Как мы сражались за речное училище

В предыдущем номере «ЗЧ» мы рассказывали об угрозе, нависшей над красивейшим пермским зданием Речного училища. В течение лета с домом происходили драматические события. Сегодня мы расскажем о них и о предварительном благополучном финале истории.

Полукаменный двухэтажный дом по Матросова (бывш. Ирбитская), 13 был построен в первое десятилетие ХХ века и принадлежал городскому обществу. Специалисты отмечают бесспорную архитектурную ценность постройки. По высочайшему повелению с 1913 года здесь обосновалось первое на Урале речное училище, здесь оно находилось до 1960 года. В последние годы тут действовала Вечерняя школа № 2. До недавних пор на стене дома висела мемориальная доска, извещавшая, что здесь работал герой Сталинградской битвы, а впоследствии известный пермский литератор Олег Селянкин (1917-1995). Доска была самовольно удалена со стены здания по распоряжению собственника.

Здание Речного училища в его первозданном виде, который собственнику предстоит восстановить

Здание Речного училища в его первозданном виде, который собственнику предстоит восстановить

Ранее Пермский краевой центр по охране памятников выполнил все научно-исследовательские работы по зданию речного училища, необходимые для приданию ему охранного статуса. Документы были официально переданы в Министерство культуры Пермского края, однако им по какой-то причине не давался ход на протяжении двух лет (!). А здание тем временем было выставлено на торги. А требовалось всего лишь выполнить экспертизу результатов исследования, Однако, региональный минкульт всё медлил. Смешно сказать — в бюджете не могли найти 5 тысяч рублей на гонорар эксперту! Почувствовав, что ситуация нагнетается, за дело взялась общественность: экспертизу у екатеринбургских экспертов организовали и заказали жители окрестных домов и Пермское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Экспертиза под руководством известного специалиста Людмилы Михайловой дала положительные результаты.

Но враг тоже не дремал… В первых числах июля собственник Матросова, 13, предприниматель, известный пермский автоперевозчик Игорь Колесников начал спешный «упреждающий» снос исторического здания, вероятно, именно за тем, чтобы не допустить присвоения ему статуса памятника. Формальный арендатор здания, ООО «Пермстройгруп», приступило к сносу, попутно при этом самовольно захватив прилежащий участок территории общего пользования. Бригада армянских рабочих начала ломать крышу исторической постройки… Отметим, что хотя минкульт тогда ещё официально не объявил здание памятником, оно тем не менее принадлежит к предмету охраны зоны регулирования застройки Р-4 согласно официально действующему Проекту зон охраны объектов культурного наследия г. Перми. И сносить его уже тогда было нельзя. К слову, существует уже и проект реставрации здания, разработанный архитектором Геннадием Возженниковым.

Как раз в эти же дни заключение экспертизы было передано в региональный минкульт. Там началась процедура рассмотрения документов. А противозаконный снос продолжался. Собственники верно прикинули, что через 2-3 дня ставить на охрану будет уже нечего, и участок под высотную застройку освободится… И тогда несколько десятков активных жителей окрестных домов, преимущественно дома № 101 по улице Монастырской, вынуждены были взять здание под народную охрану. К ним присоединилась и градозащитная общественность.

В это трудно поверить, но противостояние вокруг исторического здания продолжалось несколько дней! Объект переходил из рук в руки. Защищающие постройку жители вновь и вновь выходили из своих квартир и удаляли из здания и с территории участка автомашины и армянских рабочих, начавших демонтаж. Въездные ворота были взяты людьми под постоянный контроль — рабочие стали использовать запасные. На протяжении многих часов возле огороженной территории шли бурные дискуссии между жителями, арендатором здания, директором ООО «Пермстройгруп» Даниилом Власовым, сотрудниками полиции, районной администрации и армянскими строителями. Временами достигались частичные компромиссы: жители позволяли рабочим войти на объект исключительно для вывоза строительного мусора, и снова перекрывали ворота.

В конец запутавшаяся полиция не знала, что делать и кого и с какой стороны задерживать. Офицеры прямо на месте честно погружались в изучение архитектурного и земельного законодательства, а противостоящие лагеря всеми силами перетягивали их на свою сторону.

Наконец, 9 июля минкульт вынес долгожданное решение о присвоении зданию статуса выявленного объекта культурного наследия. Однако, это вовсе не стало концом противостояния… Ещё несколько дней минкульт не мог вручить собственнику здания Игорю Колесникову запрет на ведение работ. Он, похоже, просто скрывался от министерства и избегал получать уведомления об обязательной остановке работ. Аналогичным образом минкульт не мог вручить постановление и владельцу второй половины здания Дмитрию Царёву, который живёт в Москве. Уведомления о полном прекращении любых работ на объекте были выписаны обоим собственникам на 45 суток  — до окончательного решения вопроса о присвоении зданию статуса объекта культурного наследия. Официальный представитель предпринимателя Колесникова Алёна Лукина тоже отказывалась помочь во вручении ему уведомления минкульта и сообщить о его местонахождении.

Ещё на следующий день, 10 июля, рабочие сорвали установленные активистами пломбы на воротах и вновь проникли на объект и пытались разбирать здание. Местные жители снова были вынуждены самостоятельно прекращать работы, поскольку приехавшая по вызову полиция в дело не вмешивалась. «Ситуация просто удивительная, — говорила тогда председатель совета дома по Монастырской, 101 Ирина Устинова. — Решение региональной власти о полном запрете работ вчера принято, и два дня подряд мы, жители, вынуждены следить за его исполнением и вступать в конфликты с этими армянскими рабочими, потому что ни администрация, ни полиция ничего не делают!»

Помогли тогда помимо прочего СМИ. Историю об уничтожаемом памятнике разнесли десятки сайтов, газет, телекомпаний, в том числе, федеральных, так что власть была вынуждена взяться за неё всерьёз. Собственник, наконец, был надлежащим образом уведомлен и отступился от своего разрушительного замысла.

Наличники на этом объекте культурного наследия - сами по себе произведения деревянного творчества.

Наличники на этом объекте культурного наследия — сами по себе произведения деревянного творчества.

Поскольку общественный резонанс был очень велик, правоохранительные органы стали проводить свои проверки. И, разумеется, выяснилось, что здание речного училища было продано незаконно. Грубые нарушения законодательства вокруг земельного участка и исторического здания выявила прокуратура Ленинского района. Беззаконие со стороны Департамента имущественных отношений администрации г. Перми всплыло при лишении Вечерней сменной школы № 2 её здания и участка по Матросова, 13 и при последующей продаже здания и земли. Были нарушены положения федерального закона «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»: возможность изъятия объекта не обоснована, не проведены необходимые экспертизы. Сейчас материалы проверки направлены в Прокуратуру г. Перми.

На сегодня страсти улеглись. Минкульт недавно принял уже не промежуточное, а окончательное решение о придании зданию статуса памятника. Идёт обсуждение того, кто и как будет реставрировать речное училище. Возможно, объект выкупит Камское речное пароходство и создаст там музей речного флота. Жители одержали гражданскую победу и сохранили часть своего культурного наследия. И лишь действия чиновников городской администрации и краевого министерства культуры всё же оставляют у этой новеллы со счастливым концом неприятное послевкусие…

Роман Юшков

Просмотров: 758