Сердца трёх

Возвращение к теме: Каковы ход и исход описанных некогда нашей газетой драматических историй, причина которых – бессердечие (см. ЗЧ №7, 2012, №№1, 2, 2013)

«Мой адрес – не дом…» 

Ни конца, ни края, ни даже просвета не видать в более чем двухгодичных попытках добиться решения проблем Чулпан Чурагуловой из деревни Игатка Бардымского района. Напомним: из-за врождённого порока сердца девочке вживили кардиостимулятор. Последний работает как часы, но, увы, реагирует на электромагнитное излучение. Даже пульт от телевизора может ему повредить. Прибор раз уже давал сбой, и Чулпан еле спасли. Постоянную угрозу создаёт расположенная в 4 метрах от дома Чурагуловых высоковольтная линия электропередач, принадлежащая «ЛУКОЙЛу». Это при всём при том, что опасная зона ЛЭП распространяется на 15 метров.

Чурагуловы вынуждены была переселиться из своего дома в стоящий поодаль малоприспособленный для жизни строительный вагончик. Родители постоянно в страхе: а ну как, заигравшись, ребёнок, забежит за опасную черту… В какие бы кабинеты они ни обращались, везде встречали отказ. За исключением ПРПЦ, сотрудники которого активно включились в неравное противостояние.

Слово одному из них – Роману Юшкову: «Стремясь разрешить ситуацию миром, автор этих слов вступил в переговоры с представителями «ЛУКОЙЛ-Пермь». Логично, ведь, что богатейшая, постоянно прославляемая за реализацию «социально ориентированных проектов» компания, владеющая объектом повышенной опасности, осознает свою ответственность. Либо передвинет ЛЭП, либо поможет Чурагуловым переселиться в другое место. Не тут-то было! Нефтяники отрезали, мол, мы не отвечаем за тех, кто некогда кто-то построил дом рядом с ЛЭП, за купившего его затем Раифа Чурагулова…»

Тогда юрист ПРПЦ Сергей Трутнев зашёл с другой стороны. Поскольку семья, вынужденно покинув большой и удобный дом, поселилась в вагончике, он предъявил иск в связи с нарушением конституционного права девочки на жильё: «Мы требуем от «ЛУКОЙЛА» выплатить в пользу Чурагуловых компенсацию вреда в размере миллиона рублей, — на эти деньги семья могли бы приобрести землю и построить дом в безопасном месте».

Теперь уже стала «футболить» Фемида. Основания такие: а каковы критерии этого самого опасного влияния? Техпаспорт и сертификат кардиостимулятора составлены маловразумительно, его производитель — московское ООО «Медтроник» — упорно игнорирует запросы, позиция специалистов «Института сердца» почти соломонова: выявить степень вреда ЛЭП для здоровья Чулпан можно лишь экспериментально, то есть завести её в дом и… Комментарии, думается, излишни.

Анестезиолог Андрей Вотяков на скамье подсудимых

Анестезиолог Андрей Вотяков на скамье подсудимых

Бил! Но убил ли?

6 февраля в истории об избиении пациента врачом Пермского кардиоцентра наступил поворотный момент. Из показаний свидетелей, со страниц документов предстают шокирующие факты. В 20-м участке мирового суда Ленинского района Перми, в присутствии многочисленных журналистов, с 10 до 18 часов продолжалось заседание, где бывшему завотделением анестезиологии ФЦССХ Андрею Вотякову предъявлены обвинения по ч.1 ст.116 УК РФ за побои, нанесённые кировчанину Николаю Кулешову, впоследствии скончавшемуся.

