Прирастёт ли Пермь таджик-таунами?

В конце зимы Пермь взбудоражила новость: на территории города либо же примыкающих к нему частей Пермского района планируется построить исключительно таджикское компактное поселение. В качестве вариантов таджикская диаспора рассматривает посёлок Култаево, где уже намечен подходящий земельный участок, или же микрорайон Заостровку. Последний, как известно всем пермякам, и так де-факто уже стал на сегодня местом концентрации выходцев из Средней Азии, более всего — таджиков. Но сейчас речь идёт о доведении этой полустихийной тенденции до окончательного и полного воплощения.

Под началом Сайфеддина Одинаева

Начать планируется со строительства первого сугубо таджикского дома на 2-3 подъезда высотой 3-4 этажа. Предполагается, что возводить дом будет строительная компания «СИМ» (директор Анатолий Сластников). Заказчиком выступит пермское ООО «ЕвроПлюс» (директор Джонибек Джононов). Последняя фирма занимается операциями с недвижимостью, финансовыми услугами и специализируется на обслуживании мигрантов-мусульман. Заказчик планирует реализовать построенную жилплощадь, не выставляя её на публичную оферту. Таким образом он сможет организовать продажу исключительно для покупателей-таджиков. Никаких препятствий для этого в законодательстве нет.

Такие картинки скоро могут стать обычными для Перми. Фото: wikimedia.org

Такие картинки скоро могут стать обычными для Перми. Фото: wikimedia.org

В затею теперь вовлечён и лидер таджикской диаспоры, скандально известный предприниматель Сайфеддин Одинаев.

Он сам говорил, что способен собрать вокруг себя мусульман для реализации данного проекта, в мечети в Заостровке он уже собирал народ и предлагал скинуться на это строительство, — сообщил корреспонденту портала rusplt.ru журналист телеканала «Рифей-Пермь» Вячеслав Дегтярников. -  Господин Одинаев гражданин РФ и имеет полное право по законодательству проводить такие сделки и строить дома. И здесь смущает и возмущает вот что. В моем фильме, который Одинаев оспаривал и выиграл суд, был показан человек, которого выдворили уже за пределы страны за участие в радикальном исламском движении. Он был приближенным Одинаева! Россиянин Одинаев очень плохо говорит по-русски, вам не кажется это странным? В диаспоре есть порядочные люди, знаю даже кандидатов наук, но лидером становится необразованный человек, к тому же бывший, скажем так, моджахед. Он участвовал по крайней мере в гражданской войне в Таджикистане… Что такое Заостровка сегодня? Первое: это нелегальная иммиграция. Каждый рейд УФМС выявляет огромное количество нелегалов. Второе: это ужасные условия труда. Фактически те же таджики попадают в рабство. Они бегут с родины, чтобы заработать у нас денег, а вместо цивилизованного общества попадают в какие-то анклавы, созданные по национальному признаку, в которых действуют не российские законы, а свои. Ситуация там такая, что наемные рабочие постоянно кому-то должны, и вот в этом состоянии рабства их можно подбить на что угодно. Посмотрите, сколько таджиков сидят по 228-й наркотической статье! Это в основном молодые люди, только что заехавшие на территорию РФ. Нужно обязательно вводить визовый режим, чтобы решить эту проблему. И властям нужно понимать, с кем они сотрудничают.

Путём чайна-таунов

Стоит добавить, что предполагаемые таджикские дома и микрорайоны, разумеется, не ликвидируют рабство и не цивилизуют пребывание таджиков в России. В квартирах явно будет жить бизнес-верхушка диаспоры, этакая современная байско-феодальная знать, а прибывающей массовке по-прежнему останутся рабство, перевозка наркотиков и сон на мешках с лавашами в подсобках и подвалах.

Глава Духовного управления мусульман Пермского края муфтий Мухаммедгали Хузин в своем комментарии сайту 59.ru также резко раскритиковал идею такжик-тауна:

- Мы прекрасно помним, во что превращаются места этнических поселений: чайна-тауны, Гарлем, Каирское кладбище, где проживает несколько миллионов человек, куда есть вход, но выхода нет… Если таджики построят свое национальное селение, то другие диаспоры скажут: «Давайте мы Индустриальный район Перми сделаем узбекским, Ленинский – татарским…»

Таким образом вместо введения визового режима с основным наркопоставщиком Таджикистаном, о необходимости чего так много говорилось на разных уровнях, мы получаем известие о планах строительства в Перми таджик-тауна. Которое действительно не может не тревожить. Легко представить, что это будет колоссальная наркобаза с развесочными и укалывательными, — как нынешние знаменитые цыганские поселки в Свердловской и Томской областях, но ещё на порядок круче. Это будет территория, практически закрытая для правоохранительных органов. Ведь и по практике западных чайна-таунов хорошо известно: тамошней полиции приходится проявлять чудеса профессионализма, чтобы хоть на сколько-то туда проникать, кого-то вербовать и хоть что-то контролировать. А наша полиция, подкошенная реформой, старающаяся лишний раз не связываться с южанами, будет здесь просто бессильна. Предвижу, как в таком таджик-тауне будут исчезать концы всех криминальных историй как в миниатюрной Чечне.

