Референдум в России – право уснувшее вечным сном?

1

Фраза о том, что мы были уверены в избрании господина Дёмкина его коллегами – депутатами Пермской городской думы, главой МСУ не совсем точно передает степень нашей уверенности. Пожалуй, точнее, будет так: «Мы были абсолютно убеждены и ни секунды не сомневались в том, что именно этот господин, имеющий в городе строительный бизнес, а значит и акцентированный интерес, займет это место. Вероятно, мы несколько утрируем ситуацию. Реальный расклад и мотивация сторонников/противников Демкина в реальности несколько сложнее представляемой здесь. Но факт остается – выбор главы города Перми из числа своих проверенных в течение 10 лет, «единоросса» и директора, никаких неожиданностей и никакой инициативы. Шансы других кандидатов — ничтожны и даже меньше. Также как и возможности жителей Перми, готовых поддержать своими голосами 13 кандидатов на этот пост. Гражданские активисты, представлявшие позиции с десяток общественных организаций, несколько лет назад на протестных акциях очень шумно предупреждали граждан о том, что так оно и будет, заявляли о несогласии с умаление прав граждан в части общегородского избрания главы города. Общественному гласу ни краевая власть, ни ОМС тогда не вняли, не церемонятся и сейчас.

И все-таки, немало пермяков чувствует в себе уверенность поддержать наиболее импонирующую повестку городского развития, предложенную кандидатами в мэры. Для этого выбор следует делать самостоятельно, а не с помощью собрания посредников. Чтобы повлиять на ситуацию остается последнее – воспользоваться правом на референдум. Референдум — это форма непосредственной (прямой) демократии. Это когда граждане принимают властные решения напрямую, не доверяя право принятия решения посредникам, депутатам, выборным должностным лицам.
Референдум нужен для решения важного и срочного вопроса, понятного по своей сути всем. Вопроса, разделяющего общество на две части. Вопроса, по которому у депутатов и выборных лиц может быть иное решение, чем у большей части общества.
В некоторых странах, например, как в Швейцарии, есть традиция регулярных референдумов, когда сами же депутаты и чиновники, ряд важных, потенциально разделяющих общество вопросов, выставляют на ежегодные референдумы. Граждане привыкли к такой традиции и ежегодно, в одну и ту же дату, берут на себя такую ответственность.
В некоторых странах референдум событие чрезвычайное. Например, Брекзит в Великобритании, или вопрос об отделении Каталонии в Испании. Во Франции был референдум об усилении президентских полномочий, внесенный Де Голем, который президент Де Голь проиграл и был вынужден уйти.
В ряде стран, будущих фашистских, диктаторы: Муссолини, Гитлер использовали референдумы как бескровный антиконституционный переворот. Они использовали референдум как поворот от демократии к тоталитаризму. Должны с сожалением сказать, что, по нашему, теперь и в современной российской истории есть пример референдума, когда граждане фактически были лишены права агитировать «против» поправок в Конституцию РФ.
К этому следует добавить, что сами граждане России фактически лишены права на референдум. Это конституционное право сопряжено со множеством ограничений при формулировке вопроса. Например, если какой-либо вопрос по местной и региональной компетенции, урегулирован федеральным законом, то на референдум его выносить нельзя. Хотя сам смысл федерализации заключается в том, что федеральные законы не должны лезть в компетенцию регионов и местного самоуправления. Ещё одним непреодолимым препятствием для назначения референдума становится сбор семи процентов подписей в месячный срок. Есть и другие барьеры в реализации этого политического права. Так в Пермском крае в 2017 – 18 гг. трижды запускали процедуру регионального референдума о возвращении прямых выборов мэра. Проходили избирком и упирались в депутатов законодательного собрания. Решение ЗС ПК обжаловалось в суде, правда, позитивного результата не получили.
Картина, сходная с описанной, наблюдается во всех российских регионах, где выдвигались инициативы о проведении референдумов. Но в России гражданские активисты считают, что руки опускать не стоит. Они предлагают использовать процедуру назначения референдумов как демонстрацию региональной оппозиционной повестки, как процедуру сборки протестных сил. Поскольку, другие формы выражения протеста в России сильно ограничены либо забюрократизированы настолько, что становятся непосильны для их организаторов.

С. Исаев