В Перми социальные службы и милиция незаконно забирают детей от родителей

Сотрудники полиции отобрали у матери пятнадцатилетнюю дочь. Девочка абсолютно безосновательно полмесяца находилась в одном из социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних в Перми.

Мария Глаголева (имя и фамилия изменены), приехавшая из Узбекистана и пока не получившая Российского гражданства, обратилась в Пермский региональный правозащитный центр конце апреля. 18 апреля 2012 года, утром, ее дочь вызвали по телефону в полицию, а затем оттуда отправили в социально-реабилитационном учреждение для несовершеннолетних (филиал «Дома надежды» по адресу ул.Д.Давыдова, 10). Сама Мария в тот день находилась в больнице. О месте нахождения ребенка ни матери, ни родственникам ничего не сообщили. Найти свою дочь Мария смогла только на следующий день.

В социально-реабилитационном учреждении для несовершеннолетних матери сказали, что девочка не может покинуть центр, поскольку есть акт оперативного дежурного ОП № 6 дислокация Ленинский район о том, что ребенок нуждается в социальной реабилитации, но предоставить матери этот документ отказались. Только 25 апреля Мария получила лишь справку о том, что ее дочь находится в реабилитационном учреждении на основании акта сотрудников полиции в котором было указано что девочка «оказалась в социально-опасном положении, так как ее мать находится на стационарном лечении в больнице».

Никаких оснований для помещения ребенка в реабилитационный центр не было, в отсутствие матери девочка находилась с бабушкой. Более того, Мария отказалась от стационарного лечения, когда узнала, что ее дочь забрали сотрудники полиции, в больнице она находилась всего несколько часов.

Вплоть до 2 мая 2012 года девочка была в социально-реабилитационном учреждении. И лишь 2 мая 2012 года территориальным управлением Министерства социального развития Пермского края по городу Перми было направлено письмо директору социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних о том, что в соответствии со ст. 121, 211, 123 Семейного кодекса РФ, оснований для постановки несовершеннолетней Глаголевой Елены (имя и фамилия изменены) на первичный учет в органе опеки и попечительства отсутствуют. Документ также обязал передать Елену ее матери Марии Глаголевой.

Таким образом, ребенок по какой-то неизвестной прихоти сотрудников полиции и органов опеки оказался в реабилитационном центре для несовершеннолетних и, пока шло разбирательство внутри бюрократической системы, находился там, в изоляции от своей, к слову сказать, абсолютно нормальной семьи 14 дней. Вопрос первый — кто должен ответить в данном случае? Вопрос второй — это теперь с каждым так можно?

Просмотров: 486