Ловить, чтобы отпустить

Нелегальная миграция – одна из фундаментальных угроз нашему обществу. Об этом заявляет Концепция общественной безопасности, утверждённая президентом России Владимиром Путиным в ноябре прошлого года. Эта угроза созрела не за один день, следовательно, российские правоохранительные органы должны были её заметить и отреагировать. Но обзор трёхлетней судебной практики в нашем крае показывает затишье в борьбе с нарушителями миграционного законодательства.

По данным Пермского краевого суда, в 2011 и 2012 годах по статье 322.1 Уголовного кодекса РФ (организация незаконной миграции) рассмотрено по одному делу, в 2013-м – три. По статьям 322.2 и 322.3 УК РФ (фиктивная регистрация и постановка на учёт иностранных граждан) за три года не было ни одного судебного разбирательства. Почему такая тишь да гладь? Попробуем рассмотреть ситуацию через призму реальных уголовных дел.

Нелегалы работают и живут на муниципальных стройках, как этот молодой таджик с земляками. Фото: Татьяна Кротова

Нелегалы работают и живут на муниципальных стройках, как этот молодой таджик с земляками. Фото: Татьяна Кротова

Дело о государственной границе

…Начиналось всё как в детективе: весной 2011 года в селе Лобаново под Пермью сотрудники ФСБ остановили «газельку» с пермскими номерами. В фургоне была обнаружена пачка иностранных паспортов с поддельными отметками о пересечении госграницы России. Вместе с водителем – 30-летним таджиком по имени Абдурозик – на скамью подсудимых сели его земляки Алишер и Хасаншох.

Следствие установило, что в августе 2010-го Алишер занялся посредничеством между мигрантами и некой преступной группой в Екатеринбурге. Два-три раза в неделю из Перми в соседний регион доставлялись деньги и паспорта иностранных граждан, откуда возвращались с отметкой пограничников и новой миграционной картой. Паспорта Алишеру помогали собирать Абдурозик и Хасаншох, а «рекламу» им обеспечивал Центральный рынок. Судя по многочисленным показаниям в материалах дела, пермский Центральный рынок играет для мигрантов роль информационного центра криминальных услуг.

Подсудимый Хасаншох удачно совмещал деятельность посредника с основной работой – водителем в частной фирме. Дома пятеро несовершеннолетних детей, которых кормить надо (это к мифу о «трудолюбии приезжих», умудряющихся содержать простым и честным трудом большие семьи). К нему обращались мигранты, у которых подходило время покидать Россию. По умеренной таксе они получали в своих документах фиктивные отметки о выезде из страны и повторном въезде. Имея свежий штамп пограничного пункта, даже нелегал мог встать на миграционный учёт под видом вновь прибывшего и спокойно жить в России следующие три месяца.

В судебном приговоре отмечено, что «неустановленные следствием лица» штамповали в документах мигрантов как поддельные, так и неподдельные отметки о пересечении российской границы. Можно только догадываться, какого уровня и с какими связями были партнёры, след которых теряется в Екатеринбурге. Подделка документов была поставлена на поток. В начале 2011 года, как выяснили оперативники, из 3-х тысяч поставленных на учёт иностранцев 1250 «пересекли границу» не высовывая носа из Перми. Досадно, что ядро преступной группы ушло от правосудия, а на скамье подсудимых очутились лишь мелкие сошки.

Судья Олег Лобан отметил крайнюю степень индифферентности (безразличия) всех троих выходцев из Таджикистана к требованиям закона, действующего на территории России. Эти жители Перми были словно с другой планеты, где действуют свои законы. Вина их была полностью доказана. Пермский районный суд приговорил Алишера к полутора годам, Абдурозика и Хасаншоха к одному году лишения свободы в колонии общего режима, «учитывая повышенную степень общественной значимости и социальной опасности совершённого деяния». Суд пришёл к выводу, что только наказание в виде лишения свободы будет соответствовать целям и задачам наказания.

Но приговор был обжалован. Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда приняла во внимание ранее не учтённые обстоятельства и заменила лишение свободы штрафами по 160-170 тысяч рублей. Все трое – Алишер, Абдурозик и Хасаншох – были выпущены на свободу. Выплатили они штрафы или скрылись на родине, в Таджикистане, история об этом умалчивает. 

Уловистось нашей правоохранительной системы, к сожалению, на порядок ниже. Фото: Ангел М. Фитор (Испания)

Уловистось нашей правоохранительной системы, к сожалению, на порядок ниже. Фото: Ангел М. Фитор (Испания)

Дело о квоте

Без сотрудничества с местным населением нелегальная миграция была бы обречена. Но всегда находятся «добрые люди». Один регистрирует в квартире полсотни иностранцев, второй выдаёт задним числом документы, третий пишет липовую медицинскую справку. Мзду берут, и за державу им не обидно.

Индивидуальный предприниматель Харина, зарегистрированная в Дзержинском районе Перми, в реальности никакого бизнеса не вела, но почему-то обладала разрешением (квотой) на привлечение иностранных работников. В июле 2011 года женщина оформила доверенность на азербайджанца с российским гражданством Фикрата, позволив ему вести дела от своего имени в миграционной службе. Фактически, Харина продала квоту и не интересовалась её судьбой до тех пор, пока Фикрат не попался с этой доверенностью в январе 2012 года.

Трудоустройство по квоте даёт мигрантам законную возможность продлить срок пребывания в России до года. Для этого иностранцу необходимо заключить с работодателем, обладающим квотой, трудовой договор и на его основании получить в миграционной службе разрешение на работу. Предложить реальное трудоустройство у ИП Хариной Фикрат не мог, но трудовые договоры с мигрантами заключал исправно. После чего «работник» уходил на поиски заработка, оставляя «работодателю» от 1500 рублей. За полгода Фикрат успел организовать незаконное пребывание в Пермском крае 118 мигрантов. Процесс фиктивного трудоустройства был в разгаре: изъято 179 комплектов документов для получения разрешений на работу и 185 уведомлений о заключении трудовых договоров.

Суд учёл всё, даже положительные отзывы соседей, и наказал Фикрата запретом на выезд за пределы Перми в течение года. Человеку, весь левый бизнес которого крутился в городе, эта мера вряд ли доставила ощутимые неудобства. Как будто поймали кота в погребе со сметаной и наказали, закрыв там! Пермячка Харина осталась ни при чём. Как и чиновники, что выдавали квоту и разрешения на работу, ни разу не удосужившись проверить несуществующую предпринимательскую деятельность ИП Хариной…

Пора подвести итоги. Оба дела наглядно демонстрируют, как нелегальная миграция задевает государственные интересы, грубо попирает российские законы, криминализирует экономические и общественные отношения. Самый грустный вывод из пермских дел: зачем ловить преступников, если суд их отпускает? В этом разочаровании таится главная опасность для общества – у одних руки опускаются, у других развязываются.

Суды действуют в рамках закона, и многочисленные обстоятельства дела влияют на приговор. По информации Пермского краевого суда, за последние три года ни по одному уголовному делу, связанному с нелегальной миграцией, не было назначено наказания в виде реального лишения свободы, несмотря на антигосударственный характер преступлений. Наш закон как дырявые сети, сквозь которые уходит пойманная рыба. С середины прошлого года миграционное законодательство ужесточено, организаторов незаконной миграции обещают ловить. Но что будет на выходе?..

Татьяна Кротова,
сотрудник ПРПЦ

Просмотров: 559