Ответ ОНК Пермского края на открытое обращение жены осуждённого Ирины Бунтовой

Уважаемая Ирина Андреевна, 27 июля, 5 и 10 августа 2015 года в ОНК Пермского края поступили ваши открытые обращения, в которых сообщалось о нарушениях следующих прав Бунтова Виталия Маратовича:

1. О преступлениях, совершённых осуждёнными ИК-1, выразившихся в угрозах, запугивании и издевательствах. Непринятие администрацией исправительного учреждения мер к обеспечению безопасности Бунтова В.М., то есть отказ в привлечении к ответственности двоих осуждённых, что послужило поводом для объявления вашим мужем голодовки;

2. О подстрекательстве осуждённых сотрудниками учреждения с целью мести за обращение вашего мужа в Европейский суд по правам человека и Кабинет министров Совета Европы, понуждение Бунтова В.М. к отказу от своих заявлений;

3. О помещении Бунтова В.М. в спецпалату (аналог ШИЗО), откуда его не выводят на прогулки;

4. Об отсутствии надлежащего лечения, фальсификации его медицинских документов, принуждении к выполнению утренней физической зарядки, несмотря на то, что состояние здоровья не позволяет этого;

5. Об ограничении общения Бунтова В.М. с его представителем в ЕСПЧ и КМ СЕ.

Предварительная оценка: в обращениях указывается на унижение человеческого достоинства, на нарушение прав на личную и физическую неприкосновенность, охрану здоровья и эффективное средство правовой защиты, что является предметом общественного контроля ОНК.

В связи с вашими открытыми обращениями членами комиссии Исаевым С.В., Каргапольцевой А.В., Николаевой А.Е. в соответствии с полномочиями, предоставленными Федеральным законом №76-ФЗ, проведены следующие мероприятия общественного контроля:

- три личные встречи с Бунтовым Виталием Маратовичем;

- беседы с руководством и профильными сотрудниками ИК-12, СИЗО-3, ОИК-2, ИК-9 (Б-2);

- беседы с осуждёнными, отбывающими наказание в ОИК-2 ИК-1;

- анализ предоставленных для ознакомления документов;

- осмотр помещения санчасти, в которой находится Бунтов В.М.;

- просмотр видеозаписи с регистратора.

Ниже приводятся оценка событий и выводы, к которым пришли члены ОНК Пермского края.

По 1 и 2 пунктам обращений: угрозы со стороны осуждённых

Бунтов Виталий Маратович отбывает назначенное судом наказание в течение 13 лет. Согласно ведомственной справке, за это время он был этапирован не менее чем в 13 следственных изоляторов и исправительных колоний. Насколько можно судить, ранее конфликтов с осуждёнными у него не происходило.

23 июня 2015 года Бунтов В.М. обратился к начальнику ИК-1 с заявлением, в котором указал на предпринимаемые в отношении него репрессии (угрозы, оскорбления с использованием нецензурной брани, провокации, запрет на общение с ним других осуждённых, попытки физического насилия) и оказание давления за его жалобы в ЕСПЧ и КМ СЕ («…дискредитировать меня и провоцировать конфликты…») по неофициальному приказу руководства учреждения. Он ссылается на произошедшие 22 июня случаи, когда двое осуждённых затолкали его в каптёрку, угрожая расправой, и оскорбления и нападки на него осуждённых вечером в комнате воспитательной работы отряда. Бунтов просит в заявлении: о незамедлительном личном приёме начальником исправительной колонии; о прекращении преследований администрацией и санкционирования его терроризирования со стороны активистов; о переводе в другой отряд; о наказании преступников, то есть осуждённых, угрожавших ему; предупреждает о протестной голодовке в случае игнорирования его заявления.

24 июня 2015 года Бунтов В.М., согласно Журналу учёта приёма осуждённых по личным вопросам, встречается с начальником учреждения, который назначает служебную проверку и принимает решение о раздельном содержании Бунтова и осуждённого В. — участника конфликта.

9 июля Бунтов В.М., согласно Журналу учёта приёма осуждённых по личным вопросам, вновь встречается с начальником учреждения, где заявляет о начале голодовки (по тем же основаниям, а также в связи с тем, что его требования не выполнены).

