Есть ли в России деньги на море для ребенка-инвалида?

Здоровье человека зависит от разных факторов — от наследственности, окружающей среды, его собственного поведения. Кто-то, обладая отменным здоровьем, почти никогда не болеет, кто-то болеет раз-другой в год — как придется. Но есть такие люди, которые болеют всю жизнь. И долг государства — социального государства — таким людям помогать.

В России — как в социальном государстве — существует федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», который, помимо прочих льгот, предоставляет инвалидам право на санаторно-курортное лечение. Раз в год, конечно, но это для многих, особенно для семей с детьми-инвалидами — огромная помощь. На бумаге всё происходит очень просто: медицинское учреждение дает инвалиду направление на лечение, инвалид подает подкрепленное этим направлением заявление на путевку, а Фонд социального страхования в течение года эту путевку выдает. Точнее, обязан выдать. На практике же всё совершенно по-другому.

Протянет ли государство инвалидам руку помощи? Фото: polvisti.com

Протянет ли государство инвалидам руку помощи? Фото: polvisti.com

Вместо того, чтобы дать путевку, Фонд ставит инвалида в очередь. Для нашей страны это, в общем, нормальная практика, но здесь немного другой случай. Очередь, в начале которой находится заветная путевка, состоит из порядка 13 тысяч человек — 13 тысяч нуждающихся в оздоровлении инвалидов. Инвалид звонит в Фонд раз, звонит другой — путевки всё нет, и год, в течение которого по закону она должна быть выдана, заканчивается. Фонд же объясняет это очень просто — нехваткой средств. Это похоже на правду, ведь, как нам объяснили в Фонде, на санаторно-курортное лечение на каждого инвалида выделяется что-то около 100 рублей в месяц. Что уж говорить, если сейчас, летом 2013 года, выдаются путевки по заявлениям, поданным до — внимание! — июня 2011 года. В год же Фондом закупается всего около 4000 путевок. Трудно поверить, что такая ситуация хоть кому-то понравится.

Естественно, инвалиды и сами, и с помощью прокуратуры или Пермского регионального правозащитного центра, подают ещё одно заявление, но уже в суд, с требованием обязать Фонд выдать положенную по закону путевку. Суд рассматривает это дело (причем, довольно долго) и, конечно, обязывает Фонд выдать путевку и тем самым реализовать законное право инвалида. Фонд подчиняется решению суда и дает инвалиду долгожданную путевку. Но тут есть один нюанс.

Заявление, которое инвалиды подают в суд, выглядит примерно так: «Прошу обязать Фонд социального страхования выдать мне путевку». Суд обязывает — Фонд выдает. Выдает одну путевку, т.к. инвалид (значит, и суд) требовал именно это. Может создаться интересная ситуация, когда инвалид, не дождавшись путевки в одном году, в следующем подает заявление на следующую. И может случиться, что Фонд «должен» уже две путевки. Если же инвалид требует путевку через суд, выходит, что, вместо ежегодной путевки он получает одну путевку в два года.

Заместитель прокурора Индустриального района Ирина Махнева сообщила нам, что в прокуратуре ведется непрерывная работа по обращениям граждан: «Естественно, для того, чтобы начать работу над делом, требуется желание самого лица. Если он намерен добиться реализации своего права на лечение, мы делаем всё возможное для того, чтобы ему помочь. Только за первое полугодие 2013 года нами было направлено в суд порядка 10 дел, а по множеству случаев ведётся разбирательство, и в суд дела будут направлены позже. Нужно отметить, что в прошлом году мы также направили несколько десятков дел в суд, и по всем делам были вынесены положительные решения».

Правда, судебные решения зачастую рискуют превратиться в мыльный пузырь. Инвалиды попадают в своего рода процессуальные силки: спор вроде бы разрешен, решение суда есть и вроде бы исполнено. Но и путевку человек получает не в срок, и своей путевкой (ФСС не может пойти против суда) «отодвигает» очередь, и другие люди ждут своих путевок еще дольше.

Хуже всего — что система с каждым годом все сильнее закрепляется. Очередь только растет, недовольных становится всё больше, а со стороны кажется, что Фонд играет с судом и с инвалидами в наперстки. А в такой игре всегда известен победитель.

В связи с этим появляются, казалось бы, закономерные вопросы. Почему Фонд никак не реагирует на судебную практику? Ведь обращаются инвалиды не по одному: по данным ПРПЦ счет идет если не на тысячи, то на сотни случаев. Что уж говорить, если прокуратура сама занимается этим вопросом и буквально обзванивает инвалидов с предложением вести их дело — значит, масштабы проблемы велики. Почему же тогда Фонд продолжает использовать эту, с точки зрения нуждающегося в путевке инвалида попросту неприличную, подпольную схему?

Да потому, что Фонд находится в тех же самых силках, что и инвалиды, только уже на более высоком уровне. Он не в состоянии угодить всем просто потому, что денег действительно дается мало. Вопрос только в том, почему из федерального бюджета в фонд поступает так мало? По заверениям заместителя управляющего Фондом в Пермском крае Наталии Котельниковой, приоритет отдается более важным статьям расходов, например, таким необходимым вещам, как коляскам, протезам, слуховым аппаратам и прочему, без чего инвалидам жить тяжело. И на это действительно выделяются деньги — совсем по другой схеме, и итоговая сумма больше соответствует действительным потребностям.

Вот некоторые статистические цифры. С 2005 по 2012 годы число инвалидов, нуждающихся в санаторно-курортном лечении, уменьшилось в Пермском крае почти в 2 раза. Аналогичным образом снизился и объём бюджетных ассигнований на путёвки. Вот только их стоимость при этом резко возросла. И в результате число приобретаемых путёвок уменьшилось за этот период уже не в 2, а в 4 раза. Динамика грустная, ничего не скажешь. Таким образом уровень социальных гарантий в этой сфере снижается.

Мы также слышали мнение, вероятно, имеющее распространение на федеральном уровне, что оздоровление инвалидов не так важно, и им можно немного пренебречь. Чисто с человеческой точки зрения эту позицию можно понять: без санатория прожить легче, чем без инвалидной коляски или слухового аппарата. Но есть закон, который, как известно, превыше всего. А закон гарантирует право на путевку — и при этом не исполняется.

Не хотелось бы думать, что повторяющаяся из года в год ситуация — результат социальной политики, проводимой кем-то «наверху», или что деньги на самом деле есть, но кто-то где-то методично уменьшает их количество, набивая себе карман и оставляя инвалидам тысячу с небольшим рублей в год на санаторий. Как бы то ни было, проблема остается, и страдают от нее все. И инвалиды, которым не достаются положенные по закону путевки, и Фонд, который не может выполнить свои обязательства. И в конечном счете все мы — ведь мы живем в стране, которая не может себе позволить отправить больного ребенка на море. Может ведь на самом деле. Знать бы только, не получается ли, или, что по-настоящему страшно — не хочет.

Инвалиды жалуются на то, что Фонд поступает с ними некрасиво. Фонд жалуется на отсутствие финансирования «там наверху». Уж неизвестно, на что жалуется «там наверху», но ситуация получается действительно грустная. И самое меньшее, что мы можем сделать, чтобы исправить хоть что-то — не оставаться равнодушными.

Никита Баранов

Просмотров: 931