«Мезальянс двух ветвей власти не состоялся»

Второй год идёт борьба между пермской общественностью и краевыми властями за второй квартал Черняевского леса («лес за ДКЖ»), с которого депутаты гордумы сняли охранный статус. Пермский краевой суд поддержал защитников Черняевского леса, но правительство губернатора Басаргина подало апелляционную жалобу в Верховный суд РФ …и проиграло. Юрист Пермского регионального правозащитного центра Сергей Трутнев участвовал в нашумевшем заседании Верховного суда РФ на стороне защитников Черняевского леса. Этот судебный процесс он считает во многом показательным и даже прорывным в практике экологических дел.

Сергей ТрутневСергей Трутнев, юрист ПРПЦ:

- На мой взгляд, особенного внимания заслуживает тезис Пермского краевого суда и Верховного суда РФ о том, что факт нарушения права на благоприятную окружающую среду не требует дополнительного доказывания в ситуации, связанной с уменьшением площади городских лесов. Это очень серьёзная наработка, потому что 90% экологических дел заходили в тупик из-за проблемы доказывания наличия ущерба и причинно-следственной связи ущерба с порубками конкретного лесного участка. Именно на этой стадии останавливались дела, направленные против строительства по границам Черняевского леса — жилых комплексов на Малкова, Сухаревского спортивного комплекса.

Когда под окнами вырубают лес, все мы воспринимаем это как нарушение своих прав. Мои дети бегали по лесу, а сейчас там автозаправка; раньше я вдыхал запах хвои, а сейчас я дышу бензином! Но как этот ущерб измерить? Например, в случае с ДТП всё понятно: известна стоимость машины до и после аварии, соответственно, можно определить вид и стоимость ущерба; есть перечень экспертных организаций, заключениям которых суд доверяет; собирается устойчивая система доказательств для суда. В случае с экологией возникает проблема в пуле доказательств, которые принимаются судом как неоспоримые, надлежащие, прошедшие судебную практику.

Мы помним ситуацию со строительством заправки в парке Победы, когда ответчиком были представлены объёмистые суперэкспертные заключения о том, что именно те деревья, которые были порублены, кислород не вырабатывали. В связи с этим суд установил необходимость доказывать, что деревья вырабатывают кислород. В дальнейшем пришлось бы доказывать причинно-следственную связь: действительно ли порубка конкретно этого дерева привела к ущербу; для определения степени ущерба устанавливать какие-то границы для людей, которые страдают от порубки леса, а на два метра дальше — уже не страдают… Поэтому в экологическом споре разумнее освободить стороны от необходимости доказывания ущерба, и Пермский краевой суд создал этот прецедент. То, что его решение устояло в Верховном суде РФ, — безусловный прорыв!

Корреспондент газеты «За человека»:С юридической точки зрения, насколько велики были шансы на победу экологов по спорному участку Черняевского леса?

- Для рассмотрения этого экологического спора была не самая простая ситуация, поскольку речь шла не об уменьшении границ леса, а лишь об изменении статуса участка, что в последующем позволяло сократить площадь леса. Но суд счёл возможным допустить, что изменение статуса участка повлечёт за собой уменьшение территории городского леса. Это допущение суд сделал исходя из того, что ранее пермская администрация неизменно сокращала городские леса, а вовсе их не восстанавливала.

В данном случае суд взял на себя достаточно серьёзное решение, связанное с регулированием отношений в обществе. Благодаря этому решению сегодня можно говорить о том, что региональному правительству необходимо считаться с Пермским краевым судом.

Корр. «ЗЧ»:Из сказанного вами, Сергей Владимирович, напрашивается вывод об изменении подхода российского суда к защите права на благоприятную окружающую среду. В этот раз справедливость восстановлена, а раньше суд формально подходил к экологическим делам?

- Да. Но надо понимать, что судебный формализм как раз и позволяет суду занимать позицию независимого посредника при рассмотрении доводов сторон. Сам по себе судебный формализм является необходимым условием объективности. С другой стороны, естественно желание общества, чтобы суд стоял на страже общественных интересов и был более социально весомым, как в случае с последним решением по Черняевскому лесу. Жители Перми, которые ищут в суде защиту от незаконных действий местной власти, хотели бы видеть в нём орган, который регулирует общественные отношения в законном русле независимо от статуса участников судебного процесса.

Одна из уязвимых для экологов позиций, которая звучала в апелляции правительства Пермского края, заключалась в том, что не прокуратура вышла в суд с оспариванием законности нормы, введённой регионалами в местное законодательство. Так как дело касалось общественных интересов, правильнее было бы именно прокуратуре инициировать разбирательство, а не частному лицу. Заявителем, как мы знаем, выступил пермский учёный-эколог Дмитрий Андреев, прокуратура только поддержала его. И в этой ситуации достаточно высок был риск, что суд может формально отнестись к делу. Но суд проявил себя как орган, призванный защищать публичный и общественный интересы, и это важный сигнал для общества.

