Обыденность беззакония или новое слово о крамоле

12 июня в День города у бронзовой статуи пермского медведя были задержаны полицией три гражданских активиста: Алексей Житников, Аделина Румянцева и Илья Сретенский. Событие по сегодняшним временам нельзя отнести к разряду сенсаций. Сегодня задержания идут по всей стране. Несколько выделяется из общего ряда причина задержания: воздушный шарик. Правда с надписью: «Свободу узникам Болотной».

И в полиции происходило все как обычно. Подержали кого 3, кого 5 часов. Илью Сретенского следователь попросил помочь перенести в соседний кабинет тот самый воздушный шарик. Шарик тот изъяли у Аделины, но ее рядом не было. «Почему не помочь?» — подумал Илья, у следователя-то все руки папками заняты. А в соседней комнате оказались понятые. Тут же составили протокол изъятия средства наглядной агитации, теперь уже у Сретенского. Какое многоразовое резиновое изделие! Скажите, разве это сенсация?! Могли бы и патроны, и наркотики подкинуть.

Алексея Житникова не сломить репрессиями, и пусть палачи знают, что шариков у него в запасе еще много! Фото: Виталий Белобородов

Алексея Житникова не сломить репрессиями, и пусть палачи знают, что шариков у него в запасе еще много! Фото: Виталий Белобородов

На Алексея Житникова составили аж два протокола. Один за организацию несанкционированного публичного мероприятия в форме пикетирования, что выразилось в том, что Житников «непосредственно выражал свое политическое мнение» (так по протоколу). Второй — за невыполнение «законного» требования сотрудника полиции. При этом Житников «хватался за форменное обмундирование».  На суде Алексей удивленно заметил: «По-моему это форменное обмундирование хваталось за меня!» И тоже ничего в этом удивительного. Вот если бы он своею почкой ударил форменное обмундирование в сапог, тогда это, может быть, кого-либо позабавило.

До суда дошли только протоколы на Житникова и Румянцеву, Сретенский каким-то образом выпал.

Судья оказалась не изверг. Она дала команду смотреть видео. Видео снимали с трех камер: одна — полиции общественной безопасности, другая — пресс-службы краевого ГУВД, третья — Управления «Э», то бишь по противодействию экстремизму. Собственно само «злодеяние» продолжалось 5 минут, на камерах был установлен таймер.

На экране стоящие кружком люди разговаривают. У некоторых в руках шарики. Вот это действо и было охарактеризовано полицией как несанкционированное публичное мероприятие в виде пикета. Средством наглядной агитации был признан воздушный шарик. Причем единственный, изъятый у Румянцевой. Разглядеть, что там написано на шариках на полицейском видео невозможно. Житников и Румянцева в разговоре не участвуют, однако шарики в руках держат. А Сретенский без шарика. Может, поэтому у него состав не натянулся.

Судье стало все ясно. Она удалилась на совещание и через 5 минут принесла решение. Житников виновен. Назначить ниже нижнего предела: 10 тысяч. Румянцеву признать виновной и освободить от наказания в связи с незначительностью правонарушения. Судья же не изверг. В российской судебной системе если совсем ничего пришить нельзя, то судьи-неизверги выносят ниже низшего. А то, что виновным признала, дак в России невиновных нет. Шли себе и шли, зачем остановились?! Могли бы и вообще дома посидеть.

О результате этого судоговорения мы узнали заранее. Случайно, так получилось. Рядом сидели и увидели. Зал суда был наполнен гражданскими активистами, кои и углядели на руках у некой солидной дамы, вероятно, «куратора» от полиции, записку, сколько светит Житникову, а сколько Румянцевой. До этого даме позвонили, она написала эту записку и передала другой женщине в майорских погонах. И ведь угадала! Ей бы в футбольном тотализаторе участвовать, цены бы ей не было!

Чтобы разобраться в этом абсурде, нужно понимать, что происходило на самом деле.

