«Немедленно работать в данном направлении нужно было ещё вчера…»

Мечеть-силуэт

Представитель Регионального духовного управления мусульман Пермского края в составе Центрального духовного управления мусульман России Рафаиль Мифтахов третий год работает в Общественном совета при начальнике ГУФСИН России по Пермскому краю. Мы решили расспросить его о том, что он там делает, и конкретно о недавней поездке в учреждения Кизеловско-Губахинского региона и, в частности, в ИК-12.

- Рафаиль-хазрат, зачем вы вообще вошли в Общественный совет?

- В Общественный совет я по согласованию с имам–ахундом Анваром-хазратом Аблаевым вошёл с целью оказывать помощь именно заключённым-мусульманам. В те времена была ещё относительная стабильность, однако эксперты показывали определённый уровень тревожности, и необходимость такой работы уже просматривалась. Мы заранее прогнозировали рост актуальности этой деятельности. Так это и происходит, даже по сравнению с 2015-16 годами. Это говорит и о правильном выборе самого Общественного совета, контроль специалистов здесь необходим. По другим регионам тема периодически «выстреливает» в плане радикализации джамаатов в колониях. Наша задача — обеспечить стабильность.

- Почему же эта актуальность нарастает?

- Нынешняя скорость перемен в мире поражает воображение. Посмотрите, как стремительно рухнул ливийский режим Каддафи, который был как непотопляемый авианосец на протяжении десятилетий. Известный учёный Элвин Тофлер в середине 90-х предсказал эту нынешнюю обвальную скорость перемен. В этой ситуации с обеспечением контроля за сознанием людей надо работать очень тщательно. Исламский фактор в современном мире стал предельно актуальным. Из всех мировых религий ислам — наиболее молодая и динамично развивающаяся. Средний возраст адептов 30 лет, общее их число — примерно полтора миллиарда. В том числе, условно говоря, 200 миллионов молодых людей, явно не удовлетворённых социальными лифтами, социальной справедливостью в их государствах. Религия может дать им ответы на все их вопросы в радикальном варианте, и тогда государствам придётся реагировать силовыми методами. Хотя эти угрозы можно снимать через просветительскую деятельность, и в этом наша задача.

- Давайте перенесёмся на родную пермскую землю…

- Давайте. На примере посещённой нами в октябре 12-й колонии строгого режима в посёлке Широковский под Кизелом я вижу, что здесь время тоже стремительно уходит. Традиционные методы воздействия на людей уже не всегда срабатывают, и приходится прикладывать дополнительные усилия.

- К чему именно?

Представитель РДУМ Пермского края Рафаиль Мифтахов вместе с другими членами Общественного совета, Общественной наблюдательной комиссии Пермского края и сотрудниками ГУФСИН на территории ИК-12.

Представитель РДУМ Пермского края Рафаиль Мифтахов вместе с другими членами Общественного совета, Общественной наблюдательной комиссии Пермского края и сотрудниками ГУФСИН на территории ИК-12.

- К тому, чтобы хотя бы начать диалог. Согласно выданной администрацией справке там на сегодняшний день 315 человек, относящих себя к исламскому вероисповеданию. Это единственное учреждение в Пермском крае с наибольшим количеством мусульман. Активная группа, которая пришла на первое собрание, воспринимала меня достаточно настороженно. При этом исламские знания у некоторых из этих заключённых превышают мои, хотя я активно их приобретаю, занимаясь на специализированных курсах в Перми с 2012 года, а также учась в Российском исламском университете с 2015 года. Наши возрастные имамы-аксакалы из Кизела, Губахи, которые их курируют, не воспринимаются джамаатом учреждения, авторитетами для них не являются и им не нужно, чтобы они вообще приезжали. Так прямо мне об этом сказал один из их лидеров. Это проблема. Если имамы-традиционалисты не могут дать им ответы касательно стремительно набегающих событий, — а они большей части действительно не могут, поскольку говорят какими-то штампами, — то это вызывает отторжение. В 12-й колонии я всё это увидел. И ещё раз убедился в том, что в данном направлении нужно работать немедленно, а точнее немедленно работать нужно было ещё вчера.

- Чтобы противостоять лидерам с негативной направленностью?

- В общем, да. Ведь буквально любое утверждение из Священного Корана можно трактовать по-разному. И для этого нужны знания. А специалистов нам остро не хватает. Я, к сожалению, тоже не могу отнести себя к крупным специалистам. И тем не менее эти три дня работы были плодотворными. Ситуацию не то, чтобы удалось переломить, её хотя бы удалось как-то скорректировать в положительном направлении. Первоначально, в первый день, на встречу пришло лишь 30 человек, и те скептически настроенные. После нашего разговора на следующий день в пятницу на джумга-намаз пришло уже около 130 человек. Для этого мне пришлось продемонстрировать, что я что-то понимаю и в исламском вероучении, и в исламской религиозной практике. По всем этим вопросам меня как бы «сканировали» и выясняли, кто к ним приехал. И эту работу надо продолжать.

- Что всё-таки от вас требовалось показать? Знание сур Корана, норм шариата?

