Диагноз: проектомания

В классике советского кино перепуганный дядя кавказской пленницы, услышав словечко «волюнтаризм», требует: «В моем доме — не выражаться!». Спустя полвека выражаться приходится вновь. Словари учат, что в отчужденности народа, социальных групп и слоев от деятельности власти находятся корни волюнтаризма. Говоря по-простому, это такой образ действий, когда облеченные властью и приближенные к власти навязывают всем остальным свое понимание лучшего решения, наплевав на реальные условия и последствия.

Стремление кучки «избранных» реализовать желанные цели любой ценой, похоже, не пугает пермские власти. Волюнтаристские решения давно стали нормой нашей с вами жизни. Яркие примеры — история с переносом зоопарка, реконструкция площади перед драмтеатром и другие.

Проект Стены был дан пермякам как яблоко раздора. ФОТО НА САЙТЕ БЮРО «АРХИТЕКТОРЫ АСС»

Проект Стены был дан пермякам как яблоко раздора. ФОТО НА САЙТЕ БЮРО «АРХИТЕКТОРЫ АСС»

Стена пермского плача

С «нулевых» Пермь охватила проектомания. В группе риска — руководители краевого и городского уровней. Типичные симптомы: одиозный проект, как правило, заграничного происхождения… менее одиозный рецидив… пшик от проекта (-ов)…в озвращение в обычное состояние. Исход не летальный, но затратоемкость лечения измеряется миллионами бюджетных рублей. В прошлом номере «ЗЧ» мы поэтапно восстанавливали эпопею с проектами нового здания для Пермской художественной галереи (материал «А он, мятежный…»). Сегодня пришел черед рассмотреть «историю болезни» еще одной жертвы проектомании — фонтана на театральной площади, который в былые времена собирал вокруг себя горожан всех поколений.

Весной 2011 года «Пермский обозреватель» по итогам разговора со многими известными пермяками лирично пишет: «Фонтан на площади у драмтеатра – сердце Перми. Пермяки любят это место, свой фонтан, ставший для них почти живым существом…». Москвич Евгений Асс, которому заказан проект, другого мнения: «Главная проблема площади перед театром – отсутствие пространственного магнита, вокруг которого вращалась бы здешняя жизнь…». Из столицы, конечно, виднее! В качестве магнита общественно-культурной жизни пермякам преподносится большой деревянный забор, разделяющий площадь на две части. В проекте забор носит название «Стена», и по Перми пролетел слух, что перед драмтеатром установят Стену плача.

Все ждали обновленного светомузыкального фонтана, о заборе никто не мечтал. У пермяков новость вызвала бурю негодования, взбудоражена блогосфера. Вот самые мягкие высказывания тех лет: «Маниакальность, с которой власть проталкивает непопулярные и не принимаемые пермяками проекты, вызывает недоумение. Ну, сколько можно, живя на наши деньги, подленько издеваться над нами и над тем, что нам дорого?!». «Появление новых арт-объектов стоит обсуждать с жителями города хотя бы с помощью голосования в интернете». «Это грустно, но мнение горожан никто не спрашивает: если решили строить – то построят…».

В блогах питерцы сочувственно интересуются: «Какие согласования проходят в Перми подобные объекты? В Петербурге, к примеру: градостроительный совет — комитет по охране памятников — комитет по градостроительству и архитектуре — комитет по строительству — и только потом вынесение на рассмотрение правительства Санкт-Петербурга! Проще говоря, у вас должен быть шанс, что эту дрянь зарубят».

Надпись на эспланаде. Дело Стены живет! ФОТО: ТАТЬЯНА КРОТОВА

Надпись на эспланаде. Дело Стены живет! ФОТО: ТАТЬЯНА КРОТОВА

Поздно пить боржоми

В апреле 2011-го на сайте российских архитекторов «Архи.ру» выходит показательная статья «По обе стороны пермской «стены». В ней, в частности, сообщается: «По словам нового председателя городского комитета по культуре Вячеслава Торчинского, проект поступит на рассмотрение городской администрации в ближайшие дни, перед этим его обсудит архитектурная комиссия. Критическое мнение общественности учитывать не будут, заметил чиновник».

Пермский архитектор Александр Рогожников считал наилучшим вариантом конкурс по созданию проекта реконструкции театральной площади. Но все решено без конкурса. Проект заказан москвичам муниципальным автономным учреждением «Агентство социокультурных проектов» (АСП). Тем самым, о котором пермские антимонопольщики еще до этих событий заявили: «Совершенно непонятно, какую муниципальную услугу оказывает МАУ «Агентство социокультурных проектов» населению Перми. Налицо непрозрачный расход бюджетных средств». Кстати, загадочное «АСП» по сей день здравствует, являясь организатором мероприятий в ледовом городке «Буква-град» и давая объяснения по поводу лошади, сбившей 11 января трех человек на эспланаде.

Средства на реконструкцию площади были выделены драмтеатром, который финансируется из бюджета Пермского края. Проект стоимостью 350 миллионов рублей (через год он оценивался уже в 400 миллионов!) был представлен столичным бюро «Архитекторы Асс» в сентябре 2011 года. Той же осенью снесли главный городской фонтан.

В один голос со многими пермяками журналист Варвара Кальпиди заявила: «Я рассматриваю это как акт вандализма. Нельзя заниматься деятельностью, которая попирает человеческое достоинство и человеческие права. Они не имеют права отнимать у горожан право на свободу собраний (местом таких собраний много лет был фонтан на площади перед театром), свободу выбора (что им делать и куда ходить), в конце концов, отбирать возможность освежиться у воды в жаркий день».