14 июля Бунтов В.М. получил письменный ответ на своё заявление от 23.06.2015 за подписью начальника учреждения, где сообщается о проведённой проверке и частичном подтверждении фактов. Так, имела место словесная перепалка между Бунтовым и осуждённым В., телесных повреждений при этом не обнаружено. Решено ограничиться содержанием осуждённых в разных отрядах во избежание конфликтной ситуации. Проверкой установлено, что должностными лицами ОИК-2 распоряжений о каких-либо противоправных действиях, направленных на нарушение законных прав и интересов осуждённых, не отдавалось.

В расписке о получении письменного ответа Бунтов В.М. указал, что ответ расходится с Заключением по факту проверки заявления от 10.07.2015, и потребовал предоставления его копии.

На Заключении от 10.07.2015 имеется рукописное замечание, по-видимому, принадлежащее Бунтову В.М., где он указывает, что Заключение не содержит ответа по существу, что ему отказано в выдаче копии Заключения и ознакомлении с материалами проверки.

В ходе проведённых бесед с сотрудниками и осуждёнными, анализа документов члены ОНК не получили каких-либо данных, которые бы подтверждали нарушения прав, указанные в вашем обращении, и расходились с официальной оценкой описанных событий.

Члены Наблюдательной комиссии продолжительное время осуществляют контроль указанного учреждения, беспрепятственно получают не подлежащую цензуре корреспонденцию от содержащихся в нём осуждённых, регулярно проводят конфиденциальный приём осуждённых и на этом основании считают, что сопоставимых с вашими заявлениями практик в данном ИУ ранее не отмечалось. Не можем согласиться с вашим утверждением о репрессивности исправительного учреждения — с нашей точки зрения, оно давно таковым не является. Общественная наблюдательная комиссия Пермского края на протяжении более 5 лет не фиксировала грубых нарушений прав человека. По уровню материального обеспечения и содержания осуждённых это ИУ является одним из лучших в Пермском крае. С другой стороны, руководство ведёт себя достаточно жёстко в вопросах соблюдения режима содержания, что чаще всего является основой для требований руководства неукоснительного поддержания дисциплины и законности (мнение основано на анализе дисциплинарных дел).

Вместе с тем, доводы о применении неофициальных репрессий со стороны администрации колонии за подачу жалоб в международные организации никем и ничем не подтверждаются и опровергаются рядом фактов:

- согласно справке ГУФСИН России по Пермскому краю, за всё время нахождения в местах лишения свободы Бунтов В.М. 15 раз привлекался к дисциплинарной ответственности в ИУ других регионов РФ, из них 3 взыскания отменены решением суда. С 2013 года он отбывает наказание в Пермском крае, в ИК-12 (п. Широковский) и в ОИК-2 ИК-1 (г. Соликамск). В этот период ему объявлены 2 благодарности и, совсем недавно, выговор за нарушение формы одежды;

- его перевод из ИК-12 в ОИК-2 ИК-1 связан с обеспечением личной безопасности (ответ следственного отдела на заявление Бунтова В.М.). Результаты проверки следственным отделом событий в ИК-12 на момент написания настоящего ответа неизвестны;

- сотрудники ИК-1 в мае текущего года  в связи с поступившей информацией об угрозе жизни и здоровью Бунтова В.М. предпринимали меры, направленные на обеспечение его безопасности (ответ Усольской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ). Временное помещение в камеру транзитно-пересылочного пункта (ТПП) в период с 5 по 13 мая 2015 г. было вызвано конфликтом с осуждённым Ю. Целесообразность помещения в камеру ТПП обоснована необходимостью предотвращения преступления, что также подтверждается заключением ФКУ ОИК-2 и объяснениями заместителя начальника колонии, данными в адрес прокуратуры. Объяснение угрожавшего ему осуждённого Ю. содержит указание на причину конфликта — заносчивое поведение Бунтова В.М.;

- Бунтов В.М. имел возможность обратиться с заявлением к начальнику объединения исправительных колоний на личном приёме. В случае если осуждённый Бунтов В.М. полагает, что сотрудниками исправительного учреждения в отношении него совершено преступление, то он вправе, в соответствии с пунктом «в» части 2 статьи 151 УПК РФ, обратиться с сообщением о преступлении в территориальные органы Следственного комитета РФ. Эту возможность Бунтов В.М. использовал как до, так и после конфликтной ситуации;