Группа гражданских и политических организаций Перми подали на 12 июня уведомление о марше «против подлецов» с последующим митингом у того злополучного медведя. Непосредственными заявителями были: шествия — Илья Сретенский, митинга — Алексей Житников. Митинг и шествие запретили. В связи с общегородскими мероприятиями. День города все-таки.

Тогда лидерами организаций было принято решение провести акцию «контрольная закупка госуслуги по согласованию публичного мероприятия». Другими словами, цель акции — пройти по маршруту предполагавшегося марша и зафиксировать предлоги, на основании которых нам отказали. Ответственным за эту акцию назначили меня.

И вот нас 15 человек, и мы движемся по маршруту запрещенного марша. Со всех сторон нас окружают сотрудники полиции в форме и в штатском. Как потом выяснилось, не меньшее количество служивых шло параллельно по обоим тротуарам Комсомольского проспекта. Собственно, о том, что мы проводим акцию «контрольная закупка» начальников с большими звездами я предупредил сразу, в точке старта. Как мог успокоил. Истерика у них началась позже.

Как мы и предполагали, так называемые «общегородские мероприятия» были надуманными причинами. Собственно, само это общегородское мероприятие намечалось в относительном отдалении в виде карнавальной колонны во главе с сытыми хозяевами города. Нам же собственно достались несколько столов торговцев безделушками на нешем пути.

В другом месте мы застали 6 девочек, надувающих мыльные пузыри. Они тоже пытались заполнить все бульварное пространство, но получалось это довольно жидко. В одном месте девочка разложила рулон обоев и предлагала кисточки и краску, написать пожелания ко Дню города. «Это мы удачно зашли!» — пробасил солидный дядя-гражданский активист и стал писать надпись: «Руки прочь от Навального!»

Вот тут с работниками каких-то администраций и сотрудниками полиции и случилась истерика. Дело в том, что они стояли рядом и радиостанции у них работали достаточно громко. «Если поднимут лозунг, сразу винтить!» — верещал чей-то возбужденный голос. Но никто ничего поднимать не собирался. В 20 метрах следующая девочка раздавала шарики, фломастеры, и предлагала написать все те же пожелания. Каждый желал что хотел, я лично пожелал Путину лыжи и Магадан. Так с шутками и прибаутками мы двинулись дальше.

Начались первые эксцессы. Подполковник попросил Алексея посмотреть его воздушный шарик. Прочел надпись «Путина в отставку» и с силой лопнул его, на словах объяснив: «Ой, случайно!». Возмущенный Алексей заорал: «Позор продажным ментам!». Позже этот подполковник и будет крутить Алексея.

Мы подошли к медведю. Я подвел итог (все установленные факты нам понадобятся для подготовки заявления в суд), и объявил об окончании акции. Но это же гражданские активисты, всем же надо поговорить! Вот последующие 5 минут и были зачтены полицией как пикет. Причем, у меня сложилось впечатление, что решение о пресечении принималось не на месте «злодеяния». Команда поступила откуда-то сверху. Полиционеры не могли сформулировать, за что они людей задерживают. На месте они говорили о митинге. Термин пикет появился только в райотделе.

Митинг, пикет, какая разница! Весь город был наполнен людьми с шариками, на половине шариков было что-то написано. Везде люди кучковались в группы, где-то и выпивали при этом. Ну как отличить, где пикет, где митинг, кого брать, кого нет… Каждый раз в индивидуальном порядке судью прорабатывать? Нет и еще раз нет. Нужно ввести новое юридическое понятие: «КРАМОЛА!»

КРАМОЛА — это всё, что сказано, написано, нарисовано против Путина, власти и церкви. Аминь.

Сразу станет всё просто и понятно. Услышал, увидел? Кричи: «Слово и дело!» И забегали опричники, и забегали…

Михаил Касимов,
активист ОГрА

Просмотров: 623