«Дела» сердечные

Реакция: Поможет ли объединённая гражданская инициатива исправить ситуацию?

Описанная в предыдущем номере история смерти от синегнойного сепсиса пятилетней Ани Фаткуллиной после операции, проведенной руководителем Пермского федерального кардиоцентра Сергеем Сухановым и возбуждение уголовного дела вызвали большой резонанс. Появилось ли в ней нечто новое? Слово дедушке погибшей девочки – пермскому журналисту А.Константинову.

Как военный корреспондент Аркадий Константинов прошел семь горячих точек. Откуда ему было знать, что свою самую страшную схватку ему придется вести против чиновников от пермского здравоохранения...

Как военный корреспондент Аркадий Константинов прошел семь горячих точек. Откуда ему было знать, что свою самую страшную схватку ему придется вести против чиновников от пермского здравоохранения…

Г-н Суханов по-прежнему отделывается заявлениями в духе «собака лает, караван идёт» и отговорками типа «все вопросы после следствия». Что ж, логично. Любая полемика для него сейчас заведомо проигрышна. Факты-то налицо. Другое дело, что настала пора пиарить создание регионального отделения Общероссийского народного фронта, на пост руководителя которого Сергей Германович претендует. С этим куда проще: в «независимых» СМИ уже появилась «заказуха». Скоро она хлынет волной, а попытки противостояния ей будут либо объявляться «антинародными», либо игнорироваться. 18 апреля на заседании координационного совета создаваемого ОНФ Прикамья Суханов, комментируя привлечение в него новых лиц, заявил: «Свежая кровь всегда улучшает ситуацию». О зараженной синегнойной палочкой и другими инфекциями крови своих пациентов – нигде ни слова.

Я обратился к членам совета с предложением, пока суть да дело (напомню: уголовное), воздержаться от выдвижения кандидатуры господина Суханова. В ответ – тишина.

Касательно чиновников складывается впечатление, что они лавируют, смотрят, как будут разворачиваться события. Мол, уймётся же рано-поздно Константинов, поймет бесполезность прошибания лбом надёжных бюрократических стен. Например, 20 марта я послал обращение Виктору Басаргину – и как губернатору, и как председателю попечительского совета кардиоцентра. Затем второе, третье. До сих пор ничего от него не дождался.

Молчит и глава краевого правительства Геннадий Тушнолобов. Хотя ещё раньше получил от меня обращение не только почтой, но и «челобитно» — лично в руки.

И вдруг в почтовом ящике – письмо с броской надписью на конверте: «Президентское». Содержание оного – хоть плачь, хоть… Выступающий «от имени Президента» главный федеральный инспектор по Пермскому краю Олег Веселков сообщает: «В целях обеспечения полного и всестороннего исследования обстоятельств происшедшего, ваше обращение направлено в региональное СУ СК РФ. О результатах вы будете мною извещены». Но позвольте! Следственный комитет возбудил уголовное дело задолго до веселковских потуг. Каким-то образом воздействовать на этот орган ГФИ не уполномочен. Вдобавок ко всему дело №320 передали от Ленинского райотдела Перми в Уральское окружное управление СК РФ. О чём Веселков должен был узнать, прежде чем «футболить» обращение. Дальнейшее нетрудно предугадать: руководитель СУ СК Заббарова отпишет Веселкову, тот – мне… Всё, тема закрыта. В просторечии это называется «динамить», «гонять по кругу».

Вице-премьер краевого правительства Надежда Кочурова, будучи спрошена журналистами о трагедиях в ПФЦССХ, заявила: «Проверка там проводилась не только краевым министерством здравоохранения, но и Роспотребнадзором. Проверка четко подтвердила, что внутрибольничной инфекции в Центре нет. И для нас это было основанием, чтобы не предпринимать никаких действий по приостановке или вмешательству в деятельность медучреждения».

Надежда Григорьевна училась в Академии госслужбы, где я преподаю. Об азах соподчиненности и пределов полномочий представление я имею. Крайминздрав по определению не мог проводить никаких проверок федерального центра. Всё ж таки я попросил ознакомить меня с актом проверки. Таковой, разумеется, отсутствует. Что подтвердилось при моей личной встречах с Кочуровой и краевым министром здравоохранения госпожой Крутень. Ах да, упоминался Роспотребнадзор. Документ последнего у меня имеется. Перечисляющий нарушения и констатирующий, что последние «способствовали причинению вреда жизни и здоровью больной Фаткуллиной А. при пребывании в ПФЦССХ».