Впрочем, необязательно смотреть на западную практику — в Пермском крае уже есть свой печальный опыт анклавизации. Я говорю о кавказских, в первую очередь об азербайджанских диаспорах, возникших вокруг лесного бизнеса в Карагайском и Юрлинском районах. Размер диаспор — всего-то несколько сотен человек, но последствия драматические как в экономическом плане, так и с бытовой точки зрения для местного населения. Мы уже не раз писали об этом, так что не будем повторяться, просто коротко перечислим: грандиозные криминальная рубка, распил и вывоз леса, неуплата налогов, нарушение природоохранного, санитарно-эпидемиологического, трудового законодательства, труд нелегальных мигрантов, уличное хулиганство, остающиеся безнаказанными побои и изнасилования, бессилие полиции и местной власти… Давно пора понять, что анклав, колонизаторская ячейка по определению всеми средствами работает не на место своего размещения, а на свою родину. К местной же земле и местным людям отношение как и положено у колонизаторов — выжать всё, что возможно, и хоть трава не расти…

Абсолютно уверен: создание этнического анклава — это столь серьёзный шаг, что власть просто не имеет права сделать его без учёта мнения населения. А население здесь явно выступит против. Если власть хочет убедиться, пусть проведёт соцопрос!

А поскольку власть отмалчивается, пермяки по идее должны бы сейчас тысячами выйти на улицы под лозунгами: «Прекратить ползучую колонизацию!», «Это наша земля!!», «Пермь — для пермяков!!!» Но мало что может оторвать пермяка от дивана… Разве что отъём чего-то типа пенсий, причём не через год, а прямо сейчас.

Кто восполнит убывающие ряды?

Сайфеддин Одинаев пытается сейчас получить содействие этой инициативе со стороны краевой администрации. Пока, насколько нам известно, добро ему не дали. Вообще это уже не первая попытка такого рода. Несколько лет назад община просила у чиркуновской администрации земельный участок в Нижних Муллах. По информации из диаспоры, Банк Таджикистана был готов финансировать такой проект. Однако, власти взамен настойчиво предлагали таджикским лидерам селиться в более удалённых селеньях, мечтая возродить за счёт трудолюбивых азиатов пермское сельское хозяйство. Стороны тогда не договорились. К слову, с точки зрения сохранения стабильной региональной этно-культурной ситуации компактные поселения южан в сельской местности ещё более опасны, это скажет любой этнолог. В городе таджики хоть как-то ассимилируются и русифицируются, приезжие мужчины сходятся с русскими женщинами, традиционный восточный уклад разлагается… А вот в деревне, куда мигранты поедут семьями заниматься сельским хозяйством, он будет успешно воспроизводиться и даже консервироваться. Вот здесь-то гарантированно будут возникать настоящие маленькие Таджикистаны и Узбекистаны. Реальная экономическая эффективность такой практики в условиях Пермского края — отдельный вопрос.

Всем разумным экспертам понятно, что решать проблему восполнения коренного населения посредством весьма традиционалистских азиатских мусульманских народов — крайне рискованный номер. Ратовать за него могут лишь люди крайне недальновидные либо те, кто не связывает своё будущее с этой землёй. Есть гораздо более приемлемый вариант: организовать завоз в Россию молдаван. Молдавские строители охотно поедут в пригороды наших городов, если предоставить им землю под жильё, а построятся они сами. Это, с одной стороны, почти как таджики не избалованный, с другой стороны, европейский христианский народ, недалеко отстоящий от нас в культурном плане. Молдаване не образует диаспор и всегда хорошо ассимилируется в русской среде. Через 20-30 лет жизни в России молдавская семья практически полностью обрусевает. Вот кто должен пополнять убывающих на глазах славян и финноугров! Дифференцированное отношение к мигрантам из разных стран — совершенно нормальная практика всех европейских стран. Конечно, такого рода решение может быть принято, скорее, на федеральном уровне.

Власть меж тем, что федеральная, что региональная пока не желает даже всерьёз обсуждать эти проблемы, которые нарастают и нарастают…

Роман Юшков,
доцент Географического факультета ПГНИУ

Просмотров: 792