много позже даты голосования. Ответы их сводится к тому, что Федеральный конституционный закон №1- ФКЗ от 14.03.2020 г. и 2 Указа Президента предполагают информирование о подготовке и проведении референдума, которое возложено на избирком и СМИ. Другими словами, агитации не предусмотрено и избирательное законодательство здесь не применимо. Но выражать свое мнение законными способами – святое конституционное право каждого гражданина. Вряд ли данные разъяснения можно приять как ответ по существу, так как о порядке реализации своих прав на выражение мнения в период обсуждения поправок не было сказано ни слова. Лукавство заключается в том, что согласно п.п.1, 6 ч.15 ст.2 Закона No 1-ФКЗ ЦИК был наделён полномочиями принимать нормативные правовые акты по вопросам общероссийского голосования.
(Продолжение следует)

Сергей Исаев