Экономия на туберкулёзе

«Доступность и качество медицинской помощи обеспечиваются организацией оказания медицинской помощи по принципу приближенности к месту жительства…
Организация охраны здоровья осуществляется путем обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения…»
(ст. 10, ст. 29 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» от 21.11.2011 № 323-ФЗ)

К ограде на Советской, 102-б, подкатывает иномарка, вышедший из неё мужчина кашляет и сплёвывает на тротуар, направляясь к дверям противотуберкулёзной поликлиники. Мимо спешат стайки ребятишек — рядом с инфекционным заведением, создающим повышенный бактериальный фон, стоит большая школа № 32. Тот, кто устроил сборище больных туберкулёзом в густонаселённом квартале по соседству со школой, в этой жизни вообще ничего не боится!

Экономия на туберкулёзе

Спрятавшись за углом жилого дома, курят школьники лет 12-13-ти. «Вам мало тубдиспансера под боком?» — качает головой прохожая. Юный умник втолковывает ей, что никотин окисляет палочку Коха, не давая развиваться болезни. Видимо, вычитал эту оптимистическую чушь где-то в Интернете (не пора ли проводить по школам контрразъяснительную работу?). Сложно, очень сложно убедить подростков в опасности туберкулёза, когда для них это привычный сосед…

Благие намерения Минздрава

Туберкулёз представляет собой глобальную проблему, социально значимое заболевание, борьба с которым во всём мире ведётся под патронатом государства. «Туберкулёз должен жёстко контролироваться, иначе заболеваемость сразу идёт вверх», — предупреждают фтизиатры. Учитывая серьёзность проблемы, были приняты Федеральные законы № 52 от 30.03.1999 «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», № 77 от 18.06.2001 «О предупреждении распространения туберкулёза в РФ», Закон Пермской области от 03.03.1995 г. № 186-28 и многие другие нормативные акты, направленные на защиту современного общества от опасного заболевания. Каковы же наши успехи в этом деле?

По данным Всемирной организации здравоохранения, порог эпидемии начинается с 50 заболевших на 100 тыс. населения. Если без прикрас, то в Прикамье идёт необъявленная эпидемия туберкулёза: среднемноголетний показатель заболеваемости в нашем крае достигает 88,4 на 100 тыс. населения, что в полтора раза превышает российский показатель (49,7). Влияет на ситуацию и то, что наш лесной край издавна был тюремным, и неблагоприятный климат, и развал отлаженной советской системы здравоохранения. Так, в 2011-2015 годах заболеваемость населения края туберкулёзом варьировала в пределах 66,4 — 84,6 на 100 тыс. человек с тенденцией к росту. В прошлом году резко подскочила детская заболеваемость туберкулёзом, особенно среди малышей до 1 года (в три раза!), а также отмечен рост заболеваемости в Перми (на 4,5%). Печальное первенство по уровню распространения этой инфекции держат Сивинский, Чердынский, Верещагинский, Карагайский районы и Коми-Пермяцкий округ. Всё это вынудило Главного государственного санитарного врача по Пермскому краю Виталия Костарева признать неблагополучной эпидемическую ситуацию по туберкулёзу в Постановлении № 4 от 21.03.2017 «Об усилении мероприятий по профилактике туберкулёза среди населения Пермского края на 2017-2019 гг.».

И Минздрав взялся за усиление профилактики уже известными методами оптимизации всего и вся. За последние годы в Перми тихо исчезли районные дневные стационары, где больные туберкулёзом могли бесплатно пролечиться. При этом в краевом стационаре на шоссе Космонавтов, 160, где и так было тесно, мест не прибавилось. Без шума ликвидированы по всей Перми районные детские тубдиспансеры, которые закрывали под предлогом ремонта, но не открыли, оставив единственную поликлинику в закамском микрорайоне Водники. Приказ от 25 июля 2017 года об объединении пермских тубдиспансеров для взрослых, подписанный экс-министром здравоохранения региона Вадимом Плотниковым, фактически довершил разгром разветвлённой сети городской фтизиатрической службы. С октября этого года закрыты тубдиспансеры в трёх районах Перми — Мотовилихинском, Свердловском и Орджоникидзевском (остальные районы лишились своей фтизиатрии ещё раньше). Теперь все взрослые, на разных стадиях заболевания туберкулёзом, должны ездить на приём в центр города, в самые густонаселённые микрорайоны с основными узлами транспортных развязок. Парадокс, но именно Министерство здравоохранения превращает Пермь в зачумлённый город.

Потоки туберкулёзных больных даже с дальних окраин направлены в центр Перми. Замминистра здравоохранения Пермского края Михаил Мальцев считает такое решение Минздрава логистически обоснованным и целесообразным.

