Антиэкстремисты в засаде

В предыдущем номере «ЗЧ» мы рассказали историю молодой пермячки Евгении Вычигиной, которую привлекли к административной ответственности по статье «Производство и распространение экстремистских материалов». В сентябре постановлением судьи Кировского районного суда Евгения была признана виновной и оштрафована на тысячу рублей. В октябре апелляционным определением краевого суда постановление районного оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

Еще совсем недавно Женя Вычигина была беспечна и не подозревала, что по ее следу движутся безжалостные борцы с экстремизмом... Фото из семейного архива

Еще совсем недавно Женя Вычигина была беспечна и не подозревала, что по ее следу движутся безжалостные борцы с экстремизмом… Фото из семейного архива

Однажды проснуться экстремисткой

Сразу хотим отметить, что мы не встаем на защиту тех, кто осознанно распространяет экстремистские материалы. В нашем случае речь совсем о другом.

Напомним обстоятельства дела. Основанием для преследования девушки стал видео-ролик «Последнее интервью приморских партизан». Знакомый Евгении, который находился у нее в друзьях в сети «В контакте», выслал ей ссылку на этот ролик и предложил отметить свое присутствие на данной видеозаписи. Евгения, ничего не подозревая и даже не просматривая данный ролик, автоматически подтвердила свое присутствие на  видеозаписи. Естественно, её на данной видеозаписи не было и быть не могло, просто есть в «В контакте» такая функция. А спустя 4 года для Евгении начался кошмар…

В 2012 году видеоролик «Последнее интервью приморских партизан» был признан экстремистским материалом решением одного из районных судов Нижнего Новгорода. А спустя ещё два года, в минувшем июне, домой к Вычигиной пришел молодой человек, который представился оперативником Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Пермскому краю. Он сообщил Евгении, что она  является распространителем  экстремистских материалов. Евгения пыталась понять, о чем идет речь… На что оперативник пояснил ей, что у нее на страничке «В Контакте» в открытом доступе находится запрещенный материал. Зайдя на свою страничку, Евгения предложила оперативнику показать ей этот материал. Поначалу и сам оперативник долго не мог отыскать ролик, просмотрел все видеозаписи на странице Евгении и отыскал нужную ссылку только в разделе «Видеозаписи со мной». После этого Евгения сразу же в присутствии оперативника отменила своё «присутствие» на видео. Документально это никак не было отражено. Для полицейского это явно было не так важно: добыча уже попалась! Вскоре материалы были переданы в Кировский суд, где судья Галина Овчинникова квалифицировала действия Евгении как «хранение и распространение», а краевой суд потом согласился с позицией районного.

К слову сказать, знакомый Жени, который опубликовал этот ролик на своей странице, отметил её присутствие на нём и послал ей запрос о подтверждении к какой—либо ответственности не привлечен и искренне недоумевает из-за истории с Евгенией…

Жить, не выходя из списка

Давайте, руководствуясь требованиями закона, а также здравым смыслом, проанализируем действия правоохранительных органов. Одним из основных направлений деятельности полиции согласно ст. 2 закона «О полиции» является предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений. Логично, что именно предупреждение стоит вначале! Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» устанавливает, что на территории Российской Федерации запрещаются распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения. Причём одновременно с решением о признании информационных материалов экстремистскими судом принимается решение об их конфискации.

Что же можно в контексте этого сказать о действиях правоохранителей и судов в истории с Евгенией? Возникает логичный вопрос: что делали  сотрудники ЦПЭ два с лишним года? А что делали судебные приставы—исполнители, ведь в решении нижегородского суда четко сказано о принятии мер по конфискации экстремистского ролика? На эти принципиальные вопросы нам так и не удалось получить ответа от судей. Ведь совершенно ясно, что если бы все ведомства сработали четко и выполнили требования закона, этот видеоролик и всяческое упоминание о нем были бы изъяты еще в 2012 году!

Суды не дали оценку этим доводам и вообще ушли от правотолкования. По нашему убеждению, это нарушает право на справедливое рассмотрение судебного дела. Вместо этого и районный, и краевой судьи настойчиво твердили, что, мол, узнать о том, что данный ролик является экстремистским якобы очень просто: достаточно заглянуть на официальный сайт Министерства юстиции РФ minjust.ru и просмотреть список экстремистских материалов!  Мы заглянули туда и с большим трудом разыскали там видеоролик «Последнее интервью Приморских партизан» под номером 1178. А теперь представьте себе, что вы являетесь активным пользователем  социальных сетей, и у вас куча друзей, которые шлют вам по десятку текстов, картинок-демотиваторов и видеороликов в день. По логике ЦПЭ и судей вы обязаны тут же проверить каждый из них на сайте Минюста, не находится ли он в списке экстремистских материалов. Более того, разместив ссылку или отметив своё присутствие на фото или видео вы должны регулярно всю оставшуюся жизнь проверять, не появился ли случаем материал в минюстовском списке! Ведь всё течёт и меняется…

Предупреждать или охотиться?..

Можно ли бороться с распространением экстремистских материалов в интернете более разумным и гуманным способом нежели тот, что применили к Евгении Вычигиной? Конечно можно, и, более того, эти способы применяются, и не где-нибудь, а в Пермском крае! Так, к примеру, минувшим летом прокуратура Карагайского района выявила на пяти интернет-сайтах литературу из федерального списка экстремистских материалов, а именно книги «Экономическая система в исламе» и «Книга единобожия». А прокуратура города Губахи обнаружила целых 13 интернет-сайтов с экстремистским содержанием. И в первом, и во втором случаях прокуроры обратились в суды с исками к провайдеру ОАО «Ростелеком» с требованием ограничить доступ к соответствующим интернет-ресурсам. Иски были удовлетворены, и доступ к этим сайтам ограничен. Распространение экстремистских материалов теперь исключено. Просто и эффективно, не так ли? Причём в режиме того самого рекомендуемого законом предупреждения правонарушения. Ведь действительно, проще и справедливее организовать качественный контроль за немногочисленными провайдерами и предупреждать возможное размещение запрещенных роликов и материалов, а не искать виноватых среди миллионов пользователей социальных сетей!

Да вот беда: отчётность по выявленным экстремистам в этом случае хромает… Поэтому пермские борцы с экстремизмом и выбрали другую тактику: бесконечную охоту на страничках «контакта», бессмысленную и беспощадную — ведь всегда найдётся бедняга, случайно ткнувший не ту кнопку… Оп-па! — экстремист выявлен и обезврежен! Не важно, что это не бородатый боевик-ваххабит с автоматом, а какая-нибудь несчастная вполне законопослушная девочка-студентка, даже во сне не помышлявшая об экстремистской деятельности — отчётность по инстанциям уже пошла. У девочки испорчена карьера: её, например, как «экстремистку» уже не возьмут работать на государственную или муниципальную службу. Зато ЦПЭ исправно ловит экстремистов и получает новые звёздочки.

А что касается судьбы Жени Вычигиной, то с судебными решениями по ней мы разумеется не согласны и обжалуем их сейчас в вышестоящие инстанции. Потому что вся её история выглядит как необоснованные и избыточные репрессии. И тиражироваться эта скверная история может теперь сколько угодно…

Павел Левашин,
юрист ПРПЦ

Просмотров: 458