- проверка заявления была проведена в соответствии с УИК РФ и рекомендациями ФСИН России в надлежащие сроки. Согласно результатам проверки, проведённой ГУФСИН России по Пермскому краю, между Бунтовым В.М. и осуждённым В. произошёл разговор на повышенных тонах, после чего в отряд № 2 прибыли сотрудники дежурной смены и сопроводили их в дежурную часть ИК-1 для выяснения обстоятельств. При осмотре осуждённых телесных повреждений выявлено не было, 10.07.2015 осуждённый В. переведён в отряд № 5. Оснований для перевода Бунтова В.М. в другой отряд по результатам проверки не усмотрено;

- Заключение по результатам проверки не содержит тенденциозных оценок Бунтова В.М., несмотря на заявления против него других участников конфликта. В настоящее время он находится в отряде облегчённых условий содержания, в другой отряд перевели осуждённого В. — участника конфликта;

- решение не содержит репрессии в отношении Бунтова В.М., несмотря на такую возможность (конфликт посягает на установленный порядок и может образовывать виновное действие и рассматриваться в качестве совершения дисциплинарного проступка);

- за мерами, предпринимаемыми сотрудниками ИУ в отношении Бунтова В.М. как обратившегося в ЕСПЧ, осуществляют ведомственный надзор как ГУФСИН России по Пермскому краю, так и ФСИН России.

Наличие неприязненных отношений со стороны осуждённых к Бунтову В.М. подтверждают и сотрудники учреждения. Но изложенные выше факты свидетельствуют о том, что последние предпринимают необходимые меры как для обеспечения личной безопасности Бунтова, так и нормализации отношений (проведение беседы с осуждёнными начальником отряда).

Все разумные, основанные на законе, просьбы (требования) Бунтова В.М., как видно выше, были удовлетворены. В этих условиях объявление голодовки Бунтовым В.М. представляется мерой излишней. У него также имелась возможность обжалования принятого начальником ИУ решения относительно конфликта, однако он не дождался его и объявил голодовку. Имелась возможность обращения в прокуратуру и в суд, что позже и было сделано (Бунтов В.М. имел встречу с надзирающим прокурором и обратился в Соликамский городской суд, решением которого 06.08.2015 отказано в удовлетворении жалобы), но параллельно с голодовкой. Остаётся неиспользованным вариант обращения с заявлением об обеспечении личной безопасности, что, конечно, является крайним способом (мерой), связанным с дополнительной изоляцией самого заявителя.

Отвечая на вопрос о причинах такой неприязни, можно предположить наличие причинно-следственной связи между признанием незаконными действий полиции в ЕСПЧ и особым вниманием со стороны органов власти, из чего вытекает привилегированность положения осуждённого (запрещение оказания давления на лицо, обратившееся в ЕСПЧ), что на практике выражается в регулярном общении со своим представителем, не подцензурной переписке, возможности привлечения общественного мнения через публикации обличительного характера на сайтах, постоянные проверки законности, медосмотры, медконсультации специалистов, медицинские консилиумы и др. Это обстоятельство может выделять Бунтова В.М. из общей массы осуждённых как человека, обладающего исключительным положением, который может позволять себе достаточно эпатажные действия и заявлять, по сути, ультимативные требования, что, в свою очередь, может вызывать зависть и раздражение как осуждённых, так и сотрудников учреждения.

Если иметь ввиду также требования Бунтова о привлечении к уголовной ответственности осуждённых, врача и других сотрудников учреждения, выполнение которых не входит в компетенцию начальника учреждения, можно говорить об избыточности этих требований либо о формулировании Бунтовым крайней позиции, основанной на неверном представлении. Так, в соответствии с пунктом «в» части 2 статьи 151 УПК РФ он может обратиться с сообщением о преступлении в территориальные органы Следственного комитета РФ.

Требование же перевода Бунтова В.М. в другое исправительное учреждение, находящееся поближе к месту проживания родственников (возможно, для этого и есть основания, но делается это иным образом), в контексте произошедшего может быть расценено как попытка злоупотребления правом.

На основании изложенного члены ОНК ПК считают, что в действиях сотрудников ИК-1 не содержится признаков нарушения права на личную и физическую неприкосновенность и унижения человеческого достоинства. В деятельности административных органов не прослеживаются запреты на обращения в органы исполнительной, судебной власти и в международные организации. Вместе с тем, считаем, что руководство исправительного учреждения должно предпринимать исчерпывающие меры для нормализации отношений в ИУ, основывая их исключительно на законе и пресекая проявления какой бы то ни было дискриминации.

