Приговор для лучшего опера

Об этой трагической истории мы писали год назад («ЗЧ» за апрель-2012: «Папочка, как тебе там, на небе?»). В июне позапрошлого года пьяный полицейский Пётр Шкуров в своей машине находился ночью на трассе Нытва-Пермь на встречной полосе без габаритных огней и без знака аварийной остановки. От столкновения с ним водитель автомобиля KIA сотрудник МЧС Эдуард Иванов погиб на месте, а его дочь получил тяжелейшую травму: перелом костей лица и основания черепа, ушиб головного мозга и др. После выхода из комы 13-летняя Лера не смогла больше учиться в обычной школе. В день похорон Эдуарда сотрудника Отдела полиции №4 по Мотовилихинскому району УВД по г. Перми 26-летнего Шкурова объявили лучшим сотрудником уголовного розыска Пермского края. Этому не помешало и то, что, работая в полиции, Шкуров неоднократно привлекался к административной ответственности, а в 2009 году был лишён водительских прав за управление автомобилем в пьяном виде.

Это дело прошло длинную и мучительную для семьи судебную эпопею. В марте прошлого года судья Краснокамского городского суда Александр Фомиченко начал было его разбирать, однако тут же своим решением прекратил рассмотрение, найдя для этого «неустранимые препятствия». В апреле Пермский краевой суд отменил его решение и обязал того же судью провести новое судебное разбирательство. В июне решение, наконец, последовало: Шкуров даже не был лишён свободы, ему лишь «ограничили» её: бывший полицейский в течение 3-х лет не должен выезжать за пределы Пермского края и был обязан периодически являться в специализированный госорган. Судья Александр Фомиченко не стал лишать Шкурова и права управления автомобилем. Подсудимый Шкуров вину не признал полностью, не раскаялся, извинений потерпевшим не принес, в заседании пытался свою вину переложить на погибшего. Между тем, судебная экспертиза установила, что у водителя Эдуарда Иванова не было возможности избежать аварии. При этом бывший полицейский вёл себя с потерпевшими так, как будто чувствовал свою неуязвимость.

Марина и Эдуард Ивановы. Рука судьбы еще не занесена...

Марина и Эдуард Ивановы. Рука судьбы еще не занесена…

При назначении наказания Шкурову судья Фомиченко учёл то, что погибший Эдуард Иванов якобы тоже находился в состоянии опьянения. Это обстоятельство обусловило и снижение взысканной со Шкурова суммы компенсации морального вреда до 400 тысяч рублей. Алкоголь в крови и моче погибшего якобы нашла судебно-медицинская экспертиза. Однако, вдова и вся семья погибшего категорически не согласны с её результатом. В экспертном заключении указано, что у погибшего отсутствуют три передних зуба, и даже их лунки заращены. Между тем, свидетельскими показаниями установлено, что на момент аварии у Эдуарда Иванова все передние зубы были целы. Кроме того, длина исследованного тела на 1 см меньше роста Иванова. «Он не был пьян, они исследовали не его тело! Это ложь, наглая и циничная ложь!!!» — уверена Марина. В своей кассационной жалобе Марина Иванова  и её адвокат Нина Варанкина потребовали отменить решение Краснокамского суда, поскольку судья Александр Фомиченко не дал никакой правовой оценки этим фактам и проигнорировал ходатайство о признании данной экспертизы недопустимым доказательством. Помимо этого они указали на то, что приговор в отношении Шкурова несправедлив, наказание, назначенное судом, чрезмерно мягкое, отказ во взыскании с виновного морального вреда в полном объеме необоснован. Семья, потерявшая отца и мужа из-за «лучшего пермского опера», была шокирована вынесенным ему приговором и требовала его пересмотра.

В сентябре Пермский краевой суд рассмотрел их кассационную жалобу, учёл все её аргументы и отменил приговор. Дело вернулось на новое рассмотрение в Краснокамск.

Наконец, недавно, 19 февраля, новый судья Светлана Гилёва вынесла новый приговор. К делу тогда уже было привлечено повышенное внимание общественности, в зале суда находилось много журналистов. Шкуров признан виновным в убийстве по неосторожности и осуждён на 5 лет лишения свободы в колонии-поселении с лишением права управлять автомобилем на 3 года. Помимо этого он обязан выплатить семье 250 тысяч в виде компенсации материального вреда и два миллиона — в виде причинённого морального вреда. Это несколько меньше, чем требовала потерпевшая Иванова, тем не менее этот вынесенный приговор, наконец-то, выглядит по её мнению разумным и справедливым.

Примечательно, что и судья Гилёва не нашла достаточных улик, чтобы признать экспертизу недействительной. Сложность составило то, что сам эксперт, проводивший данную экспертизу, тоже умер… Судья пошла простым путём: зафиксировала в приговоре, что в любом случае зависимости действий покойного Эдуарда от его опьянением не установлено.

Конечно же, такой приговор не устроил Шкурова и его адвокатов, и сейчас экс-полицейский пытается его обжаловать. Остаётся надеяться, что краевой суд проявит принципиальность, и приговор устоит. За этим судебным процессом следят многие, и слишком у многих от его исхода зависит вера в правосудие.

Роман Юшков

Просмотров: 551