Забытая Конституция (послесловие к 9 сентября)

trutnev

Суд над протестующими из-за пенсионной реформы, в котором мне как защитнику одного из задержанных недавно довелось участвовать, наводит на грустные мысли. Возникает и усиливается ощущение, что полиции всё можно, а гражданам можно только работать и умирать.

В Перми 9 сентября были задержаны, по данным штаба Навального, 24 участника митинга против пенсионной реформы. Судебные процессы над такой массой людей шли в последующие два дня. Времени на подготовку линии защиты осталось мало, поэтому адвокаты накануне судов работали за полночь. Стояли вопросы законности привлечения к административной ответственности задержанных на митинге.

Позиция, дружно представленная всеми юристами, была основана на уже достаточно устоявшейся практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и на буквальном прочтении Конституции Российской Федерации. Она говорит о том, что граждане имеют право свободно собираться для проведения публичных мероприятий и выражать свои мысли, мирно и без оружия, а государство обязано способствовать безопасному проведению таких мероприятий. Ау, власти, очнитесь! Вспомните свои конституционные обязанности: вы должны помочь всем желающим реализовать право на мирные собрания, и если надо — оградить участников публичного мероприятия от нападок и эксцессов. Помочь и оградить. На этом роль государства заканчивается.

И, собственно, в этом логика толкования европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, которая предлагается ЕСПЧ и является частью российского права. Даже без учёта практики Европейского суда, который кто-то слушает, кто-то не слушает, есть общее понимание проблемы: безопаснее для общества давать возможность оппозиционным группам высказываться. И события 9 сентября очень наглядно свидетельствуют об этом.

Из видеозаписи, с которой я ознакомился в ходе судебного рассмотрения, можно сделать следующие выводы:
1. Группа шла достаточно мирно, выражая мнение о том, что пенсионная реформа — это плохо, с чем, я думаю, многие согласятся. Шла по тротуару до того момента, пока полиция не стала предпринимать действия, направленные на прекращение этого мероприятия.
2. Полицейские стали физически выдавливать протестующих, хотя непонятно куда (видео порезано). Соответственно, там создались какие-то пробки. Начали задержания, что вылилось в рост конфронтационных настроений и проявление нервозности в рядах митингующих.
3. Выход небольшого числа участников на проезжую часть явился, на мой взгляд, прямым следствием действий полиции.

В Перми сегодня выносятся решения, которые противоречат практике Европейского суда, и это совершенно очевидно для всех юристов, включая судей. Возникает ощущение, что наш суд не проявляет независимости и не является в этих делах арбитром, а фактически оформляет принятые полицией решения о привлечении к административной ответственности. Подобные действия, конечно же, порождают недоверие к судебной системе, и не только у специалистов, которые давно уже всё понимают, но и граждан. Мы видим, что показатель доверия к судебной системе у нас остаётся на крайне низком уровне.

Перспективы обжалования административных наказаний, которым подверглись задержанные участники митинга 9 сентября, в ЕСПЧ стопроцентные. Это означает, что российские власти, в том числе полиция и суд, ведут себя как закредитованный банкрот, который решает вопрос на сегодняшний день, откладывая накапливаемые проблемы на потом. Совершенно очевидно, что все лица получат положительные решения Европейского суда и в конце концов РФ выплатит им денежные компенсации в достаточно высоком размере. Всё это будем платить мы с вами, налогоплательщики, — не судьи и не полицейские. Российская Федерация не может просто взять и отказаться выплачивать компенсации, эти решения имеют точно такую же обязательность, как если бы они были приняты российским судом. Министр юстиции РФ отчитывается ежегодно в Совете министров стран Европы о том, каким образом исполняются решения судов.

На акции против пенсионной реформы в центре Перми, 9 сентября. Фото со страницы ВК гражданского активиста Михаила Касимова

На акции против пенсионной реформы в центре Перми, 9 сентября. Фото со страницы ВК гражданского активиста Михаила Касимова

К чему приводят репрессии со стороны полиции и судов? Несомненно, они провоцируют рост протестных настроений. В головах-то закладывается, что с государством дружить не надо. Вкупе к общему ухудшению положения дел в стране (а мы видим это ухудшение, если смотреть не Первый канал, а на свой кошелёк и холодильник) такая агрессивность государства к своим же гражданам порождает ответную агрессию среди населения. Ни к чему хорошему, по опыту 17 года прошлого столетия, это не приводит.

Репрессивный настрой государства, когда «под раздачу» может попасть буквально кто угодно, иллюстрирует история одного из пермяков, задержанных 9 сентября. Как рассказал его адвокат, в доказательной массе, которая находилась в суде, был протокол административного задержания, написанный под копирку (там даже фамилия другого задержанного стояла, забыли поменять), такие же обезличенные объяснения полиции и видео. Собственно, привлечь к административной ответственности можно только указав конкретные действия конкретного лица. В объяснительных полиции ничего такого нет, они все под одну гребёнку.

Задержанный в объяснении указал, что живёт рядом, в окно увидел толпу, спустился посмотреть. Лозунгов не кричал, флагом не махал. С пенсионной реформой не согласен, протестующим сочувствует, но явился достаточно случайным прохожим. На видео тоже ничего нет на этого задержанного. В итоге перед судом был материал, где даже — повторюсь — протокол об административном правонарушении был выписан на другое лицо. И никаких доказательств, что подсудимый что-то совершал. Никого это не смутило. Штраф десять тысяч.

На таких основаниях можно было хватать весь город и привлекать к административной ответственности любого! И никто бы в судах даже не чухнул, и всех бы привлекли. В таком случае это не судебная система, а филиал ГУВД по оформлению административного наказания. И плохо именно это.

Резюмирую события 9 сентября, прозванные в СМИ «единым днём протеста». Властям пора вспомнить Конституцию РФ и дать гражданам выразить мнение. Это намного безопаснее для общества, чем гоняться за митингующими, хватать их и судить. Приходится напоминать очевидные вещи. Во-первых, если мирная группа пошла что-то сказать, то провоцировать её на конфликт — значит, порождать беспорядки. Во-вторых, если затыкать рот, вязать руки, умалять свободу слова — это будет только порождать новых «приморских партизан» и «фридманов», которые грабят банки (вспомните историю «лбовщины»). И в-третьих, противодействие государства не маргинализирует протестные группы, а напротив — увеличивает их и делает сплочённее.

Напряжение в обществе будет расти и обостряться — это то, чего власти добились разгонами митингов. Это естественная реакция на лишение прав человека, а значит унижение. Разве не было сознательным унижением протестующих предложение пермских властей провести митинг против пенсионной реформы на пляже КамГЭС? Именно манера плевать на политические права граждан, прописанные в Конституции, приводит к стычкам с полицией и несправедливым судебным решениям.

Сергей ТРУТНЕВ,
юрист-правозащитник

Просмотров: 304