Вопрос о запрете ознакомления с материалами служебной проверки решён руководством учреждения в соответствии с ведомственными актами. Однако, на наш взгляд, такое регулирование отношений противоречит действующему законодательству и нарушает гражданскую правосубъектность; неясны основания для правоограничения, так как они не вытекают со всей очевидностью из нормативных актов. Полагаем, что претензии к учреждению в связи с отказом Бунтову В.М. в ознакомлении с результатами служебной проверки должны быть разрешены в судебном порядке.

По 3 и 4 пунктам обращений: отказ в лечении

В связи с объявленной Бунтовым Виталием Маратовичем голодовкой, с учётом имеющегося у него заболевания, администрацией ОИК-2 было принято решение поместить осуждённого в изоляционную палату филиала МЧ-11 МСЧ-59 ФСИН России с целью обеспечения постоянного медицинского наблюдения, а также контроля за питанием (осуждённому предлагалась пища 3 раза в день на протяжении всей голодовки). Медосмотр и наблюдение проводились в соответствии с Методическими рекомендациями наблюдения за голодающими в УИС; заведена карта меднаблюдения за голодающим. По сообщению медработников, Бунтов отказался от контроля артериального давления; проведена его консультация с психологом; всё назначенное врачом-кардиологом Б-2 (межрегиональной больницы) лечение голодающий получал.

В палату Бунтов В.М. был помещён на общих основаниях. Ему был обеспечен постельный режим. В условиях отряда этого произойти не могло, так как существует прямой запрет на постельный режим для осуждённых, находящихся в отряде. Такое распоряжение основано на  приказе начальника ГУФСИН России по Пермскому краю об исключении случаев выдачи справок, разрешающих постельный режим в отряде осуждённым, находящимся на амбулаторном лечении.

Палата расположена в цокольном этаже санчасти, представляет собой помещение 2,70х3,70 м, оборудованное решётками на имеющемся окне и в дверном проёме, двумя спальными местами, тумбочками, видеонаблюдением, раковиной с горячей и холодной водой, санитарным узлом, отгороженным стенками и дверью от основной площади палаты. По утверждению медработников, дверь закрывается на запор в ночное время, что подтверждается осуждёнными, находившимися в санчасти.

На наш взгляд (в составе ОНК ПК есть врач общей практики), у врачей, проводивших осмотры Бунтова В.М, есть чёткое понимание его заболевания (гипертоническая болезнь 3-й степени 3-й стадии риск-2), ими предложены рекомендации и, соответствующая им, терапия. На этом основаны показания к проведению утренней зарядки, с исключением наклонов. Письменные разъяснения этого переданы Бунтову В.М., по его заявлению, на личном приёме у начальника учреждения.

Поскольку Бунтов В.М. оспаривает правильность диагноза, дано разрешение на консультации у гражданского специалиста. Для реализации этого разрешения представителю по заявлению Бунтова В.М. были переданы медицинские документы.

Обращаем ваше внимание, что в соответствии с п. 182 «Порядка организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключённым под стражу», в тех случаях, когда характер или клиническая картина заболевания представляют трудности для диагностики, лечения или освидетельствования больных, могут привлекаться на консультацию в больницу высококвалифицированные специалисты территориальных лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) либо, по предварительной договорённости и с условием обеспечения их охраны, больные могут направляться в специализированные ЛПУ государственной и муниципальной систем здравоохранения или научно-исследовательские учреждения. При этом решение о привлечении гражданских специалистов принимается лечебно-профилактическим учреждением. Однако, вы вправе обратиться к администрации исправительного учреждения с просьбой рассмотреть вопрос о привлечении специалистов лечебно-профилактических учреждений государственной и муниципальной систем здравоохранения или научно-исследовательских учреждений.

При данных обстоятельствах члены ОНК ПК не усматривают признаков нарушения права на охрану здоровья и оказание медпомощи. Условия его содержания во время голодовки соответствуют общим условиям санчасти, аналогичны условиям для других больных осуждённых. Осуществление постоянного наблюдения соответствует состоянию здоровья Бунтова В.М. и признанным рискам.

Специалист ОНК ПК с высшим медицинским образованием, а также гражданский специалист, с которым консультировались члены ОНК ПК, не нашли противоречий в сделанных Бунтову В.М. замечаниях относительно нарушения им выданных рекомендаций (выполнение физических упражнений) и обязательности участия в утренней зарядке, так как речь идёт об уровне (объёме) показанной ему физической нагрузки.

