Пермь мигрантская пережила переворот

«Всё течёт, всё меняется», говорили древние. Казалось, эта истина не коснётся нерушимой системы трудовой миграции, сложившейся в Прикамье. Мигрантский проект, который в прошлом году реализовал ПРПЦ, приоткрыл завесу над скрытыми связями мигрантов, посредников, диаспор, работодателей, госслужащих и правоохранителей, гармонии сосуществования которых могла бы позавидовать матушка-природа. Наш неутешительный диагноз состояния пермской системы иностранного труда-2014 был разослан в госорганы и опубликован на сайте ПРПЦ («Год среди мигрантов и чиновников»). Но ввиду сумасшедшей прибыльности бизнеса на мигрантах мы не тешили себя иллюзиями о скорой победе над коррупцией в сфере трудовой миграции.

Эту абсолютно торжествующую систему не могли разрушить инспекционные рейды и полицейские облавы, единичные гражданские и уголовные дела. Тем интереснее было через год снова окунуться в знакомую сферу и оценить происшедшие изменения, когда уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина предложила ПРПЦ принять участие в независимых общественных исследованиях. Мы решили разобраться, почему граждане, которые не жаловались на миграционную службу в самые махровые годы недоступности бесплатных государственных услуг, вдруг начали возмущаться и обращаться к омбудсмену.

Вывеска ФГУП "Паспортно-визовый сервис" висит и на шоссе Космонавтов, но мигранты предпочитают идти в УФМС

Вывеска ФГУП «Паспортно-визовый сервис» висит и на шоссе Космонавтов, но мигранты предпочитают идти в УФМС

Новая метла по-новому метёт

Долгое время у прикамской миграционной службы не было постоянного главы. Только за один год нашей работы по мигрантскому проекту в УФМС сменилось три временных руководителя, и ни один не желал, чтобы общественность совала нос в служебные дела. Затянувшаяся чехарда с «ио» прекратилась, когда в начале года главой пермского УФМС был назначен саратовский чиновник Владимир Чудасов. С ним из Саратова прибыл десант специалистов и сразу взял быка за рога. Началась радикальная ломка устоявшейся системы, локальный переворот.

Сотрудников УФМС, работающих с трудовыми мигрантами, к июлю перебросили из головного здания на Компросе в Пермский миграционный центр на шоссе Космонавтов, 181а. Начальству виднее, зачем понадобилась эта практически военная операция по передислокации в разгар миграционного сезона. На новом месте был коренным образом перекроен порядок оказания государственных услуг. Введена электронная очередь, ограничено время приёма. Ужесточены условия для сотрудников, которые теперь сидят за стеклом и «под колпаком» многочисленных видеокамер.

В сентябре и октябре исследователи ПРПЦ четыре раза выходили в Пермский миграционный центр, где опросили около полусотни иностранцев и россиян. Итоги стали для нас полной неожиданностью. Мигранты, много лет приезжающие в Пермский край на сезонные заработки, утверждают, что впервые (!) получили возможность оформлять документы в пермском УФМС напрямую и бесплатно, в рамках закона. Работодатели говорят о прекращении рэкета, когда «за всё драли, но некуда было деваться», и отмечают, что в кабинет специалиста теперь не снуют без очереди «свои люди». Электронная очередь делает весь процесс прозрачным и контролируемым.

Фактически, у пермских мигрантов и работодателей впервые появился выбор: получать государственные услуги долго, но бесплатно в отделе УФМС на шоссе Космонавтов — или быстро, но платно во ФГУП «Паспортно-визовый сервис» на Компросе. Многие предпочитают ждать, лишь бы не переплачивать сверх установленных государственных расценок. А это означает перераспределение устоявшихся денежных потоков, на которых кормилась многонациональная армия посредников и криминальных личностей, поставивших на конвейер снабжение мигрантов липовыми бумажками.

Несмотря на уход из УФМС ряда специалистов, на профессионализм нынешних сотрудников никто не жаловался. Были даже хвалебные отзывы, искренности которых позволяет верить то, что опрос проводился на условиях анонимности. Некоторые работодатели считают, что сотрудники миграционной службы стали вежливее: не гоняют с первого этажа на шестой и «нет отношения, как к мусору». А заслугу в этом жители Прикамья приписывают конкуренции — реально появившемуся выбору между платным и бесплатным оказанием государственных услуг. Новая система, при всех её огрехах, показала себя жизнеспособной и является альтернативой прежнему состоянию дел в УФМС, когда, как выразился один работодатель, «беспредела и вакханалии было в разы больше».

