Контора пишет и молчит

Управление ФСБ по Пермскому краю закрыло «нацбольское» дело, но отказывается объяснять, что же это всё-таки было.

Национал-большевистский пикет в связи с неблагополучной "кавказской" ситуацией в Карагае 5.04.2005 - этот пикет стал толчком для заведения уголовного дела. Фото: Роман Юшков

Национал-большевистский пикет в связи с неблагополучной «кавказской» ситуацией в Карагае 5.04.2005 — этот пикет стал толчком для заведения уголовного дела. Фото: Роман Юшков

Напомним, это уголовное дело было возбуждено в 2009 году по признакам деятельности некой «экстремистской организации», но можно легко догадаться, что речь идёт о запрещённой Национал-большевистской партии. Расследованием дела занималось краевое управление ФСБ в лице следователя майора Александра Пирогова. В ходе следствия оперативники Центра по противодействию экстремизму провели 7 (!) обысков у проходивших по делу свидетелей: в августе – по месту регистрации и в квартире, где фактически проживают сторонники Эдуарда Лимонова супруги Елены и Кирилла Хрняки, а также на работе Кирилла,  в октябре – у сторонника Лимонова несовершеннолетнего Михаила Резниченко, в декабре – у националиста Ильи Разживина и у студента Дмитрия Обольского. Последний, к слову, «попал под раздачу», лишь единожды придя из любопытства на вполне согласованный с администрацией Перми пикет, который организовала его приятельница Елена Хрняк.

Во время обысков «Э-шники» изымали жёсткие диски компьютеров, книги (к слову, не входящие в список экстремистских материалов), телефоны, записные книжки, в общем, всё, что подворачивалось под руку.

После обысков всех фигурантов дела неизменно допрашивал следователь. Помимо вышеназванных персон на допросы в ФСБ в качестве свидетелей вызывались также Роман Юшков и автор этих строк.

Целый год оперативники под разными предлогами не возвращали главным претендентам на роль подозреваемых – Елене и Кириллу -  изъятый компьютер. В конце концов вернули, но со сломанным винчестером. CD-диск с фотографиями Елены, видимо, кто-то из «Э-шников» и вовсе решил оставить себе, потому что среди возвращённых супругам вещей его не было.

В результате активных следственных действий, к счастью, не было установлено ни одного подозреваемого по делу.

К сожалению, пресс-служба ФСБ игнорировала просьбу редакции об интервью по поводу этого дела. Наверное, можно было бы узнать хоть какие-то интересные детали. В том числе – была ли это дежурная операция для отчётности по количеству обысков, допросов и поставленных на учёт лиц, «склонных к экстремизму»? Такие операции, похоже, прошли по всей стране. Или дело затевалось всерьёз, но затем ФСБ-шники неожиданно прониклись состраданием и решили не портить жизнь семейным людям (у Хрняков двое детей)? Или, может быть, дело всё таки не в нежных сердцах «чекистов», а в том, что реально не хватило доказательств для того, чтобы отправить дело в суд?.. ФСБ, ты реально стоишь на страже безопасности государства, или занимаешься политическим сыском?! Молчит ФСБ, не даёт ответа.

Ксения Демакова

Просмотров: 652