Сладкий ужас на краю гончаровского «Обрыва»

Этот отпуск прошёл у меня под знаком Ивана Александровича Гончарова. И это жаркое лето окончательно помогло мне осознать, что Гончаров — самый любимый из моих русских классиков. Его главная, скажем так, трилогия — «Обыкновенная история», «Обломов» и «Обрыв» — это наиболее дорогие моему сердцу слитки в запасниках золотого века русской литературы.

Непревзойдённый мастер русского психологического романа Иван Александрович Гончаров

Непревзойдённый мастер русского психологического романа Иван Александрович Гончаров

У Гончарова нет ни толстовского морализаторского проповедничества, ни достоевского надлома и сумасшествия. Впрочем, есть и свой надрыв, и экстатика, и горестно-сладостный ужас падения, но в отличие от Достоевского без перехода в психопатологию и саморазрушение.

А ещё есть божественная лёгкая ироничность, чрез которую преломляются порой самые важные проблемы человеческого бытия. Есть тонкие переливы от горестной сострадательности к своему герою к почти безжалостному преуморительному издевательству над ним, не отменяющему, впрочем, отеческой нежности к нему автора.

Да, люблю я и Достоевского с его бесконечной нравственной, криминальной, социальной патологией в фокусе художественного анализа. Но всё же гончаровская драма, комедия и пусть даже трагедия «нормальных» людей милее моему уставшему мещанскому сердцу. И здоровый гончаровский патриархальный консерватизм тоже. Ну, а про филигранно тонкий психологизм, «диалектику души», и говорить нечего.

Всякий русский юноша должен прочесть «Обыкновенную историю» как предупреждающее средство против слишком сильных юношеских разочарований. Всякого потерпевшего от любви да излечит и хоть сколько-то отвлечёт от его драмы глубокий и завораживающий «Обрыв». Всякого уставшего на жизненном поле битвы и хандрящего да поддержит и укрепит вечный пример бессмертного «Обломова».

Роман Юшков

 

Просмотров: 503