Потоки туберкулёзных больных даже с дальних окраин направлены в центр Перми. Замминистра здравоохранения Пермского края Михаил Мальцев считает такое решение Минздрава логистически обоснованным и целесообразным.

По статистике, туберкулёз в первую очередь убивает население трудоспособного возраста. На этом фоне более чем странным выглядит июльское решение министра о реорганизации, последствием которой стало закрытие в Перми нескольких тубдиспансеров для взрослых. Конечно, экономнее оставить один старенький тубдиспансер на весь город и не строить современного центра, но на чём делается эта экономия?..

В ответ на требование обеспокоенных граждан сохранить районные туберкулёзные отделения, из краевого Минздрава в августе поступила бумага за подписью замминистра (в настоящий момент — и.о. министра здравоохранения Пермского края) Дмитрия Матвеева, где перечислялись плюсы объединения тубдиспансеров. Пермяков заверяли в «оптимальной транспортной доступности» поликлиники на Советской, 102-б, куда запихнули все районы, и улучшении качества обслуживания пациентов за счёт работы узких специалистов.

Гладко было на бумаге…

Наш корреспондент недавно побывал на Советской, 102-б в районе эспланады, чтобы узнать в каких условиях работают врачи и довольны ли пациенты обещанным улучшением. Ожидавшая возле одного из медкабинетов женщина пожаловалась, что два часа добиралась из Голованово, а ехать в такую даль пришлось второй раз за неделю. Зло срывают на врачах. «Я им сказала: плюну на всё, больше не поеду сюда! Они этого от нас добиваются?» — возмущается жительница Орджоникидзевского района.

Пациенты недовольны: в районных тубдиспансерах им выдавали лекарства на целую неделю, а здесь всего на три дня! Это не только неудобство для больных, но и растущие риски для всего населения — толпы носителей палочки Коха вынуждены в два раза чаще ездить в центр. Похоже, чиновники Минздрава никогда не слышали разъяснений специалистов: «Даже не обязательно встретиться с заразным больным напрямую, достаточно просто вдохнуть воздух, в котором остались капельки его мокроты. Это может случиться где угодно — в транспорте, в магазине…».

- Тубдиспансер надо убрать за город, тогда меньше будет заразившихся, — считает 30-летняя пациентка с измождённым лицом и тенью под глазами.

Мы разговариваем на улице. Собеседница назвалась Ольгой и рассказала свою историю болезни. Год назад она вернулась из Анапы, где отдыхала с ребёнком, и сразу заболела обычной простудой. Терапевт направил на флюорографию (Ольга ежегодно проходила ФГ, всё было в порядке) — и вдруг… «Сначала я даже не поверила: откуда туберкулёз?!». Лечение в стационаре помогло, Ольга теперь кандидат на снятие с учёта.

- Я никогда не думала, пока сама с этим не столкнулась, — добавляет она напоследок, садясь за руль своей машины, — что СТОЛЬКО УСПЕШНЫХ молодых людей болеет туберкулёзом!

Её впечатления совпадают со среднестатистическим портретом пациента, который набросала директор НИИ фтизиопульмонологии Первого МГМУ им. Сеченова, профессор Ирина Васильева: «Молодой человек 24-35 лет, который ведёт активный образ жизни и при этом, возможно, перерабатывает; имеет средства на хорошее питание, но питается нерегулярно из-за своей занятости…». Заболеть туберкулёзом можно в любом возрасте, но особенно под ударом сегодня пермская молодёжь.

Экономия на туберкулёзе
Экономия на туберкулёзе
Сотрудникам поликлиники на Советской, 102-б тоже несладко. В некоторых кабинетах приём ведут параллельно по два врача, нагрузка на специалистов критично возросла. При этом условия не ахти: здание позапрошлого века, в помещениях дачные умывальники, регистратура в убогом подвальчике… Двухэтажный памятник архитектуры, по формату — маленькая районная поликлиника, явно не предназначен для обслуживания города-миллионника! Роспотребнадзор и Росздравнадзор смотрят сквозь пальцы на это безобразие, не реагируя на требование граждан срочно провести внеплановую проверку санитарно-эпидемиологического состояния поликлиники. Власти на голубом глазу твердят об улучшении условий, но по факту взрослые пермяки получили тройное ухудшение: скученность амбулаторного приёма, удалённость от врачей и ограничение по срокам выдачи лекарств. В условиях текущей эпидемии туберкулёза такая странная реорганизация выглядит, скорее, стимуляцией заболеваемости и деградацией пермской фтизиатрической службы, чем адекватными противоэпидемическими мерами.

