Мигрантские тайны

То, что я сейчас напишу, вызывает у меня самого чувство неловкости, на столько это очевидно и банально. Но что же делать, если некоторыми руководителями наших государственных органов эти прописные истины не постигнуты и не освоены. Так вот специально для этих господ проговариваю в тысячный раз, запоминайте. Мы строим гражданское общество. Это подразумевает партнёрство и сотрудничество власти и общественности. По этой причине принимаются соответствующие законы, например, об информационной прозрачности государства, об общественном контроле. Эти законы требуют информационной и прочей открытости органов власти к обществу и в особенности к самой активной его части: общественным организациям. Обо всём этом многократно говорилось с разных высоких трибун, в том числе, президентом России. Где были ваши уши, господа?

Эти нелегалы из Таджикистана трудятся на муниципальной стройке в селе Бершеть под покровительством Администрации Пермского района. Фото: Роман Юшков

Эти нелегалы из Таджикистана трудятся на муниципальной стройке в селе Бершеть под покровительством Администрации Пермского района. Фото: Роман Юшков

Вспоминать всё это приходится, обобщая опыт годового проекта, который в настоящее время  завершает ПРПЦ. Проект называется «Трудовые права — залог равной конкуренции на рынке труда и снижения межнациональной напряжённости» и выполняется он нами на средства президентского гранта. Таким образом, мы как общественность получили знак доверия и финансовую поддержку на высшем уровне. Понятно, что главным партнёром в этой работе для нас должно было стать Управление Федеральной миграционной службы России по Пермскому краю. И вот этот орган и проявил полнейшую закрытость и нежелание посвящать посторонних в свою деятельность.

…Войдя в курс дела, мы нащупали одну из первых «горячих точек» мигрантской проблематики: выдачу разрешений на временное проживание (РВП). Такие разрешения являются по сути промежуточным шагом к получению иностранцем российского гражданства. РВП выдаёт регионам Москва. Здесь в Пермском крае их распределяют для выдачи по районным отделениям миграционной службы. Желающих естественно гораздо больше, чем РВП. Мы увидели ажиотажный спрос и большое напряжение вокруг вопроса… Логика подсказывает, что здесь есть поле для коррупции и злоупотреблений, и, следовательно, будут полезны публичность и гражданский контроль. Наивные, мы обратились к руководству краевого УФМС с предложением допустить нас к процессу распределения РВП хотя бы в качестве наблюдателей. Но нет, в наших услугах никто не нуждался.

Вскоре нам предстал ещё один проблемный вопрос: распределение квот на рабочие места для иностранцев между разными организациями. Известно, что эти квоты распределяются по каким-то неясным для простого смертного принципам: одним фирмам густо, а другим, казалось бы реально нуждающимся и доказавшим свою ответственность — пусто, то есть ничего. Впоследствии идёт полуподпольная торговля квотами и, кстати, самими иностранными работниками — по схеме аутсорсинга. Решения по квотам принимает специальная краевая межведомственная комиссия. Мы хотели войти в неё. Или хотя бы получить возможность присутствовать на её заседаниях. Нам было опять отказано! Правда, справедливости ради заметим, что заправляют в комиссии не только ФМС, но и краевое правительство.

Ещё мы полагали, что будем проводить совместные проверки мест, где есть нелегалы, где нарушены условия безопасности труда, где гастарбайтеры содержатся в полурабских условиях. К нам стекалась такая информация от обманутых работодателем мигрантов. Но ФМС в лице начальницы отдела иммиграционного контроля Натальи Дуловой ясно и чётко нам сообщила, что к своим проверкам нас не допустит. Чужие глаза и уши там не нужны. «Если у вас есть информация, передавайте её нам, мы разберёмся, что с нею делать», — сказала нам Наталья Юрьевна. Извините, господа, но мы вам уже не очень доверяем. В итоге мы наладили такие совместные проверки с прокуратурами, которые оказались гораздо более контактными.

При краевом управлении ФМС действует общественный совет. Это очень правильно и привычно — такие советы есть сейчас при каждом ведомстве, они тоже служат мостиком между госорганом и заинтересованной общественностью, этаким окошком, через которое государство открывается обществу. Сотрудники ПРПЦ много лет являются членами общественных советов при краевых управлениях службы исполнения наказаний и полиции. Но с ФМС и здесь оказалось всё не так просто. Руководство управления переадресовало нас к председателю совета — начальнику Пермского филиала ФГУП «Паспортно-визовый сервис» Наталье Моховой. Эта организация — главный посредник между ФМС и мигрантами, фактически именно она даёт легальную регистрацию большинству мигрантов. И стало быть Наталья Владимировна — ключевой в этом деле человек. Она нам подробно объяснила, что состав общественного совета при управлении ФМС стабилен, и вообще нам не стоит туда входить. Зато обещала приглашать нас на заседания совета, если не на все, то на «наиболее интересные». Но за год мы так ни разу от неё и не узнали, когда и где будут заседания совета. Компетентные люди нам потом объяснили, что этот общественный совет не для случайных людей, а для тех, кто так или иначе находится в мигрантском бизнесе, и потому посторонних туда не пустят, слишком много информации может утечь не туда. Спасибо, теперь понятно.

Ну и, наконец, финальный штрих. На протяжении нескольких лет члены Общественной наблюдательной комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания Пермского края имели постоянный свободный доступ в Центр временного содержания для иностранных граждан и осуществляли гражданский контроль за ним. До нынешней весны центр располагался на Героев Хасана, 47-в и находился в ведении полиции. Но с 1 апреля спецучреждение перешло в подчинение всё той же миграционной службы и перебралось на Ласьвенскую, 98. И двери его захлопнулись! Краевое управление ФМС отказалось допустить нас туда. Таким образом ведомство исключило контакты с арестованными мигрантами, подлежащими принудительному выдворению или депортации. ПРПЦ ещё раз официально письменно обратился в УФМС с предложением консультировать иностранцев и принимать у них заявления и жалобы, сославшись на федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Однако, УФМС сообщило, что «учреждение не нуждается в оказании дополнительной помощи иностранным гражданам».

Что ж, это выглядит вполне логично и последовательно, господа. В очередной раз вы продемонстрировали нежелание посвящать посторонних в свою работу. Ведь все, кто с этим соприкоснулся, знают, что сфера работы с мигрантами коррумпирована и полна злоупотреблений. Зачем же давать нам контачить с арестованными мигрантами, которым уже нечего терять, и языки которых развязываются? Слишком многие не заинтересованы в том, чтобы всплыли истории конкретных гастарбайтеров, например, получивших незаконную регистрацию, а затем сданных работодателем на депортацию в ФМС без заработанной зарплаты. Таких историй в Перми множество, и на них делается серьёзная прибыль.

Наш годовой опыт общения с УФМС просто потряс нас. Такой герметической замкнутости и таинственности мы даже близко не встречали ни у полиции, ни у прокуратуры, ни у службы исполнения наказаний. Нам остаётся сказать, что мы теперь сильно не доверяем вам, руководители пермской миграционной службы. Мы хотели помочь вам решить проблемы миграции. Мы видели в вас союзников. Сейчас мы понимаем, что решить ваши проблемы можно лишь с привлечением правоохранительных органов. И мы в меру сил будем им в этом помогать.

Роман Юшков

Просмотров: 952