Пропавшие, но не забытые

Сегодняшняя российская действительность многим хороша, во всяком случае, когда дело касается комфорта и удобства. А когда человеку комфортно и удобно, и для поддержания этого удобства ему не нужен никто, об окружающих человек задумывается меньше всего. И когда беда случается с кем-то, это, как правило, его не касается. Да, конечно, если это друг или родственник, будут приложены все силы для того, чтобы помочь. А если беда случилась с совершенно незнакомым человеком, с которым, скорее всего, судьба никогда бы и не свела?

С болью за незнакомого

Совершенно незнакомые люди интересуют далеко не всех, что уж говорить, всегда проще отвернуться и пройти мимо, чем остановиться хотя бы на секунду и узнать, в чем дело. Это совершенно понятная и легко объяснимая позиция, не лишенная здравого смысла. Хорошо, что находятся люди, которые так не считают.

Пропавшие, но не забытыеСреди волонтерского движения, которое наконец-то начинает развиваться в России, есть одно направление, которое, пожалуй, стоит выделить из общей массы. Это поиск пропавших людей. Безусловно, искать пропавших должна полиция – и она этим занимается, но далеко не всегда у правоохранительных органов есть материальные и людские ресурсы для постоянного поиска. В случае, если пропадает ребенок или подросток, счет может идти на часы и даже на минуты, и полиция может не справиться. Здесь им на помощь приходят волонтеры.

Выпускница пермского политеха Светлана Неволина начала заниматься поиском людей случайно. Осенью 2011 года в Закамске пропала 10-летняя девочка Женя Объещикова. Светлана увидела информацию в интернете и решила присоединиться к поискам. Те поиски закончились трагически: выяснилось, что Женя погибла в первые часы после того, как пропала. Тогда многие волонтеры, вместе с которыми Светлана искала девочку, бросили поиски.  «Добровольцы, как правило, стихийно появляются и так же стихийно исчезают, а в постоянных остаются единицы. Искать мы начинали силами нескольких человек, сегодня волонтеров, готовых придти на помощь, уже несколько сотен», — поясняет Светлана. Сегодня она — администратор поисково-спасательного отряда «Поиск пропавших детей. Пермь и Пермский край», который входит в международную ассоциацию «Поиск пропавших детей». Главная задача Светланы — вести информационную поддержку активных поисков.

Именно информация и скорость обмена ею – залог успешной деятельности волонтеров. Как только поступает сообщение о пропавшем человеке – обычно звонят и пишут родственники пропавших или полицейские, – назначается координатор, который будет руководить действиями. Печатаются ориентировки, начинается смс-рассылка по базе телефонов волонтеров, которые работают по принципу «от каждого – по способностям»: например, у кого-то есть возможность распечатать ориентировки, а кто-то, наоборот, может их расклеить или участвовать в поисках на местности. Сильно помогает поискам мужская половина отряда, в частности, Алексей Паршуков, Влад Мефодовский, Костя Печников, Артем Гончаров и другие. Самым младшим волонтерам – их, конечно, не допускают до поисков на местности — нет и 18, самому старшему – 71 год.

За полтора года работы пермскими волонтерами обработано около 80 поисковых дел. А сейчас в поиске 7 детей от 8 до 18 лет и 11 взрослых. Естественно, что людей пропадает гораздо больше, но волонтеры могут занимаются только теми делами, по которым у них есть достаточно информации от родственников или по ориентировкам полиции.

Под грузом

С полицией волонтеры связаны тесно и регулярно обмениваются информацией. «Самодеятельностью мы не занимаемся, так как профессиональных навыков розыскных работ у нас нет, — говорит Светлана. – Но в последнее время от полицейских всё чаще поступают призывы присоединиться к поискам, за что мы им благодарны – значит, нам доверяют, и наши ресурсы востребуются».

Пропавшие, но не забытыеЗа свою работу Светлана получила награду -  памятный знак «За содействие МВД». В уголовном розыске высоко оценивают деятельность волонтеров: «Работа, проводимая волонтерами, неоценима. В своем бескорыстии люди готовы пойти куда угодно, лишь бы оказать помощь. Они все с болью в сердце относятся к чужому горю. Если пропал ребенок — нужно его найти». – говорит Дмитрий Соловьев, заместитель начальника  отдела организации розыска Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Пермскому краю.