Защита публичного интереса — функция судебной власти, которая нередко забывается, что мы встречаем в практике Верховного суда РФ и, особенно, региональных судов. В данном случае, вне всякого сомнения, суд исходил именно из необходимости защиты публичного и общественного интересов жителей Перми. И это достойный пример для подражания всем судам.

Корр. «ЗЧ»:На сторону экологов встали многие не равнодушные к судьбе леса пермяки. Это далеко не первый экологический конфликт в нашем городе, но таких общественных баталий, как вокруг губернаторской идеи переноса зоопарка в Черняевский лес, Пермь ещё не видела. Чем мог быть вызван столь широкий резонанс в обществе?

- Можно соглашаться с постройкой зоопарка на этой части леса, можно не соглашаться, но однозначно можно сказать одно: кредит доверия к власти Пермского края исчерпан. Невозможно бесконечно уменьшать территорию Черняевского леса. Невзирая на то, что перенос зоопарка на этот спорный участок может быть оправдан какой-то необходимостью, но все действия, которые предпринимались местными властями раньше, доверие к их экологическому благоразумию подорвали окончательно. Сегодня понимают абсолютно все, что это уже не проблема переноса зоопарка, это проблема экологической ответственности.

А самое главное, эта ситуация показала: неприлично, сговариваясь между собой, пытаться продавливать не очень чистые, с точки зрения права, решения и удерживать их только благодаря тому, что возникает процессуальная проблема оспаривания таких решений гражданами. Представитель Генеральной прокуратуры РФ поддержал на рассмотрении в Верховном суде решение нашего краевого суда, этим ещё раз подчеркнув незаконность действий регионального правительства по изменению статуса участка Черняевского леса.

Корр. «ЗЧ»:Сергей Владимирович, по вашему мнению, на Верховный суд могло повлиять также и то обстоятельство, что жители Перми направили тысячи заявлений в Минприроды РФ и Рослесхоз с требованием защитить Черняевский лес?

- Гражданская активность, несомненно, оказала влияние на исход этого дела. То, что в Верховном суде РФ сочли возможным не менять решение Пермского краевого суда, показывает в том числе их согласие стараться уходить от процессуальных барьеров и рассматривать экологический спор с точки зрения публичного интереса.

Корр. «ЗЧ»:В пермских СМИ прошла информация, что краевым правительством готовится закон об особо охраняемых природных территориях (ООПТ), который поставит под угрозу само существование городских лесов. Ваши прогнозы.

- После признания незаконными действий пермских властей в отношении Черняевского леса, настаивать на изменении местного законодательства об ООПТ со стороны краевого правительства было бы лишним подчёркиванием своей заинтересованности. Это не может не вызывать вопросы: откуда такая заинтересованность, чем она объясняется, и так далее? Безусловно, дальнейший нажим будет порождать новую волну общественного резонанса. Хотя я не думаю, что правительство Пермского края сейчас остановится: возможно, ради принципа будет продолжать оказываться давление. Но этот бой мы выиграли.

Корр. «ЗЧ»:Как вы думаете, что можно сказать о нашей гордуме, которая на фоне острого социального конфликта вокруг «леса за ДКЖ» почти единогласно проголосовала за снятие с него охранного статуса?

- С одной стороны, это характеризует их взгляд на проблему. Конечно, депутаты вправе иметь личное мнение и отстаивать его с позиции человека, который обладает определённым статусом. С другой стороны, тот факт, что депутаты Пермской городской думы поддержали незаконное решение, показывает, что они недостаточно разобрались в сути вопроса. И это, наверное, прежде всего должно в голову приходить, если не иметь в виду вопросов влияния, оказания какого-то давления и прочих вещей, которые имеют, как правило, скрытый характер и не могут быть проконтролированы. Можно добавить, что депутаты гордумы, по-видимому, всё-таки не отражают настроения своих избирателей.

Корр. «ЗЧ»:В чём вы видите главный итог нынешнего выигрыша защитников Черняевского леса?

- Самый главный итог в том, что судебная власть поддержала позицию гражданского общества. Мы увидели, что общественная оценка действий органов власти может смыкаться с судебной оценкой. Не состоялся мезальянс двух ветвей власти — судебной и исполнительной, делающий позицию гражданского общества неуместной, обессмысленной и приниженной. Общество не сломали, на этот раз сработали сдержки и противовесы. Судебная власть, в функции которой входит контроль за действиями исполнительной власти, как раз таким балансом и выступила. Всё произошло в точном соответствии с представлением об устройстве системы власти, и это радует.

Беседу записала Татьяна Кротова

Просмотров: 603