Заслушивались показания свидетелей, из которых, в частности, следует, что Вотяков и ранее допускал грубейшие выходки. Так, по словам бывшей пациентки Тамары Копытовой, он орал на неё, осыпал нецензурными выражениями, отключил от аппарата искусственного дыхания. Затем, с угрозами «выкинуть её на помойку», выкатил из палаты на больничной кровати и помчал по коридору…

Полной неожиданностью явилось оглашение материалов проведённой в Новосибирске независимой медэкспертизы. В них утверждается: связь между побоями и летальным исходом таки есть (напомним, в фигурировавших ранее документах она отрицалась). «Налицо прямая причинно-следственная цепочка между дефектами при оказании медицинской помощи Кулешову, нанесёнными ему Вотяковым ударом по грудной клетке и наступлением смерти» — утверждают новосибирские специалисты. Сын погибшего Кулешова Василий держится решительно, открыто заявляет о своём стремлении добиться того, чтобы Вотяков «не отделался мизерным штрафом и лёгким испугом». Аналогично настроен адвокат пострадавшей стороны Сергей Щукин. Обвиняемый же, как и на предшествующем заседании, «тише воды, ниже травы». Прячет взгляд. На задаваемые вопросы отвечает односложно, едва слышным, срывающимся от волнения, голосом. Следующее заседание суда состоится 31 марта. Судя по всему, приговора не последует и на нём.

Василий Кулешов, сын погибшего пациента: «Мы будем добиваться, чтобы Вотяков не отделался лёгким испугом и символическим штрафом, а отправился за решётку. Уголовный кодекс предусматривает и возможность назначения дополнительной меры наказания — лишение права занимать определённые должности или работать в определённой сфере. Думается, он этого заслуживает».

Уголовная тяжба (которой предшествовала административная — по ст. 19.20 КоАП РФ «Осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специальной лицензии», с треском проигранная ФЦССХ), безусловно, дополнится гражданской. Пострадавшие вчиняют Вотякову и ФЦССХ иск о компенсации морального вреда на сумму 1 млн 100 тыс. руб.

Наконец, стало известно, кто 3 июля прошлого года выложил в Интернет видеоролик избиения покойного Кулешова, вызвавший столь широкий резонанс. Это медбрат Григорий Савин, ныне уволившийся. Переснятую им на сотовый телефон сцену тот неоднократно показывал коллегам. Реакция была — от нейтральной до любопытства к «приколу». Узнал о видео и руководитель учреждения — Сергей Суханов, сперва среагировавший по принципу «не выносить сор из избы». Однако, было поздно.

По большому же счёту Вотяков — лишь слабое звено в цепи творящихся в «Городе сердца» нарушений и злоупотреблений. За которые Сергей Суханов получил аж выговор.

Анечка была весёлой и развитой девочкой. ФОТО: ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА

Анечка была весёлой и развитой девочкой. ФОТО: ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА

В жизни отказано

Моя внучка, 5-летняя Аня Фаткуллина, скончалась 4 января прошлого года после операции в Пермском федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии (ФЦССХ) и заражения синегнойной палочкой. Несмотря на ухудшение самочувствия, больную не обследовали должным образом, отказали ей в госпитализации. Возбудили уголовное дело, а вскоре, по распоряжению из Москвы, «учитывая повышенные сложность и общественный резонанс», передали его СУ СК РФ по Уральскому округу. И вот, год спустя, появились результаты судмедэксперизы: инфицирование произошло в ФЦССХ; источник распространения инфекции – митральный клапан, операцию на котором проводил руководитель медучреждения Сергей Суханов; следовало провести соответствующие анализы и оставить девочку в стационаре… Обвинение в причинении смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) предъявлено врачу Светлане Сазоновой. Та уверяет, мол, решение о госпитализации не в её компетенции. А кого? Зав. детским отделением Михаила Сергеевича Суханова? Но тогда к нему должна быть применена совершенно иная статья – 293 (халатность). Это под большим вопросом. Оба Суханова, выгораживая себя, дружно свидетельствуют против Сазоновой. Последней же, при наличии несовершеннолетнего сына, реально ничего не грозит. Даже при вынесении самого сурового приговора автоматически сработает амнистия, объявленная по случаю 20-летия российской Конституции. Тогда, может, спросить с медучреждения и его руководства за факты «синегнойки»?  Ведь стало известно, что не только Анечка стала жертвой таковой. Упомяну хотя бы кировчан Валерия Сергеева и Алексея Чуракова. По непонятным причинам в отдельное производство наличие в стенах ФЦССХ смертоносной инфекции не выделили. Остаётся уповать на близкий уже суд.

