Осторожно, школа!

Опыт: Мысли по поводу информационной безопасности родителей

Опытный школьный работник знает, как выбить из вас секреты. Фото: liveinternet.ru

Опытный школьный работник знает, как выбить из вас секреты. Фото: liveinternet.ru

Школа это судьба
К государственному институту, именуемому «средняя школа», имеют отношение многие: родители, бабушки, дедушки, тети и дяди. А для некоторых – это еще и сфера профессиональной деятельности. Избежать сегодня отношений со школой  как государственным учреждением невозможно, а значит надо жить и действовать, осмысливая или хотя бы осознавая реальность, в которой растут наши дети, в которой порой вынуждены находиться мы.

Для начала попытаюсь развеять некие стереотипы прошлого, которые порой живут в нашем сознании и влияют на восприятие дня сегодняшнего. Современная школа – это совсем не то, к чему привыкли люди, закончившие ее в 90-е годы и абсолютно не то, что представляют под словом школа те, кто распрощались с этим учреждением еще раньше. Каждая школа сегодня сама определяет свой образ и человеку, не имеющему достаточно жизненного или аналитического опыта достаточно сложно понять, где нарушается то или иное право его или его ребенка. Да и привычки отслеживать  правовую сторону отношений у современных родителей нет. А права в школе нарушаются. И зачастую, как показывает практика взаимодействия с педагогами, нарушители и сами не всегда понимают свои действия как противоправные. Оправдывает ли их это? Отнюдь. Предлагаю некоторый правовой ликбез в следующей логике — ситуация, фиксация нарушения, мнение специалиста. Начнем с частного примера.

В сентябре месяце мой сын первоклассник принес мне из школы форму заявления, согласно напечатанному содержанию которой, я должна дать школе согласие на «сбор, систематизацию, накопление, уточнение (обновление, изменение), использования, распространения (в том числе и передачи), обезличивания, блокирования, уничтожения персональных данных автоматическим и неавтоматическим способом». Причем я должна была вписать в форму свои паспортные данные! Сказать, что сей «документ» вызвал у меня недоумение – это не сказать ничего. На каком основании я непонятно кому (на бланке шапка отсутствовала) должна сообщать номер своего паспорта и прочие данные.?! Согласитесь, что понятие «школа» очень размытое. Кому могут быть переданы мои данные, тоже осталось за кадром письма. Поборов первое недоумение, я написала вопрос на сайт школы, интересуясь основаниями для подобных требований. Ответ получился забавным: сначала мне сказали, что допущена ошибка и мне выдали не тот бланк заявления, а потом, сославшись на закон о персональных данных, стали разъяснять мне необходимость заполнить заявление на предоставление услуги электронный дневник. Допустим, мне действительно по какой-то нелепой случайности выдали не тот бланк. Но другим-то родителям такой же выдали. Они его добросовестно заполнили и сдали. И школа признала в публичном ответе ошибкой педагога только выдачу бланка мне. А как же остальные? Об этом администрация умолчала. Почему?

Договоренность или сговор?
По поводу электронного дневника тоже не все ясно. Какой электронный дневник? В первом классе, согласно Федеральному закону от 13 января 1996 г. N 12-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в» Закон Российской Федерации «Об образовании» с изменениями и дополнениями от 25 июня 2002 года, предполагается безотметочное обучение. Здесь позволю себе отойти от темы, отметив, что первоклассникам отметки в нашей школе ставят. Когда я стала протестовать, учитель сказала, что они с родителями договорились, чтобы всем удобнее было. В чем видится удобство этого своеобразного сговора против норм российского законодательства, во-первых, и ученика, а так же семьи, во-вторых? В систему вводится новый, исключенный из нее параметр – отметка! Согласитесь, что кривенькие палочки и неровные буквы в состоянии разглядеть любой родитель. А вот объяснить ребенку, у которого пока плохо получается писать или читать, что ученье – свет, задачка для продвинутых. Тут без поддержки школы справиться трудно. Однако в нашем случае как у Высоцкого «шах расписался в полном неумении» и ставит тройки, пишет сомнительные «замечания», типа «Смотри!», «Слушай!». И радует, что до команды «Смирно!» еще не дошло. А огорчает, что непонятно почему договоренность учителя и родителей (не большинства, не всех, а тех, кто смог дойти до собрания) становится выше Федерального закона? А если они втихаря пороть сговорятся, чего делать тогда? Но это вопросы, решение которых – борьба с ветряными мельницами. Подобный опыт у меня был.

А вот за свое право на частную жизнь я решила постоять.

С точки зрения специалиста
Разумеется, я не стала заполнять эту форму. Новый бланк мне никто не передал. Но ведь 27 родителей из нашего класса заполнили эту форму и передали ее учителю. Каковы же риски? Что может случиться с их личной информацией? Это вопросы к специалистам. Прокомментировать данный бланк мы попросили Дмитрия Николаевича Жадаева,  заместителя начальника отдела дошкольного, общего и специального образования Министерства образования Пермского края.

