«Они с малолетки такими приходят…»

зона

По данным общественного исследования, основной поставщик «обиженных» для зон, наряду с СИЗО, — колонии для несовершеннолетних. Именно там с подростковым максимализмом и бравадой следуют букве воровского закона, именно там увлечение блатной романтикой находит самых пылких поклонников.

Подростки-осуждённые фанатично делятся на тюремные «масти» (касты), подражая «настоящим» ворам и даже перебарщивая в силу своего незрелого разума со строгостями воровских понятий. В такой среде, бездумно копирующей самые замшелые тюремные традиции, неизбежно появляются ребята с пожизненной стигмой (клеймом) неприкасаемого, «опущенного». «Они с малолетки такими приходят», — отмечают обитатели взрослой зоны.

В Пермской воспитательной колонии (ПВК), что в посёлке Гамово, последовательно проводится линия на искоренение культа тюремных порядков. В отличие от взрослых колоний воспитатели ПВК следят, чтобы подростки были в равных бытовых условиях. Здесь не увидишь в столовой отдельных столов, отдельной посуды для изгоев или в жилых отсеках спального «петушиного угла». Но это не значит, что нет неприкасаемых. Одних «опустили» в СИЗО, другие пришли с позорным пятном из детдома, третьи поступили из расформированных колоний соседних регионов.

Как подстраивается гибкая подростковая среда к ситуации вынужденного контакта с неприкасаемыми? Проведением новых условных границ. Именно в детской колонии придуманы десятки промежуточных каст — переходных ступеней, отделяющих от низкого статуса. Это даёт шанс в будущем, при попадании на взрослую зону, избежать автоматического определения в низшую касту «обиженных».

Пермская воспитательная колония

Пермская воспитательная колония

То, что администрация ПВК твёрдой рукой пресекает насаждение тюремных понятий и связанное с этим унижение в быту, безусловно правильно, и этот опыт достоин глубокого изучения. На поверку проще усадить всех за общий стол, чем вытравить тюремный закон из сознания юных правонарушителей. Откуда такая живучесть кастовой системы в неволе, несмотря на противодействие администрации?

- Невозможно сломать эту систему усилиями одной отдельно взятой колонии, — считает заместитель председателя Общественного совета при начальнике ГУФСИН России по Пермскому краю Сергей Исаев. — Государственные меры против тюремной кастовости должны вестись широким фронтом, повсеместно. Но эта проблема находится под спудом и решается пока точечно, с ограниченным воспитательным воздействием.

Как отмечают психологи, в исправительных учреждениях стираются моральные запреты, принятые на воле, и главенствующим становится жизненный уклад, выраженный в известной пословице «С волками жить — по-волчьи выть». Этот уклад связан с ограничением в неволе целого ряда прав человека и в лучшем случае, как в пермской детской колонии, основан на законных нормах и специальных предписаниях администрации. Но на юного осуждённого влияет и много других факторов. Естественное желание выжить в подростковой среде, зачастую ещё более агрессивной и жестокой, чем взрослая «стая». Страх насилия и унижения во всех видах. Свойственная переходному возрасту зависимость от мнения сверстников. Всё это толкает подростка, впервые попавшего за решётку, на поиски поддержки со стороны «бывалых» ребят, диктующих новые правила жизни. Так обеспечивается эстафета из поколения в поколение тюремной традиции, основанной на жёсткой иерархии и самоутверждении за счёт слабых. Недаром говорится, что агрессивен тот, кто сам боится.

Татьяна Кротова

Просмотров: 1 155