- Когда собирается джамаат, есть определённые правила поведения, человек, взявший на себя роль лидера должен себя очень правильно вести. Надо сделать необходимый набор восхвалений Всевышнему, прочесть определённые суры Священного Корана, далее читается так называемая дога, которая показывает, чему именно мы посвящаем чтение Корана, в данном случае показывает, что мы собрались для искренней встречи, и что наши сердца раскрыты. Этот путь необходимо пройти и только после этого можно пытаться решать какие-то иные вопросы общего порядка, и когда я это сделал, ко мне появилось доверие.

- Каков этнический состав этого джамаата в 12-й колонии?

- Татар и башкир самый минимум, больше всего таджиков и узбеков, процентов 60, значительно меньше кавказцев, процентов 15, ну и остальные кто откуда. На некоторые намазы, говорят, присоединяются азербайджанцы, хотя они и шииты. Русских не видел, хотя знаю, что в учреждениях в Ульяновске, в Чувашии русские в колониях достаточно активно обращаются и входят в джамааты. Как мне сказали, и как я увидел сам, отнюдь не все так называемые этнические мусульмане присоединяются к религиозной практике. Как я сказал выше, на следующий день в пятницу в клубе впервые за всю 75-летнюю историю учреждения состоялся джумга-намаз. Обычно это происходит в молельной комнате. Руководство учреждения пошло навстречу, зал очистили от стульев, помыли его, каждый пришёл с намазным ковриком… И вот, из 315 этнических мусульман пришло около 130, чуть больше трети.

- Вам доверили выполнить роль имама?

- Да. Накануне планировалось, что это будет один из молодых лидеров, кажется, таджик, он достаточно хорошо знает Коран и таджвид (правильность произношения арабских букв и слогов — Р.Ю.), это очень ценится, и обладает личной харизмой, может повести за собой. Но в последний момент эти молодые ребята предложили сделать это мне. Хорошо, что я заранее подготовился, и потом получил от них одобрение и благодарность.

- То есть лидируют не кавказцы?

- Нет. У них несколько иная религиозная практика, иной масхаб, они так называемые шафии, а мы со среднеазиатами ханафиты.

- Готовы ли сотрудники ГУФСИН к этим новым вызовам?

- К сожалению, я бы сказал, на сегодняшний день нет. Я проводил пробное занятие с сотрудниками, там были оперативники, начальники отрядов, психологи, социальные работники, производственники. Задавал им простейшие тестовые вопросы, спрашивал понятия «шииты», «сунниты», «ваххабиты», «салафиты» — реакции, к сожалению, не было, и я полагаю, это не только в этом учреждении. Тем не менее я попытался поговорить в исламском контексте о политике, экономике, социальной и духовной сферах. Производственники с раздражением говорили, что люди отпрашиваются на намаз и уходят на два часа. Хотя для того, чтобы выполнить обязательные фарзы намаза нужно столько же времени, сколько курящему нужно, чтобы выкурить сигарету. Всё легко делается во время перекура. То есть отсутствие элементарных знаний об основах ислама у должностных лиц неизбежно создает предпосылки к тому, что людей водят за нос и чинят проблемы в работе.

- Итак, как я знаю, возникла инициатива строить в 12-й колонии мечеть, прецедентную для Пермского края мечеть за решёткой?

- Да. Заключённые-мусульмане написали коллективное письмо-обращение с просьбой позволить им строить мечеть на территории учреждения, и им было объявлено, что начальник учреждения не возражает. Это особенно примечательно тем, что большинство осуждённых-мусульман в отличие от «мужиков» не работают, но на стройке мечети работать готовы бесплатно. Ведь по исламу участие в строительстве мечети это прямая дорога в рай в будущей жизни. Они также готовы подключать свои варианты финансирования в виде каких-то исламских фондов, с которыми у них связи, чтобы это дело максимально ускорить. Это даст возможность направить их молодую энергию в нужное русло, обеспечить стабильность учреждения, это правильный путь.

- Вы, вероятно, тоже будете помогать?

- Конечно же, мы, РДУМ, со своей стороны тоже обязаны в это включаться. А если ещё удасться и параллельно подготовить должностных лиц персонала колонии, было бы совсем хорошо. Любой джамаат является управляемым организмом. На сегодня мне в руководстве учреждением должностные лица даже не смогли ответить на вопрос, кто является лидером. Их, вероятно, это не очень интересует, ведь формально это обыкновенные осуждённые. А с этими лидерами должна проводиться системная, кропотливая работа. Слава Богу, я за эти два дня их увидел и познакомился. Я вижу свой долг в том, чтобы проводить для сотрудников методические мероприятия, чтобы они обладали хотя бы минимумом знаний по основам ислама. И конечно же взаимодействовать с лидерами этих джамаатов и через них воздействовать на умы и души остальных адептов, чтобы предотвратить негативные процессы.

От ПРПЦ. При всём уважении к праву на свободу вероисповедания второй по численности религии в России приходится признать, что строительство мечети в колонии связано с целым рядом сложностей. Возведение нецелевого объекта и последующие расходы на его поддержание, отопление и т.д. требуют тщательной проработки. Вопрос этой стройки пока обсуждается в ГУФСИН России по Пермскому краю.

Беседовал Роман Юшков

Просмотров: 89