В опасной зоне наплевательства

Первыми под нож пошли дневные стационары — единственная возможность бесплатно пролечиться от туберкулёза в своём районе.

Первыми под нож пошли дневные стационары — единственная возможность бесплатно пролечиться от туберкулёза в своём районе.

Чтобы оценить масштабы последних потерь, которые понёс город, мы проехались по закрытым тубдиспансерам в трёх районах города.

Экономия на туберкулёзе
В Мотовилихе, втором по численности районе Перми, два месяца назад ликвидировано противотуберкулёзное отделение. Оно работало в старом особнячке на Металлистов, 9 возле Дворца спорта «Молот». Здесь же был раньше и дневной стационар, принимавший по полсотни больных. Что такое 50 мест на 180 тысяч населения района? Это мизер, но около года назад забрали и его — дневной стационар закрыт. Теперь Мотовилиха осталась и без тубдиспансера для взрослых. По приказу регионального Минздрава, в освободившееся здание на Металлистов, 9 переводят из Закамска детский фтизиопульмонологический центр.

Экономия на туберкулёзе

Просторная улица в Свердловском районе, шеренга двухэтажных кирпичных домов. В этом тихом квартальчике неподалёку от хладокомбината, по адресу Лукоянова, 33 работал тубдиспансер для взрослых. Здание в октябре закрыто на ремонт, признаков которого при нашем посещении не наблюдалось. Не разделит ли этот тубдиспансер судьбу соседнего здания на Лукоянова, 31?

Экономия на туберкулёзе

Экономия на туберкулёзе

Здесь был дневной стационар для больных туберкулёзом, около пяти лет назад закрытый на ремонт. Сейчас бывший стационар стоит заброшенный, с раскрытыми настежь окнами, и медленно разрушается от снега и дождей.

Экономия на туберкулёзе
В здании тубдиспансера на Косякова, 22 (Орджоникидзевский район) ремонт проводится, но нет уверенности, что пациентов вернут сюда. Сроки окончания работ очень туманны, что беспокоит жителей района, временно переведённых на медобслуживание в центр города. Как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Это чиновникам легко рассуждать о транспортной доступности, а представьте, каково больным из Лёвшино или с Кислотных Дач добираться до поликлиники на Советской!

Глас вопиющего

Житель Мотовилихи, организатор здравоохранения по специальности Александр Ипатов считает объединение тубдиспансеров в Перми разрушением государственной противотуберкулёзной системы. Он так комментирует происходящее: «У нас всё ещё Зубаревым со товарищи уничтожено, но даже он не трогал туберкулёз!» (Анатолий Зубарев — бывший вице-премьер краевого правительства, отвечавший за социальную политику Прикамья при губернаторе Чиркунове*). Александр Германович практически в одиночку боролся с закрытием последних районных тубдиспансеров для взрослого населения в Перми. Он засыпал письмами все инстанции, выходил на руководителей Минздрава с предложениями о совершенствовании городской фтизиатрической службы, но его не услышали. Тогда Ипатов пожаловался в прокуратуру, Управление ФСБ, Роспотребнадзор и т.п. Результат нулевой, все государственные службы умыли руки.

Оптимизаторские действия краевого Минздрава в этом случае не вызвали открытого протеста больных туберкулёзом. Наряду с такими обычно используемыми схемами, как разобщённость и малоинформированность населения, тут сыграли роль и асоциальность одних пациентов, и нежелание других афишировать свою болезнь. Умело играя на человеческих страхах и слабостях, власти в очередной раз обокрали нас всех.

Экономия на туберкулёзе
Сегодня модно говорить об опасности искусственного интеллекта, о футурологических угрозах восстания машин. Да нет ничего страшнее людей-машин! И они уже здесь, они командуют и проводят в жизнь экономически правильные решения, отсекая всё лишнее человеческое. Люди-машины в лице управленцев, умеющих оптимизировать всё до полного конца, — продукт нашей эпохи. Казалось бы, сокращать медицину дальше некуда, но при такой тенденции в Минздраве сумеют обосновать даже полное уничтожение городской противотуберкулёзной службы. Люди-машины не моргнув глазом назовут улучшением вариант, при котором все больные туберкулёзом должны будут ездить из Перми в Москву. Аргументы сгодятся те же: транспортная доступность, узкие специалисты… И будут правы, чёрт возьми, в своей железной логике! Но кто даст сегодня гарантию, что социально рискованная реорганизация в нашем городе не обернётся катастрофической вспышкой туберкулёза?

Татьяна Кротова
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Просмотров: 107