И тогда мы сказали «Нет!»

Сперва наши с дочерью обращения в инстанциям по поводу гибели Ани встречалось в штыки. Отписка следовала за отпиской. И только когда мы объединились в инициативную группу с теми, у кого произошло такое же несчастье, нас, по крайней мере, стали выслушивать. Пошли публикации в СМИ. Весьма действенными оказались пикеты – у главного корпуса ФЦССХ, у резиденции губернатора, на выставке «Медицина и здоровье»… Возникло движение «Нет бессердечию!», ставшее межрегиональным, поскольку среди его активистов имеются не только прикамцы, но и жители Кировской и Свердловской областей, Удмуртской республики и др.

Мы занимаемся морально-психологической, информационной и правовой взаимоподдержкой. При возможности надеемся и на оказание материальной помощи, организацию консультаций профессиональными юристами. Выявляются случаи нарушений и злоупотреблений в медицинских учреждениях.  Проблема заключается в том, что официальная статистика в этой сфере закрыта и «смазана» (к примеру, пациент выписывается из ФЦССХ с якобы нормальным результатом, а если он вскоре умирает в местной больнице, факт «приписывается» именно к последней). Конкретные случаи осложнений и смертей не разглашаются официальными структурами ещё и потому, что относятся к сфере персональных данных. Взять хотя бы январскую смерть Татьяны Сбоевой. Поэтому в основном мы опираемся на поддержку общественности, в т.ч., медицинской.  Взаимодействуем с надзорно-правоохранительными органами, судами (кстати, все 7 процессов по ст. 19.20 КоАП РФ выиграны. В ходе беседы с руководителем краевого СУ СК РФ Мариной Заббаровой последняя заверила: «пациентские дела» находятся на её личном контроле, будет проведена проверка обоснованности отказов в возбуждении уголовных дел, все представленные активистами движения документы, материалы и свидетельства приобщаются к делам и изучаются.

Протестная деятельность – не самоцель. Далеки мы и от шельмования медиков, поиска «врачей-отравителей». Попытались и – небезуспешно – выстроить диалог с уполномоченными по правам человека трёх субъектов Федерации, властными структурами, Общественной палатой Пермского края, Обществом кардиологов РФ. Весьма конструктивной была моя встреча с губернатором Прикамья Виктором Басаргиным

Сейчас реакция на меня и возглавляемое мною движение – противоречивей некуда. С одной стороны – официальное признание, в т.ч., включение в общественный совет крайминздрава, награждение грамотами Совета Федерации РФ и краевого Уполномоченного по правам человека. С другой – насторожённость власть имущих и готовность «отскочить» при малейшем изменении политконъюнктуры. С третьей – ощущаем постоянный (в основном – закулисный) прессинг.

Глава ФЦССХ маневрирует. То предлагает мне «встретиться и всё уладить», то идёт на попятную. Продолжает хвалебный самопиар (в том числе, по линии «Народного фронта»), хотя нет-нет и «проколется». Так, недавно заявил, мол, создан попечительский совет ФЦССХ под председательством губернатора. А от того последовало опровержение. Суханов стремится подмять под себя находящийся в краевом ведении «Институт сердца». Поснимал ряд подчинённых, включая сына.

Ладно, не стать-привыкать, ещё потягаемся! Опыта поднакопилось, поддержку ощущаем, результаты налицо. Да и Суханов уже не тот. Ореола непогрешимости и «всёсхваченности» ему уже не вернуть. Поговаривают даже: чуть что, замена «сердечному доктору» готова – в лице зама Андрея Марченко.

P.S. Буду благодарен всем, кто откликнется. Мои координаты: 89124896904; ar_kons@mail.ru

Аркадий Константинов

Просмотров: 915