«Подписание согласия на обработку персональных данных – ваше право, а не обязанность. Важно помнить, что обязанность предоставить ваши персональные данные может быть установлена только федеральным законом. Во всех случаях, когда вы обязаны предоставить свои персональные данные (или персональные данные вашего ребенка), организация, которая их получает, обязана официально сообщить вам, какой федеральный закон установил такую обязанность, и какие юридические последствия будет иметь отказ предоставить данные (ст. 18 п. 2 Федерального закона «О персональных данных»). Представляю себе эту милую картинку: при каждом заполнении бумажной версии журнала классный руководитель от лица школы рассылает родителям письма, уведомляющие их о том, что данные такие-то и такие-то занесены в журнал класса на страницу такую-то. Как организация будет выполнять «обязанность официально сообщить»? На данный момент мне не известно ни одной ситуации, когда школа информировала бы родителей о том, как она использует персональные данные. Получается снова любимый принцип: спасение утопающих. С другой стороны, представив себя родителем, который каждый день спрашивает у школы, куда и как они распространяют мои данные, я могу, на основании уже пережитых инцидентов, предположить и ответы, и развитие ситуации. Сначала будут вежливо лукавить, потом отмахиваться и избегать, далее – делать имидж мнительной, скандальной, включат в это ребенка, возникнет конфликт в семье и т.п.

Дмитрий Жадаев, однако, не исключает вариантов злоупотреблений со стороны образовательного учреждения: «При подписании заявления о согласии на обработку персональных данных в школе Вы должны предоставить школе право обрабатывать только узкий круг конкретных, действительно необходимых ей видов персональных данных. В противном случае широкими правами будет слишком легко злоупотребить». Интересно, как школа воспользовалась бы моим паспортными данными? Так же меня предупредили о том, как важно указать, что школа не имеет право передавать персональные данные каким-либо третьим лицам, органам или организациям. Интересно как этот процесс контролировать? Да никак. Пойди потом докажи, что утечка данных произошла именно по вине школы. Наш дальнейший разговор с экспертом строился примерно в таком ключе: школа может требовать, но вы должны понимать, что надо этот процесс контролировать, что без письменного согласия распространять информацию никто права не имеет. Но реальных механизмов контроля на сегодняшний день нет!

А ведь вопрос на самом деле куда сложнее. Непонятно как будет храниться данная информация, где, при каких условиях и т.п.. Интересно так же, что «при отзыве вашего согласия школа обязана в течение трех дней уничтожить собранные персональные данные (ст. 21 п. 5 Федерального закона «О персональных данных»)». Это я как проверю?! А если я собираюсь отзывать, то мне необходимо выяснить, какая информация обо мне собрана, кому передавалась. По словам специалиста «для этого нужно подать правильный запрос, по которому школа должна сообщить вам эти данные в течение десяти рабочих дней (ст. 20 п. 1 Федерального закона «О персональных данных»)».

Сам себе защитник
И еще, в случае распространения моих персональных данных, кто будет защищать мои интересы. Обсуждая подобные темы с чиновниками разного уровня, читая их реакции на наши публикации по проблемам пермского образования я пришла к неутешительному для себя как родителя выводу: в любой ситуации мне долго и тщательно будут отвечать, что школа права и право имела, что это я не правильно поняла и интерпретировала намерения образовательного учреждения. Как ни крути – неправ в большинстве случаев родитель, судебной практики по данным вопросам почти нет. Эксперименты в области реформ образования – своеобразный конек Пермского края – тема для отдельных и длительных рассуждений. Удручает одно: сегодня в отношениях со школой есть актуальная жизненная необходимость не терять бдительности и всегда держать руку на пульсе.

Времена меняются. И может быть лет через пять-десять мои переживания о том, кому сообщат сотрудники образовательного учреждения мои паспортные данные, номер сотового телефона или какие разговоры о моем социальном статусе мне придется «переживать», уж больно хорошо знакомы мне приемы «помыть кости» в образовательной среде, будут совсем неуместны. Но пока хочется некоторой защищенности. Информационной защищенности. А в период выборов бдительность обостряется до особо острых форм. К примеру, в день выборов мне звонят на сотовый телефон с избирательного участка и настоятельно интересуются, приду ли я голосовать. Спрашивается, откуда номер моего сотового телефона? В последний раз я писала публично свой сотовый при подаче заявления о приеме ребенка в школу. Но, конечно, есть и иные источники получения информации. Я очень надеюсь, что вы, уважаемые читатели, теперь тоже задумаетесь, кому какие свои данные вы оставляете, и потому хочу процитировать статью 12 Всеобщей декларации прав человека: «Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

Мария Черемных

Просмотров: 1 243