По сообщению сайта properm.ru, в июне прошлого года, инспектируя ход работ на эспланаде, градоначальник Игорь Сапко задал администрации Перми вопрос, мог ли старый фонтан еще послужить пермякам. Увы, этот вопрос запоздал на три года.

Идеологи конфликта

Знал ли архитектор Евгений Асс, что из-за его проекта Пермь гудит как потревоженный улей? На сайте «Архплатформа.ру» в обзоре столичной выставки от 3 июня 2011 года читаем: «Самый занимательный планшет, стилизованный под стенгазету, сделали «Архитекторы Асс». На нем предстала «Пермская стена», всколыхнувшая волну негодования у жителей Перми. Историю проекта вместе с разгоревшейся вокруг него полемикой Евгений Асс, глава бюро, честно, не упустив самую жесткую народную критику, изложил как на своем стенде, так и в прилагающейся к нему газете…».

Из представленного Ассом заключения следовало, что Стене все-таки быть, и она не испортит облик городской площади. Потому что так решили небезызвестные господа чиркуновы и мильграмы с торчинскими. На их стороне послушные СМИ, поющие хвалу смелым проектам, спасающим город от серости, а пермяков – от собственной неполноценности. Градус социального напряжения растет, городятся стены между обществом и властью…

Сам Асс и не скрывал, что задача Стены – провоцировать конфликт. «Конфликт вообще важен в театральном искусстве, — рассуждал архитектор. — Если на сцене поставить какую-то вещь поперек, то это уже создаст некую драму. Таким образом, появилась идея стены«.

Агрессивность выпирает даже в названии проекта – «Радикальная интервенция». Придумать, как обустроить пространство вокруг Пермского драмтеатра, Ассу предложил Эдуард Бояков, театральный деятель новой волны. «Размышляя, что можно сделать со зданием, я понял, что в него можно только воткнуться. Я назвал это «радикальной интервенцией»», — поведал Евгений Асс журналистке РИА Новости. По его задумке, деревянная стена высотой 9-12 метров должна вторгаться в драмтеатр через стекло фасада, «взрывая» интерьеры. «Я бы ее и в зал затащил», — признался Асс. После этого отпадают вопросы, почему в проекте безобидный с виду забор именуется «объектом-интервентом».

Прозрение чиновников

У новых пермских объектов прослеживается нездоровая тяга к лагерной эстетике: суровая зона набережной Камы, лесоповал на вокзале в виде огромной буквы «П». И стоял бы сейчас в центре города высоченный забор, который, как подметила краевая газета «Звезда», «…честно сказать, издалека напоминает лагерный». Но к осени 2012 года городские власти внезапно отказались от проекта Асса. Нет, депутаты Гордумы не вняли голосу униженной пермской общественности, отчаянно сопротивляющейся стене-интервенту. Они просто увидели, что 400-миллионный проект – это непомерно дорого. Некоторые издания, в частности Лента.ру, прозаически объясняют чудесное прозрение сменой губернатора.

Евгений Асс пытался спасти свое детище, удешевив проект почти на сто миллионов. Не хотите забор – давайте сделаем 200-метровую скамейку, брус-то для Стены уже закуплен! В начале 2013 года мэрия «зарубила» и этот вариант. Асс обиделся, брус остался на балансе драмтеатра, проект благополучно похоронили.

Теперь городские власти обещают на театральной площади новый фонтан «Река». Светодинамический, управляемый компьютером, с высотой струй до 14 метров. «Река» будет вровень с площадью, выложенной пятью видами разноцветной брусчатки. Наконец-то запроектирована такая «мелочь», как туалет. По июньским данным на properm.ru, общая стоимость реконструкции площади перед драмтеатром после всех корректировок составила свыше 360 миллионов рублей. Новый генподрядчик — ОАО «Пермдорстрой» в октябре провел тестовый пуск фонтана. Сегодня пермяки видят на эспланаде горстку рабочих, копошащихся за забором возле укрытых объектов, и ждут открытия.

Площадь перед драмтеатром как минимум до мая будет окружена строительным забором. И отчасти он уже воплощает идею Стены, которая должна была стать «…носителем информации, сценическим порталом, символом театра в городском пространстве». Красно-чeрно-белый со стороны улицы Ленина, забор исписан репликами из спектакля. Например: «Родителей, конечно, надо обманывать, а подругу — свинство». Как это слово отзовется? Не примет ли ребенок за чистую монету легкомысленное поучение, что красуется в центре города? Взрослые заигрались? Но если игра продолжается, то завтра можно подкинуть еще креатива заборному искусству: «Бюджет, конечно, надо пилить, а мужа — свинство».

Распилены бюджетные деньги, осевшие в карманах проектировщиков (ведь не в качестве благотворительности Асс и его команда разработали свою «Радикальную интервенцию»!). Горожане избавились от «Стены плача», которую невзлюбили с первого дня, но поздравить с победой язык не поворачивается. Потому что остались невидимые стены. А это значит, что местные чиновники не застрахованы от новых приступов проектомании, и нет гарантий, что пермяки увидят площадь перед драмтеатром именно такой, какую им пообещали. Хотя все знают, что для профилактики разорительных приступов есть одно верное средство – допуск широкой общественности к обсуждению и голосованию по общегородским вопросам.

Татьяна Кротова

Просмотров: 769