Говорить о победе над коррупцией в Перми рано; скорее, это выигранное чудасовской командой сражение. Ирония ситуации заключается в том, что ничего выдающегося чиновники не делают, просто работают по закону. Но пробить доступ к бесплатным государственным услугам УФМС пришлось железной рукой. И в этом порок госструктуры, если её законность всецело зависит от воли руководителя, а не от системы сдержек и противовесов.

Во дворе Пермского миграционного центра сейчас затишье

Во дворе Пермского миграционного центра сейчас затишье

Кому плохо?

Во время опроса чётко выявилась группа «активно недовольных»: это так называемая принимающая сторона — российские граждане, сделавшие своим профессиональным заработком, будем говорить прямо, фиктивную прописку иностранцев. Это не только бедствующие бабушки-дедушки или алкаши, но и граждане вполне трудоспособного вида и возраста, приезжающие на машинах. Мигранты в их квартирах никогда не жили и не собирались жить, а прописка делалась без хлопот — отдаёшь нужные бумажки посреднику и получаешь деньги. Теоретически, так можно было и за мёртвые души сдавать уведомления в УФМС, прописывая иностранцев в квартиры почивших старушек… Теперь всё введено в законное русло: талон электронной очереди выдаётся только хозяевам жилья. Они должны отныне являться в УФМС лично и «убить» там полдня как минимум, чтобы получить с мигранта свои деньги, а посредники в стороне. Неудивительно, что гостеприимные россияне стали самыми яростными критиками новых порядков.

Жалуются на УФМС и работодатели, которые получают для мигрантов патенты, хотя по идее это могут сделать сами мигранты. Неужели бизнесмен по доброте душевной посадил на свою шею иностранцев, бегая с их бумажками по кабинетам? Ничего личного, только бизнес! Мигрантам некогда заниматься оформлением документов — они нелегально работают от зари до зари на того же самого бизнесмена.

К слову сказать, патент теперь жёстко привязан к трудовому договору (нет договора с работодателем — аннулируется патент), о чём в 2014 году приходилось только мечтать. Это законодательное нововведение увеличило поток обращений в УФМС (подача уведомления о заключении трудового договора, потом — о расторжении), но работодатель уже не может так легко и безнаказанно, как прежде, кидать мигрантов с зарплатой.

За бортом оказались многие из тех, кто процветал при старой системе. Без боя сдаваться они не будут, тем более, что основания для жалоб объективно имеются. Переходный период проходит негладко. Новоселье в Пермском миграционном центре, связанное со сломом прежних методов работы УФМС, сопровождалось бытовым неустройством и ажиотажем среди клиентов. На шоссе Космонавтов, 181а, в отличие от всей Перми этим летом было жарко! Живую очередь за талонами занимали с ночи, в здание проникали через двойной фильтр: охранника и терминал электронной очереди.

Справедливости ради надо сказать, что в Миграционном центре старались облегчить посетителям условия ожидания: натянули во дворе тенты от дождя,  поставили туалетные кабинки, а с наступлением холодов запустили очередь в тесноватое помещение. Но до комфорта и быстроты обслуживания, как во многофункциональных центрах, далеко. И сегодня это используется как оружие в попытке реставрировать старую систему.

На отсутствие информации мигранты не жалуются

На отсутствие информации мигранты не жалуются

Что год грядущий нам готовит

С 1 января 2016 года на рынок иностранного труда в Перми придёт новый законный игрок — уполномоченная организация, назначенная губернатором. Она будет принимать документы на патент и прочее, чем должна отчасти разгрузить УФМС от наплыва посетителей, грозящего коллапсом в новом весенне-летнем сезоне трудовой миграции. Вокруг этого назначения стоит ожидать мышиную возню и лоббирование чьих-то интересов на краевом уровне. С выбором уполномоченной организации связана, вероятно, критика новых порядков УФМС, начатая именно сейчас, а не в те месяцы, когда люди ночевали под дождём у стен Миграционного центра.

Опрос показал, что работодатели и мигранты не посвящены в «тайны мадридского двора»: они, как правило, не знают о грядущем введении уполномоченной организации. Те же, кто слышал о ней, испытывают двоякое отношение, опасаясь увеличения своих расходов.

У ПРПЦ тоже зреет предположение, что созданная региональными властями уполномоченная организация может быть подвержена коррупции. Ни в коем случае нельзя доверять её в руки тех, кто уже одиозно проявил себя на миграционном поприще, даже если это золотой специалист. Необходимо учитывать, что мигранты и работодатели склонны действовать в обход закона, а должностные лица без «колпака» плотного надзора рискуют не устоять. В конце концов, искушение деньгами никто не отменял и мало кто выдерживал.

Татьяна Кротова

Просмотров: 1 306