Ответы на вопросы

oslik

Отрадно, что наши начинания находят отклик. Например, Д. из ПГНИУ интересуется: «Добрый вечер, я хочу написать о том, что вы сейчас выпускаете серию стримов о политических правах. Можете рассказать, почему вы решили запустить такой проект, какая у него цель, как много выпусков планируется и много ли сейчас людей не знают о своих правах или просто ими не интересуются?»

Отвечаю на вопросы развернуто, не обессудьте.
1. Политические права на наших глазах стремительно теряют в объеме, истончаются. Прямо за последние полгода. И, если, начиная с 2012 года, жесткой регламентации, различным обременениям и запретам подвергались организации, отстаивающие независимые позиции по вопросам соблюдения государством прав человека в России, и названные законодателем «иностранными агентами», то сегодня, после принятия дополнения в закон о митингах, под спуд может попасть весь гражданский протестный активизм. Казалось бы, что поменялось – то? Права и свободы человека и гражданина — вот они, в главе 2 нашей Конституции, как были, так и есть. Поменяли порядок кое в чем, так это чтобы злоупотреблений не допускать. Ради граждан же, дабы обеспечить права и свободы, чего ж вы?! Прямо так и пишут в обосновании. Таких штучек у столпов государства и, обслуживающих государственную целесообразность, записных политолого-юристов и СМИшников превеликое множество. Поневоле приходится соответствовать, чтобы отделять зерна от плевел.
Так вот, любая общественная деятельность сопряжена с расходами, особенно когда оказывается квалифицированная помощь. Независимость, без которой нельзя представить правозащитную работу, обеспечивается поступлением средств из разных источников, в том числе и зарубежных. Здесь уместно будет сказать о наднациональности прав и свобод человека. Всеобщая декларация их провозгласила, государства их обязались обеспечивать и включили в тексты национальных конституций. Среди прочих, человек получил право обращаться с претензиями к государству в международные органы и ожидать принятия непредвзятого и обязывающего решения. В создании универсального механизма, гарантирующего соблюдение прав человека, заключается главное послевоенное открытие человечества. Поощрение деятельности негосударственных организаций в сфере защиты прав и свобод человека — это часть общемировой практики, но, по-видимому, только не в России, где законодатель отнес эту неудобную деятельность к политической, а правозащитника заклеймил «иностранным агентом». Но дело даже не в том, что дополнительная регламентация усложняет деятельность правозащитных организаций, возможность запрещения контролирующими органами их программ делает такую деятельность попросту невозможной. Тоже можно сказать и о митингах. Их организаторов давно загнали в рамки, обессмысливающие проведение массовых мероприятий. Имеется ввиду отведение для них специальных мест вдали от помещений органов власти и местного самоуправления, то есть объектов, к которым обращено недовольство граждан, отказ в согласовании даже и этого места, если оно занято всегда готовыми к мезальянсу с властью ура-организациями. К этому нужно будет добавлять открытие счетов для аккумуляции денежных средств, для организации публичного мероприятия. Только ему, искусному государственному интерпретатору, может прийти в голову назвать это обеспечением прав и свобод человека и безупречным выполнением взятых государством на себя международных обязательств. Нам же все чаще приходят мысли о фактическом запрете «неотчуждаемых» прав на ассоциации и мирные собрания, митинги и свободы на выражения мнения.
Вы можете возразить и сказать, что в Государственной думе представлены партии разных политических спектров. Между прочим, в Великобритании парламентская оппозиция ее величества вполне встроена в политическую жизнь страны и даже зарплату за это справно получает и во Франции мультипартизм. Однако не Англия и не Франция, а Норвегия считается наиболее демократичной страной, ибо там как нигде население вовлекается в обсуждение насущной государственной жизни. Впрочем, и мы речь ведем не о развитии российского парламентаризма, а о самородной гражданской инициативе. Но вот низовая несистемная активность государству не нужна. Похоже, права и свободы человека будут применяться избирательно, только к тем, кто поддерживает почти уже государственный капитализм. Действительно, чего эти неудачники лезут туда, где им не рады? Кстати, кто за его выбор (госкапитализма) голосовал и какая разница между ним и госсоциализмом, когда и там, и там, на необъятных просторах конституционализма, густо засеянных неотъемлемыми права человека, неведомо откуда появляются политические гонения, тщательно упакованные в формы уголовных преступлений, и обильно взрастают «лишенцы», знакомые из, казалось бы, прошлой уже жизни.
2. Нет ничего удивительного в том, что создавшаяся ситуация представляется нам далекой от стандартов прав человека и идеалов демократии. Еще более угнетает мысль о запущенности процесса свертывания прав. Он, наверняка, не ограничится текущими законопроектами. Сложно представить, с чем придется столкнуться в результате такой «очеловеченной» политики.
Политические права и свободы – важная категория субъективных прав и свобод гражданина. Они охватывают сферу публичных интересов, предполагают возможность участия человека в общественно-политической жизни государства и осуществлении государственной власти. Чем больше властному режиму удается ограничить политическую свободу человека, освободится от демократических форм контроля, тем большим является отчуждение гражданина от реальной политической власти, больше возможности для манипуляций, государственного произвола. В этом смысле политические права граждан являются непременным условием функционирования всех других видов прав. Другая истина — в демократическом обществе права человека защищают меньшинство от власти большинства, так как права человека основаны на равенстве всех людей и не могут применяться избирательно. Умаление прав человека производит отнюдь не местечковый эффект. Цена тому – человеческое достоинство. К сожалению, эти простые утверждения на практике трудно усваиваются. У обывателя нередко возникает соблазн обмена прав человека на материальные блага. Есть и конкурирующие ценности. По этой и другим причинам права человека в России не укоренились.
Со своей стороны считали бы для себя важным помочь нашим гражданам углубить понимание природы политических прав и свобод человека, раскрыть свойства, показать зависимости, осознать возможные утраты и применять знание, в связи с их отстаиванием.
3. Стримы будем делать, пока не исчерпаем тему. Думаю, что можно рассчитывать не меньше, чем на десять стримов.

Сергей Исаев