Кнут и пряник для мигранта

В последние годы азиатская миграция в Россию резко выросла, и не видит этого только слепой. Первым начало волноваться общество. Море волнуется раз, море волнуется два… Не видит государство. Говорит, нет проблемы.

Нет проблемы — нет никакого решения. Прошлогодние события, взорвавшиеся бирюлевской овощебазой и заляпавшие многих чинов, кажется, убедили власти, что проблема есть. Разглядели ее наконец сверху. И отреагировали, как водится, показательными акциями. Мол, око не дремлет, порядок с незаконной миграцией наведем, шестерых уже поймали! А общество все равно волнуется. Раз есть проблема — надо решать. И сдвинулись с места маховики чиновничьего аппарата, взявшегося за реализацию принятой еще в 2012 году Концепции государственной миграционной политики РФ на период до 2025 года. И с этого момента чиновники хотят рулить самолично, отодвинув в сторону разбудившее их общество.

Антимигрантские «чистки», которые проводят полицейские с миграционной службой, приносят на удивление скромный улов. Так, например, пресс-служба ГУ МВД Пермского края сообщает, что в Краснокамске за 11 месяцев прошлого года обнаружен 101 нелегал, попались на незаконном использовании иностранной рабочей силы 2 работодателя, депортированы 5 мигрантов. И это почти год совместных усилий двух федеральных структур!

Общие цифры, представленные УФМС России по Пермскому краю, выглядят внушительнее. Проведено более 5 тысяч проверок, выявлено более 7 тысяч нарушений российского миграционного законодательства. На работодателей составлено свыше 500 административных протоколов. Выдворено за пределы России около 500 иностранцев, большинство из них принудительно. Работа идет, и всё же в масштабах целого края (и даже одного пермского рынка) это капля в море.

В нашем крае, по данным миграционной службы, должно быть всего 20 тысяч трудовых мигрантов. Двадцать тысяч на огромную территорию — тех, кто трудится легально, с официально полученными документами.

- Эта цифра ежегодно практически одна и та же, — утверждает Павел Ощепков, начальник отдела по вопросам трудовой миграции УФМС. — В пиковые годы — 2007-й, 2008-й — мы выдавали порядка 25-26 тысяч разрешений на работу. Если взять в динамике, то объем трудовой миграции снизился до 20 тысяч.

Узбек Ахмед не первый год работает в фирме, у которой нулевая квота на иностранную рабочую силу. ФОТО: РОМАН ЮШКОВ

Узбек Ахмед не первый год работает в фирме, у которой нулевая квота на иностранную рабочую силу. ФОТО: РОМАН ЮШКОВ

Судя по картинам ежедневной городской жизни, объем трудовой миграции и не думал снижаться. Цифры, озвученные Павлом Анатольевичем, применимы лишь к верхушке айсберга. При этом непонятно, у кого работают все эти мужчины и женщины азиатской и кавказской внешности, если, по данным УФМС, доля законопослушных работодателей в Пермском крае близка к идеальной — 95%.

Улучшить реальную картину не помогает магия официальных цифр. В декабре руководству Федеральной миграционной службы пришлось признать, что рост миграции в последние годы стал представлять угрозу для России. 2014 год заявлен как год перемен в миграционной политике РФ. Вопрос только в том, по какому пути пойдут перемены — либерализации или ужесточения, хотя ответ, казалось бы, напрашивается очевидный.

По итогам прошлого года в Пермском миграционном центре прошел круглый стол, инициированный Администрацией губернатора Пермского края. На поставленный ребром вопрос — «Либерализация или ужесточение миграционного законодательства?» — из уст чиновников прозвучал ответ: на практике происходит либерализация для законопослушных и ужесточение для нарушителей.

«Где ваша толерантность, мадам?»

