Смерть, летающая над Пермью

То, что власть нас часто обманывает – ни для кого не секрет. А как раз недавно нам представился еще один повод в этом убедиться.

В Перми уже не один десяток лет существует служба по отлову бродячих собак, на сегодняшний день она именуется МКУ «Пермская городская служба по регулированию численности безнадзорных собак и кошек» (директор – Галина Ходырева). Служба напрямую подчиняется Управлению по экологии и природопользованию Администрации города Перми (руководитель – Антонина Галанова). Задачами этой службы является гуманное (!!) регулирование численности бездомных собак.

Порядком отлова службы установлено, что «при отлове безнадзорных собак лица, осуществляющие отлов, обязаны соблюдать нормы гуманности и не допускать жестокого обращения с животными. Ловцам запрещается наносить травмы животным или производить действия, которые могут привести к летальному исходу животных».

Отловленные животные должны доставляться в приют в день отлова и содержаться 6 месяцев.

Кроме того, ведомственная целевая программа регулирования численности собак и кошек на территории города Перми (утверждена Постановлением администрации г.Перми № 474 от 22.08.2012, исполнитель — вышеназванное управление) гласит, что «современные тенденции в работе с безнадзорными собаками и кошками предполагают исключительно гуманные методы и подходы к проблеме».

Ирина Безрукова демонстрирует шприц с аделином

Ирина Безрукова демонстрирует шприц с аделином

Но власть, как уже говорилось выше, правила пишет не для себя.

Еще с прошлого года из разных точек Перми мне стали поступать сигналы о том, что ловцы службы отлова, имея в арсенале так называемые «летающие шприцы» (заряды для ружей, представляющие собой шприц со снотворным), убивают собак на месте. То есть начинкой шприца является не безопасное вещество, от которого собака засыпает и позже просыпается уже в вольере приюта, а смертельный яд, мгновенно умерщвляющий живое существо.

По свидетельству очевидцев, а на сегодняшний день их опрошено нами более 40 человек, при попадании в собаку «летающий шприц» вызывает судороги, паралич дыхания и мучительную смерть животного. Такие случаи были описаны в Закамске (район рынка), Мотовилихе, м/р Крохолева, Парковый и др. Свидетели подобного «гуманного отлова» обычно находились в шоковом состоянии, поэтому ловцы быстро делали свое дело, сваливали собак себе в машину и уезжали восвояси.

Но однажды «план Барбаросса» дал осечку. 2-го апреля на ул.Бородинская, 23 (Крохолевка) на глазах у опекуна Лидии Поповой ловцы застрелили собаку Настю. В смертельных конвульсиях Настя билась в подъезде, а Лидия Афанасьевна успела захлопнуть тяжелую железную дверь подъезда перед самым носом ловцов. Минут 40 ловцы барабанили в дверь, сопровождая это отборным матом вперемешку с требованием отдать собаку и шприц, но так ни с чем и удалились. Настя промучилась три часа и погибла, но нам в руки попал шприц с остатками вещества. Экспертиза показала, что в шприце был аделин – смертельный яд, вызывающий паралич дыхательных мышц и смерть от удушья в обездвиженном состоянии у любого живого существа. Несколькими днями позже нам удалось разговорить бывшего ловца службы отлова, который сообщил о том, что аделин всегда присутствовал в арсенале ловцов почти с того момента, как вошли в употребление ружья с «летающими шприцами». По желанию заказчика отлова или по указанию сверху отстреливали либо снотворным (на усыпление), либо аделином (насмерть). Выгоднее было привозить живых собак, за них больше платили. Но иногда поступало прямое указание – убивать. А в сентябре 2012 года запасы снотворного вещества закончились, и тогда стали использовать только аделин. То есть все знали, что ловцы едут убивать. С момента принятия программы не прошло и месяца.

Система городской администрации везде рапортует и пишет о гуманных отловах, о необходимости стерилизации и любви к братьям нашим меньшим. Появляются заказные статьи о том, как хорошо работает эта служба, на деле же собак подвергают изуверским пыткам и стреляют насмерть прямо на улицах.

На мои неоднократные письменные обращения в Управление по экологии и природопользованию   по поводу конкретного вещества, которое применяется для обездвиживания собак при отлове, мне отвечали кратко и лаконично — отлов производится «современными средствами». В апреле на личном приеме я обратилась к Антонине Александровне Галановой и, глядя в глаза, спросила: «Вы знаете, что собак на отлове убивают аделином насмерть?» «Нет, я вообще не знаю, что такое аделин», — сказала госпожа Галанова.

Собака – это лучший друг человека, много веков спасала и защищала хозяина, помогала нам выжить во все времена. И во все же времена человек обходился с собаками бесчеловечно. Это мы выбросили на улицу этих собак (или их предков), и мы же теперь закрываем глаза на то, что их зверски убивают.

В своем цинизме власти пошли еще дальше: они ангажировали (и даже создали под себя) несколько организаций, позиционирующих себя как зоозащитные. Эти организации везде трубят о сотрудничестве с чиновниками, о проведении совместных акций гуманного образования, лицемерно восхваляют власть, а за это получают субсидии и гранты. Не запятнали себя лишь приют «Доброе сердце», «Островок надежды» и «Кошкин дом».

Нами сейчас поданы обращения в прокуратуру, написаны письма в высшие эшелоны власти. Движение «Право на жизнь» организовало «горячую линию» по случаям убийства собак. Отлов животных на улицах города должен производиться гуманно, не подвергать опасности людей и в первую очередь детей, живые собаки должны доставляться в приют и содержаться там 6 месяцев.

Ирина Безрукова,
координатор движения «Право на жизнь»

Все, кто стал свидетелями нарушений в процессе отлова собак могут обратиться к нам по телефону 8-919-45-31-614. Ваша информация будет зафиксирована и, несомненно, внесет вклад в общее дело установления порядка, гуманности и законности при обращении с бездомными животными.
Просмотров: 627