«Знаю-знаю», — заверяет Кочурова и предлагает назвать кандидатуры в некую экспертную комиссию, которая бы непременно докопалась до истины. О том, кто её создаст, на каких основаниях и с какими полномочиями – ни слова. Снова замаскированное «динамо»? Ещё одно предложение Кочуровой: представить перечень лиц, чьи трагедии оказались аналогичны Анечкиной. Да, ко мне обращаются такие, а также их родные и близкие. Однако не проще ли затребовать исчерпывающую информацию с Суханова? Ах да, — полномочия-то у «краевиков» ограничены…

Вот лишь единицы из, думается, обширнейшего кардио-мартиролога: Анатолий Бикмаев (?.4.12), Татьяна Захарова (2.6.12), Владимир Ширинкин (1.7.12), Валерий Прохин (15.8.12), Мария Дедова (15.9.12), Василий Журавлев (25.9.12), Дмитрий Лядов (6.12.12), Дмитрий Чудинов (2.12.12), Анна Фаткуллина (4.1.13), Валерий Бикмаев (11.1.13), Валентина Мясникова (15.3.13), Алексей Чураков(3.4.13), Олег Кочергин (25.4.13)… Конечно, надо уточнять и дополнять. В чём я надеюсь на вашу помощь, уважаемые читатели. А то иной раз, не представившись, скинут через Интернет отрывочную информацию. Или позвонят. Например, относительно смерти Владимира Сединина (19.1.2013). Опасаюсь и заведомых провокаций. Поди потом, докажи…

Вижу подвижки в отношении пострадавших от халатности людей в белых халатах со стороны регионального Уполномоченного по правам человека Татьяны Марголиной. Она подчёркивает, что больше всего к ней поступает жалоб на ПФЦССХ, упомянула о смертях и уголовном деле. Уполномоченный побывала в Центре, «достигла взаимопонимания» с Сухановым по вопросу «установления доверительных отношений с пациентами и членами их семей на всех этапах взаимодействия». А в это время умирал упомянутый Олег Кочергин. Его Марголиной, разумеется, не показали. Вдова по моей рекомендации тут же ей пожаловалась, и обратилась, нет, не к Суханову за утешениями, в компетентные органы. То же собирается сделать находящийся на грани жизни и смерти пациент ПФЦССХ кировчанин Валерий Сергеев. Всё тот же синегнойный сепсис выявили кировские медики. Потому о нём и стало известно.

Компетентное мнение

Наталья Козиолова, доктор медицинских наук, президент Ассоциации кардиологов Пермского края — из выступления 17 мая на круглом столе «Проблемы кардиохирургической помощи», организованном уполномоченным по правам человека в Пермском края Татьяной Марголиной:

«Известно, что многие осложнения, например, гнойно-септическое, проявляется после того, как пациент выписан. И вот эта статистика, открытая и объективная, у нас отсутствует. 2% осложнений и смертей фигурируют в отчётности потому, что при выписке 98% пациентов ПФЦССХ числятся здоровыми (так оценили и состояние Ани). Получается, если «выздоровевший» преставился в сельской больнице или в избе на печке, ПФЦССХ не при делах. А взять бы да и промониторить состояние бывших пациентов, скажем, через год после операции. Может, иных и в живых-то нет?.. Поэтому мы можем приводить лишь отдельные факты, проводить аналогии и понимать, что в ПФЦССХ далеко не всё идёт гладко. Возьмем однотипный федеральный центр в Красноярске. Там такое же количество операций, но ведь такого количества жалоб как в ПФЦССХ нет.
Центру нужно прекратить направлять своих «вербовщиков» на поиски пациентов по краю и соседним регионам (Кировской области и Удмуртии). Те, наспех осмотрев по 100-200 пациентов, чохом автобусами привозят их в ПФЦССХ… А взять сами операции. Таковые сегодня проводятся как на открытом сердце, так и чрезсосудистым доступом, без вскрытия грудной клетки. В Красноярском центре соотношение: 7 — на закрытом сердце, 1 — на открытом. С.Суханов же планирует в этом году провести 3000 операций на открытом сердце. Это не соответствует ни российским, ни международным стандартам. Если такая практика будет продолжаться, это, безусловно, приведет к дальнейшим нарушениям и, как результат, гнойно-септическим осложнениям. Наконец, очень важен реабилитационный период — его, к сожалению, не было никогда за все время существования Института сердца. Проблема существует и сейчас».

Аркадий Константинов

«Синегнойная история» прогремела в трёх регионах. Уверен, за этим последуют новые уголовные дела, проверки обоснованности отказов в возбуждении таковых. Прошу всех, кто сталкивался с подобным, сообщить мне: тел.8-912-489-69-04, ar_kons@mail. Давайте объединимся и сообща потребуем привлечения виновных к ответственности, раскрытия реального положения дел в пермской кардиохирургии, улучшения медицинского обслуживания населения.

Просмотров: 383