По нашей постсоветской привычке, посмотрим на опыт других стран. В Евросоюзе, идущем по пути либерализации, наметился раскол. В феврале в Швейцарии прошел всенародный референдум, на котором большинство избирателей проголосовало против массовой миграции и за возвращение к квотам на въезд. Явка была рекордно высокой, а итоги референдума потрясли основы общеевропейского дома. Как сообщает информационное агентство REGNUM, в связи с итогами швейцарского референдума германская Westdeutsche Zeitung заметила: «Странные конфедераты, которые хотят сейчас идти своим собственным упрямым путем».

Почему заматерело-демократичная Швейцарская Конфедерация не постеснялась признаться в неприязни к мигрантам? По официальным источникам, эта альпийская республика на сегодня имеет одну из самых высоких в Европе пропорций иностранцев в составе населения — около 27%. Возможно, швейцарцы решили, что это их последний шанс показать, кто в доме хозяин. Ведь кантоны Швейцарии (соответствует нашим субъектам РФ) с наибольшим количеством мигрантов проголосовали за сохранение нынешней миграционной политики, и перевес в голосах на референдуме оказался не таким уж большим.

Показательно, что в преддверии референдума союзы предпринимателей агитировали швейцарцев за свободу миграции. Для бизнеса дешевая рабочая сила всегда была и будет привлекательной. Но какой ценой достается обществу такое экономическое развитие, предающее общенациональные интересы? Вице-президент швейцарской Федеральной комиссии по вопросам миграции Этьен Пиге заявил: «Все большее количество людей не видит логики в миграции, роль которой заключается в подпитке экономики, которая, развиваясь, начинает рекрутировать еще больше мигрантов». Другими словами, неограниченная погоня за дешевой рабочей силой мигрантов переходит в стадию цепной реакции, и если не прервать эту реакцию волевым путем, то она станет неуправляемой.

Нет сомнений, что коррумпированные чиновники будут тащить Россию по этому губительному пути, на котором пробует остановиться первая (и не последняя, как прогнозируют аналитики) европейская страна. При нынешнем уровне коррупции нашего государства, на фоне официального курса на успешную адаптацию и интеграцию мигрантов, странно требовать, чтобы общество не контролировало миграционную политику, проводимую властями.

«…Идти своим собственным упрямым путем»

Что же насчет ужесточения миграционных правил в России, то подвижки в эту сторону начались с прошлого года. ФМС озадачила гастарбайтеров новыми строгостями: обязательной сдачей отпечатков пальцев и закрытием въезда для нарушителей. Иностранцу, покинувшему Россию на месяц позже положенного, запрещается повторный въезд в страну как минимум на три года. На сайте ФМС уже висят длинные «черные списки».

Миграционная служба зрит в корень, заявляя о необходимости борьбы с работодателями, организующими незаконный труд гастарбайтеров. Перефразируя Маяковского, «если мигранты приезжают, значит, это кому-нибудь нужно!». Начальник отдела миграционного контроля УФМС России по Пермскому краю Наталья Дулова на итоговом круглом столе в декабре пообещала, что 2014 год будет нацелен на работу по выявлению фактов организации незаконной миграции (статья 322.1 Уголовного кодекса РФ). Категория этого преступления недавно повышена до средней тяжести: штраф за организацию незаконной миграции увеличился с 200 до 300 тысяч рублей, а срок заключения — до 5 лет вместо 2-х. Коллективная «помощь» гастарбайтерам отягчает вину: если предприимчивые Петров и Сидоров договорились взять на работу нелегала, то бизнесменам грозит по 7 лет тюрьмы со штрафом в полмиллиона рублей (вторая часть статьи 322.1 УК РФ).

Законы посуровели, но будут ли они работать — вот в чем вопрос. Даже если выжигать коррупцию каленым железом и поливать дихлофосом, она выживает, как таракан. При радикальном ужесточении, вплоть до отрубания рук и голов, стоимость преступных «услуг» возрастает — возрастет и соблазн. Как говорил еще Карл Маркс, нет такого преступления, на которое бизнес не рискнул бы ради 300% прибыли, хотя бы под страхом виселицы. Какую прибыль приносят гастарбайтеры, можно догадываться по размаху этого явления. Пока они так выгодны для бизнеса, никакими жёсткими мерами не обуздать аппетиты заказчиков массовой миграции.