А искать человека очень тяжело… Поисковики в любом случае испытывают стресс, устают эмоционально, ведь спокойно реагировать на чужую беду, особенно, если ты сам участвуешь в ее преодолении, невозможно. Во  время поисков нельзя просто взять и сказать: «Всё, надоело, ищите сами» — ты уже добровольно взял на себя ответственность. По громким делам – особенно, если к освещению ситуации подключились СМИ -  всё время поступает новая информация, телефоны добровольцев не смолкают. Бывает, волонтеры спят по 2-3 часа в день – пока есть надежда найти человека, нужно всё время быть в боевой готовности.

Никогда нельзя предсказать, где отыщется пропавший человек. Людей находят у родственников –  обычно, тех, кто сбежал сам, или у случайных людей, или просто в городе – тех, кто потерялся. Случается, что детей похищают – тогда важнее могут оказаться не собственно поиски, а информационная работа. Одного мальчика – Илью Ярополова – похитители вернули, не выдержав информационного давления в интернете и СМИ. «Это радость, радость до слез. Огромный поток положительной энергии и понимание того, что все было сделано не зря», - вспоминает свои первые поиски Светлана.

Поиски же взрослых, как правило, очень сложны, так как у взрослых много «скелетов в шкафу», люди многого не рассказывают, порой утаивая какие-то важные моменты, не понимая, что пускают волонтеров по ложному следу, теряют время – а ведь от этого может зависеть жизнь человека.

К сожалению, случается так, что волонтерам не удается найти человека живым. Но, как правило, такими случаями занимается полиция. Однако, если человека долго не удается найти, и нет достоверной информации о его состоянии, волонтеры не заканчивают поиск «по сроку давности», лишь меняется подход. На смену поискам на местности приходит информационная и аналитическая работа: расклейка ориентировок, распространение информации в интернете, работа с данными, поступившими из полиции.

Сквозь одиночество

Работа поисковиков – не только «полевая», огромное значение имеет общение с родственниками пропавших – это, прежде всего, психологическая поддержка. Людям, у которых случилось горе, порой жизненно необходимо знать, что их не оставят один на один с несчастьем, что есть неравнодушные люди, которые помогут. В нашей жизни мало кто вспоминает, что человеку это нужно всегда…

Не может не радовать, что СМИ в последнее время уделяют поискам всё больше внимания, помогают распространять информацию. Естественно, журналистам интересна реакция родственников пропавших, но тем, как правило, слишком тяжело, и уж точно не до прессы — поисковики никогда не дают журналистам контакты родственников пропавших, если те, конечно, сами этого не захотят.

Пропавшие, но не забытыеВажное место в деятельности волонтеров занимает и просветительская работа. Так, 25 мая прошлого года – в Международный день пропавшего ребенка, они устроили акцию – раздачу «детских паспортов». В них можно было внести всю информацию о ребенке, добавить его фотографию. Это очень полезно, ведь, когда ребенок пропадает, родители, находясь в сильнейшем стрессе, не всегда могут вспомнить какие-нибудь важные мелочи. У многих не бывает свежей фотографии ребенка, что особенно важно, ведь дети растут и меняются очень быстро. Об этом и многом другом, на что стоит обратить внимание родителям, и было написано в «паспортах».  Кроме того, нельзя пренебрегать и простым разъяснением правил поведения на улице – из-за беспечности родителей дети часто просто не знают, что можно, а что нельзя.

К сожалению, российская действительность мало приспособлена для эффективных поисков. Светлана Неволина привела в пример американскую и европейскую систему, в которой задействовано огромное количество элементов, как со стороны государственных экстренных служб, так и, что самое главное, со стороны организаций и обычных людей. Это и мгновенное оповещение всех экстренных служб, и информация на экранах и световых табло везде, где это возможно – от супермаркетов до автотрасс, и активное участие СМИ, психологов и других специалистов. Естественно, построить подобную систему в России очень сложно, но поисковики способствуют этому как могут. Однако, конечной целью волонтеров является нечто большее: не только создать механизм, который позволит эффективно искать потерянных людей, но изменить общество, дать людям веру в то, что в трудной ситуации они не будут одиноки. Ведь нет ничего более противоестественного, более противоречащего человеческой натуре, чем потерявшийся человек – одинокий среди толпы.

P.S. Связаться с волонтерами и помочь в поисках вы можете, зайдя на сайт poiskdetei59.ru, или позвонив по телефонам 7(342) 20-43-112 (круглосуточная горячая линия) или  8-922- 35-43-112. Страницы вконтакте: vk.com/ppdperm и в фейсбуке: facebook.com/groups/250495248340169

Никита Баранов

Просмотров: 956