О честности и взаимоуважении

Возвращаясь к июньскому инциденту у СИЗО-1

О честности и взаимоуваженииСколько журналист должен мусолить одну и туже историю? Наверное, столько, сколько нужно для извлечения из неё необходимых уроков.

В своём июньском материале «Разводка по-ГУФСИНовски» мы рассматривали ситуацию с освобождением из СИЗО № 1 пермского гражданского активиста, редактора газеты «Казак Прикамья». Параллельно с публикацией соответствующее официальное письмо от ПРПЦ о неправомерных действиях сотрудников СИЗО вечером 18 июня было направлено в ГУФСИН России по Пермскому краю. Напомним, наши претензии состояли в том, что, во-первых, сотрудники CИЗО требовали от журналистов покинуть территорию общего пользования, а именно тротуар вдоль улицы Клименко. А во-вторых, в том, что освобождавшихся Алексея Мальцева и заодно Фикирэта Гулиева вывезли на конвойной машине в город, не дав им встретиться с ожидавшими их людьми.

И вот мы получили долгожданный ответ за подписью ВРИО заместителя начальника ГУФСИН Валерия Лебедева. И ответ этот крайне странный…

Валерий Викторович считает, что около СИЗО был в тот момент организован… митинг!.. Между тем, никаких признаков митинга — ни наглядной агитации в виде плакатов или флагов, ни раздачи листовок, ни звукоусиливающей аппаратуры — ничего подобного близко не присутствовало. Просто группа журналистов в количестве 8 человек встречала Мальцева, и не более того. Ещё была семья Гулиевых в числе 3 человек, включая ребёнка, которая тоже порывов митинговать не выказывала. Если администрация СИЗО была всерьёз уверена, что рядом с объектом проходит незаконный митинг, то есть совершается административное правонарушение, остаётся непонятным, почему же не была вызвана полиция. И факт её НЕвызова вызывает подозрения в лукавстве нынешней позиция ФСИН.

Помимо этого В.В. Лебедев в своём письме утверждает, что «группа лиц» отказалась выполнить требования администрации СИЗО и отойти от контрольно-пропускного пункта. Это уже абсолютно не соответствует действительности! Несмотря на то, что требования отойти от входа в изолятор не подкреплялись какими-либо ссылками на нормативные акты и были абсолютно немотивированными, они как раз таки были выполнены: и журналисты, и семья Гулиевых перешли на противоположную сторону улицы Клименко, как того требовали сотрудники СИЗО. Это может быть при необходимости подтверждено десятком свидетелей, зафиксировано это и на видео Общественным ТВ Пермского края:  permpublictv.blogspot.ru/2015/06/blog-post_19.html

Кстати, мы полагаем, что если реально существуют законные и обоснованные ограничения по нахождению граждан рядом с забором СИЗО и по ведению здесь фото и видеосъёмки (что, конечно, странно, ибо улица Клименко является территорией общего пользования), то об этом пермяки должны быть как минимум специально уведомлены. Посредством хотя бы надписи на заборе изолятора. Должно быть ясно и чётко указано, на каком именно расстоянии от забора действует особый режим, а также дана ссылка на соответствующий нормативный акт. Разве это не обязательно для цивилизованного отношения к горожанам? В противном случае грубо нарушается оговорённое законом право на информацию. Такие места можно рассматривать как замаскированные ловушки: я, ничего не подозревая, сделал фото — и оказывается, по версии Службы исполнения наказаний, что-то этим нарушил!..

Теперь — про вывоз освободившихся на машине. Здесь зам начальника ГУФСИН просто сразил нас: оказывается, администрация СИЗО вывезла Мальцева… «для обеспечения его личной безопасности»! А, кроме того, «получив согласие гражданина». Абсолютно непонятно, что же угрожало Мальцеву при выходе его через КПП. Администрация опасалась, что Мальцеву угрожают журналисты, среди которых преобладали женщины?

Помимо этого, сам Мальцев настаивает, что никто не спрашивал у него никакого согласия на вывоз на машине. И что он, разумеется, согласия на это не дал бы, поскольку знал, что его встречают на КПП. «...Меня от двери почему-то уводят назад, — вспоминает Алексей Александрович. — Через пять минут, не объясняя, ведут обратно в СИЗО. В коридоре поставили лицом к стене. Простояли долго, наверное, около часа. Снова через спецотдел. У дверей выхода во дворик стоит конвойная газель. Команда «В газель!», ничего не объясняя. В газели конвой. Дверь закрылась. Мы поехали. Машина остановилась. Открыли дверь. «На выход». Перекрёсток Островского и Пушкина…»

Разумеется, как Мальцев, так и Гулиев, так и все встречающие их люди были крайне возмущены тем, что освождающихся вывезли за несколько кварталов. А мы в ПРПЦ сейчас возмущены ещё и ответом господина Лебедева, который нас категорически не удовлетворил. У журналистов, ставших участниками этой истории, осталось от неё, скажем так, глубокое разочарование, и это разочарование вовсе не на пользу Службе исполнения наказаний… И мы ещё раз просим начальника краевого ГУФСИН генерала Жёлудова провести проверку правомерности действий администрации СИЗО. И дать, наконец, общественности полноценные объяснения. При необходимости обеим сторонам можно сесть за круглый стол и разобрать ситуацию по косточкам в правовом и морально-этическом отношениях.

Потому что гражданское общество, к которому мы все стремимся — это честность, открытость и взаимоуважение.

Просмотров: 1 989