По 5 пункту обращений: ограничение на общение

В соответствии  с предоставленными для ознакомления членам ОНК журналами и справкой, в 2015 году Бунтовым В.М. было направлено в адрес своего представителя (жены) 5 писем, состоялось 16 видеопереговоров и 25 телефонных разговоров. Кроме того, в период отбывания наказания в ФКУ ИК-12 ГУФСИН России по Пермскому краю Бунтову предоставлялись длительные свидания с женой, матерью и несовершеннолетним сыном (2012 год – 1 раз; 2013 год — 2 раза; 2014 год — 1 раз).

При данных обстоятельствах члены ОНК ПК не усматривают признаков ограничения права.

* * *

Ирина Андреевна, члены ОНК ПК не рассматривают ситуацию в качестве чрезвычайной, требующей немедленного реагирования. Тем не менее считаем, что она требует внимания в части натянутости отношений Бунтова В.М. с другими осуждёнными. С этой целью в течение текущей недели мы снова посетим учреждение.

Ситуация с непредоставлением материалов служебной проверки, с нашей точки зрения, должна быть разрешена в судебном порядке. Отметим, что согласно п. 4 Инструкции по делопроизводству в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы (утверждена приказом Федеральной службы исполнения наказаний от 10 августа 2011 года № 463), особенности работы по рассмотрению обращений граждан Российской Федерации, осуждённых и лиц, содержащихся под стражей, иностранных граждан и лиц без гражданства (далее — граждане) в учреждениях и органах УИС регламентируются Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». В соответствии с ч. 2 ст. 5 указанного Закона, граждане имеют право знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения обращения, если это не затрагивает права, свободы и законные интересы других лиц и если в указанных документах и материалах не содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну. Именно это условие могло повлиять на отказ в ознакомлении с материалами проверки. Считаем, что за разъяснениями причин отказа вы могли бы обратиться в ИК-1, ГУФСИН России по Пермскому краю. В том случае, если разъяснения вас не удовлетворят, данные обстоятельства могли бы быть в окончательном виде установлены судом.

Ознакомиться с материалами прокурорской проверки осуждённый вправе через своего представителя либо после освобождения лично, поскольку направить материалы проверки в адрес осуждённого не представляется возможным по техническим причинам. Указанная возможность разъяснена в письме Усольской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях № 93ж-15 от 21.07.2015. Полагаем, что вопрос предоставления материалов, затрагивающих права и обязанности осуждённого, должен быть решён в виде бесплатного предоставления таковых материалов, согласно п. 3 ст. 21 Федерального закона от 09.02.2009 N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». В ином случае, предоставление материалов, непосредственно не затрагивающих права и обязанности осуждённого, может осуществляться в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ от 24 октября 2011 г. № 860 «Об утверждении Правил взимания платы за предоставление информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».

Рекомендуем вам обратиться в Усольскую прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях с повторным запросом о предоставлении материалов, ссылаясь на указанные положения законодательства, регулирующего вопросы предоставления информации.

В случае если в предоставлении материалов проверки будет повторно отказано, вы вправе обратиться с жалобой на действия Усольской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в прокуратуру Пермского края (614990, г. Пермь, ул. Луначарского, 60) или в суд.

По вопросу перевода осуждённого в другое исправительное учреждение

В силу ч. 1 ст. 81 УИК РФ, осуждённые к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе, в том числе в случае назначения им в период отбывания лишения свободы нового наказания, если при этом судом не изменён вид исправительного учреждения.

Перевод осуждённого для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осуждённого либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осуждённого в данном исправительном учреждении.

Перевод для отбывания наказания в другое учреждение решается путём подачи заявления на имя начальника ГУФСИН России по Пермскому краю, с указанием уважительных причин и с приложением подтверждающих их документов.

Порядок перевода осуждённых установлен инструкцией о порядке направления осуждённых к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осуждённых на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения.

Так как текст ваших обращений к нам был опубликован на сайте, текст ответа (без указания персональных данных, полученных в ходе общественного контроля, разглашение которых членам ОНК запрещено Федеральным законом № 76) так же размещён на сайте ПРПЦ.

Члены ОНК ПК:
Исаев С.В.
Каргапольцева А.В.
Николаева А.Е.

Просмотров: 1 291