Ни кнут (ужесточение миграционного законодательства), ни пряник (его либерализация) не исправят горбатость нашей однобоко развитой экономики. Это тупик? Скорее, проблема вышла на тот уровень, где власть и общество должны объединиться в общенациональных интересах, чтобы пробить новый путь — со всей мощью государственных полномочий и общественного одобрения. Как пел Высоцкий, «выбирайтесь своей колеей». Все общества исторически разные, поэтому брать чужой опыт — все равно что пичкать всю больницу одним лекарством.

Февральский законопад

Правительство Пермского края собирается проводить многоплановую работу «в целях обеспечения эффективной реализации Концепции государственной миграционной политики РФ на период до 2025 года», как гласит официальный ответ Пермскому региональному правозащитному центру. Заниматься этим будет недавно созданный краевой Координационный совет по миграционной политике. В любом случае это лучше, чем ничего, если вспомнить многолетнее отсутствие четкой государственной линии в пущенной на самотек миграции. Настораживает другое: чиновники не хотят допускать в работу Совета общественность дальше рабочих групп. Поговорить — пожалуйста, но ни шагу в святая святых, где должны приниматься решения, влияющие на жизнь всего края.

Насколько будет учитываться общественный интерес в спускаемой сверху модели развития? Сейчас от этого зависит всё. Снизу уже проснулись патриотические чувства, общество по горло сыто миграцией, и всякое навязывание увеличит межэтническую напряженность. Но вот беда (Швейцария в этом не первая и не последняя!) — патриотический порыв, заставивший общество протестовать против чрезмерной миграции, вошел в конфликт с интересами класса предпринимателей, господствующего класса в современной России. Без иллюзий: бизнес-класс никогда не остановится в погоне за дешевым мигрантским трудом, и его интересы мощно продвигаются (то бишь, лоббируются) на всех уровнях власти.

В феврале СМИ сообщили о целом ряде новых законопроектов, ужесточающих санкции против работодателей. Самым дерзким проектом выстрелило Законодательное собрание Ленинградской области, предложившее обязать работодателей обеспечивать мигрантов жильем и медобслуживанием. Не забыли депутаты зацепить и проблему профнепригодности. Опыт показал, что соблазн дешевых рабочих рук слишком велик, чтобы работодатели обращали внимание на такую мелочь, как, например, неумение строить у строителей-мигрантов. Отныне при оформлении разрешения на работу, требующую специальных знаний, для гастарбайтера может стать обязательным документ о профессиональном образовании.

Депутат Госдумы Олег Михеев предложил давать по шапке управляющим компаниям, «по доброте душевной» пускающим мигрантов ютиться в технических помещениях — подвалах, чердаках, подсобках. Штраф за такое гостеприимство может составить 150-250 тысяч рублей для организации и 10-20 тысяч рублей для должностного лица. Автор законопроекта считает, что эта узда, накинутая на управляющие компании, даст жильцам возможность активнее влиять на управление своим многоквартирным домом.

В пылу законотворчества рождаются и диковинные предложения: в проекте ФМС работодателям, нанимающим нелегалов, хотят на два года запретить брать на работу мигрантов. Конечно, имеется в виду: брать на работу законно. Но разве это не поощрит работодателей продолжать работать с нелегалами?

Как бы то ни было, цель последних законопроектов одна — увеличение ответственности работодателей за использование гастарбайтеров, следовательно, снижение их привлекательности для бизнеса. И что-то подсказывает, что эти законы вряд ли будут приняты или так «поправлены», что родной автор их не узнает. Пока идет февральский законопад, надо успеть загадать желание…

Татьяна КРОТОВА,
сотрудник ПРПЦ

Просмотров: 623