«Мягкая вязка» пермской правоохранительной системы, наконец, разорвана

Этим делом о смерти в вытрезвителе ПРПЦ занимался без преувеличения много лет. Наш юрист Захар Жуланов, тащивший на себе эту эпопею, год назад переехал в Москву, но продолжил борьбу, став уже сотрудником фонда «Общественный вердикт». Так что это в первую очередь его победа, удовлетворение которой теперь разделяют не только Правозащитный центр, но и многие пермяки, следившие за исходом этой трагической истории.

Итак, 8 июня Ленинский районный суд Перми вынес долгожданный приговор в отношении четырёх бывших и двух нынедействующих сотрудников полиции, осуждённых за пытки и смерть пермяка, помещённого в вытрезвитель. Судья Олег Порошин признал всех их виновными в превышении должностных полномочий с применением насилия и с причинением тяжких последствий (ст. 286, часть 3, пункты «а,в»). Наиболее активные участники преступления — командир подразделения по подбору пьяных вытрезвителя УВД Ленинского района Александр Борисов и старший милицейского наряда Отдела вневедомственной охраны Александр Кувшинов — приговорены к 4 годам лишения свободы в колонии общего режима. Их сообщники Дмитрий Косолапов, Андрей Марков, Андрей Сидоров и Александр Притчин — к различным срокам лишения свободы условно. Все осуждённые лишены права занимать должности в правоохранительных органах на разные периоды. Помимо этого в пользу матери погибшего с осуждённых совокупно решено взыскать полтора миллиона рублей в виде компенсации морального вреда. Приговор ещё не вступил в законную силу, но будем надеяться, что он устоит. Его признали вполне законным, обоснованным и справедливым и государственный обвинитель, и родственники погибшего, и представитель вдовы Захар Жуланов, .представитель матери адвокат Ирина Высотская и сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека в Пермском крае Дмитрий Шевченко.

Фото с сайта http://properm.ru/

Фото с сайта http://properm.ru/

К слову, государственное обвинение поддерживалось в процессе на высшем уровне: прокурорами краевой прокуратуры Еленой Третьяковой и Сергеем Белкиным.

События имели место ещё весной 2009 года. 33-летнего пермяка Александра Самойлова, находящегося в лёгкой степени опьянения, доставили в вытрезвитель. Когда он начал протестовать против личного досмотра, его свалили на пол, придавили коленями к полу и связали «ласточкой», скрепив за спиной так называемыми мягкими вязками руки и согнутые в коленях ноги, что препятствовало нормальному дыханию. Между тем Самойлов страдал кардиомиопатией, гипертонической болезнью и ожирением второй степени. Как показывают свидетели, задержанный кричал от боли. Когда вязка, скреплявшая руки и ноги, развязалась, его связали таким же образом повторно. Хотя в этом уж точно не было никакой необходимости — задержанному уже было плохо…  Вскоре он скончался от асфиксии, осложнённой отёком головного мозга.

А дальше началась многолетняя переписка ПРПЦ с правоохранительными органами. Раз за разом проходили проверки милиции и Следственного комитета, которые устанавливали, что сотрудники вытрезвителя, погубившие человека, действовали абсолютно законно. На этом стояли руководители и районного УВД, и ГУВД по Пермскому краю, и краевого Следственного управления… Участники преступления продолжали работать в органах и успешно проходили аттестации. Раз за разом ПРПЦ от имени родственников погибшего обжаловала результаты этих проверок — и всё запускалось на новый круг… Пермская правоохранительная система органически не могла адекватно прореагировать на преступное деяние своих сотрудников, как будто была повязана теми же «мягкими вязками»… История двинулась лишь в 2012 году, когда после серии громких публикаций в федеральных СМИ дело было передано в Следственное управление Следственного комитета РФ по Приволжскому округу.

И вот тут надо отметить, быть может, главный узел этой трагической истории: судебно-медицинскую экспертизу. Ключевой вопрос — о причинно-следственной связи между обращением с задержанным и его смертью. В пяти (!) судебно-медицинских экспертизах, проведённых Пермским краевым бюро судебно-медицинских экспертиз, эксперты объясняют смерть Самойлова сердечно-сосудистой недостаточностью и кардиомиопатией. Вызванные в суд эксперты А.Р. Валитов и В.В. Лесников всячески уклонялись от указания на асфиксию, то есть удушение в качестве причины смерти, уклонялись, порой противореча сами себе… Никак не объяснили они даже того факта, что дыхание у Самойлова остановилось раньше, чем сердцебиение. При этом сам же эксперт Лесников и показал в суде, что при смерти от сердечно-сосудистой недостаточности вначале должно было бы остановиться сердце… «Никакой причинно-следственной связи между связыванием и смертью нет», — упорно вопреки всякой логике твердило в своих экспертизах, в том числе комиссионных, Пермское бюро СМЭ. Суд был вынужден признать все пермские экспертизы недостоверным доказательством.

В итоге в основу приговора легло заключение Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ. Вывод специалистов центра однозначен и недвусмыслен: причиной смерти Самойлова стала остановка дыхания, вызванная позиционной асфиксией в результате связывания в неестественной позе, затрудняющей дыхание. Кардиомиопатия, гипертония и алкогольное опьянение явились здесь лишь фоном.

Суд, к сожалению, не вынес никакого частного определения, так что мы скажем лично от себя: стыд и позор тебе, Пермское бюро судебно-медицинских экспертиз и твоим ангажированным экспертам.

…Все подсудимые настаивали в процессе на том, что действовали в рамках должностных инструкций и законодательства. Они ссылались на то, что связывание ласточкой задержанных, проявляющих неповиновение, всегда применялось в пермских вытрезвителях. Между тем все международные организации оценивают эту форму воздействия как пыточную. В приговоре имеются достаточно красочные дополнительные детали, например, подсудимый Марков во время связывания вставал своими ногами в форменных ботинках на ноги задержанного…

Суд отдельно оговорил в приговоре, что способ связывания задержанного «ласточкой» является унижающим человеческое достоинство и опасным для жизни. Судья Олег Порошин сослался при этом на решения Европейского суда по правам человека. Последний неоднократно установил, что несоразмерное использование силы в отношении лица, лишённого свободы, умаляет человеческое достоинство и нарушает права, гарантированные Конвенцией о защите прав человека и основных свободах.

Согласно показаниям вдовы, Александр Самойлов собирался поступить на работу в органы милиции и успел сходить на собеседование.

Пусть эта история послужит жестоким, но поучительным уроком для пермской правоохранительной и судебно-медицинской системы. Пусть смерть Александра Самойлова станет для всех нас ненапрасной…

Роман Юшков

Видеозапись смерти А.Самойлова в вытрезвителе:

Просмотров: 1 612