Свой своего обидит

«Работодатель-вымогатель» – так должна была называться эта статья изначально. С тем, что у трудовых мигрантов забирают паспорта, юристы Пермского регионального правозащитного центра сталкиваются постоянно. Как правило, обвинение падает на работодателя. Но на поверку оказалось, что этим грешат и диаспоры. Помогая приезжим землякам сделать документы (в том числе незаконно) и устроиться на работу, свои же единоверцы дерут с гастарбайтеров втридорога и потом держат на крючке, заставляя отрабатывать долг. А чтоб никуда не делся и не сбежал на родину – паспорт в залог. И мигранты, которые боятся жаловаться на местного работодателя, пока он их не кинул по полной программе, тем более не хотят жаловаться на своих родных кровососов.

Поселок Менделеево Карагайского района. На этой пилораме, окруженной длинными «улицами» из штабелей спиленного леса, работают одни иностранцы, а владелец - выходец из Азербайджана. Кажется, приезжие так и вырубят у нас весь лес. Фото: Татьяна Кротова

Поселок Менделеево Карагайского района. На этой пилораме, окруженной длинными «улицами» из штабелей спиленного леса, работают одни иностранцы, а владелец — выходец из Азербайджана. Кажется, приезжие так и вырубят у нас весь лес. Фото: Татьяна Кротова

Заглянуть на кухню тёмных дел пермских диаспор поможет история с одним узбекским парнем по имени Элербек. Он обратился в ПРПЦ со стандартной жалобой на хозяина пилорамы в Менделеево: обещанных денег не платит, паспорт не отдает. Не отдает, потому что мигрант ему якобы должен 10 тысяч рублей за постановку на миграционный учёт (по закону это БЕСПЛАТНО, но на практике искусственно наставлено столько рогаток, что встать на миграционный учет без услуг посредников для простого мигранта «с улицы» невозможно).

Работодатель – азербайджанец, которого мигранты называют Максим, в телефонном разговоре с нашим юристом даже не думал отпираться. Он подтвердил свое условие: 10 тысяч рублей за возвращение паспорта Элербеку. И только когда юрист просветил Максима, что его действия в лучшем случае тянут на статью 163 Уголовного кодекса РФ (вымогательство), работодатель проявил сознательность, вернув паспорт законному хозяину. Правда, хэппи-энда не получилось. Как позже узнал Элербек, его «долг» вычли из зарплаты другого узбека, работающего на той же пилораме.

В конце апреля сотрудники прокуратуры Карагайского района, Госинспекции труда и Федеральной миграционной службы при участии ПРПЦ предприняли проверку в вотчине Максима, где работал пожаловавшийся мигрант. Это одна из многих пилорам в Карагайском районе, находящаяся в поселке Менделеево, на улице Промышленная, 42, и принадлежащая пермскому ООО «Первая лесная компания». Здесь работают только мигранты из Узбекистана и Таджикистана — бесправные, забитые люди, которым некуда деваться. На пилораме они и живут: крутая лесенка с обвалившимися ступеньками ведет наверх, в давно предписанный миграционной службой к сносу «курятник», где спят и едят гастарбайтеры.

Эти мигранты из Таджикистана работали без разрешения, но при проверке отделались легким испугом и незначительными штрафами. Российская Фемида нынче добра... Фото: Татьяна Кротова

Эти мигранты из Таджикистана работали без разрешения, но при проверке отделались легким испугом и незначительными штрафами. Российская Фемида нынче добра… Фото: Татьяна Кротова

В развалюхе, где работает два десятка мигрантов, уличный холод. Пилорама круглосуточно даёт лес, а это означает тяжелые дневные и ночные смены по 12 часов, с одним выходным в неделю (отдыхают в воскресенье, а не в священную для мусульман пятницу — азиатов тут никто не балует, хотя хозяин тоже из правоверных). И при этом постоянные недоплаты и побои, чтобы выгнать на работу приболевших «симулянтов». Неудивительно, что Элербек хотел уйти с этой каторги, но не мог, месяцами выпрашивая свой паспорт.

Техника безопасности? Не, не слышали!.. Инспектор по охране труда сразу понял: наш клиент. Горы бревен вокруг пилорамы сложены без всякой страховки, так что в любой момент могут раскатиться; ленточные станки не соответствуют требованиям; оголенные провода там, где под ногами желтые барханы опилок и все может полыхнуть от одной искры, и т.д. Посреди всего этого безобразия попались нелегально работающие таджики. Троих нарушителей задержали и составили протоколы, но зря гастарбайтеры перепугались. Дело ограничилось штрафами по 2 тысячи рублей с каждого задержанного. Самый большой штраф, который был наложен на офис-менеджера ООО «Первая лесная компания» Олесю Аминову за нарушения в области охраны труда, составил 5 тысяч рублей.

Самым серьёзным наказанием стала остановка производства на 90 дней по решению Карагайского районного суда от 7 мая. К сожалению, нет уверенности, что пилорама действительно закрылась на три месяца и кто-то контролирует исполнение решения суда. Что-то подсказывает, что мигранты уже с лихвой отработали эти штрафы своим пострадавшим от закона хозяевам.

…Худо-бедно с работодателем разобрались. Но пока паспорт находился в чужих руках, срок миграционного учета истёк, а значит, Элербек потерял право находиться в России. Это проблема для кого угодно, но не для диаспор. Каким-то чудом через несколько дней молодой узбек легализовался, но попал в кабалу к своим землякам-благодетелям. Теперь уже пермская диаспора удерживала его паспорт, требуя деньги за оказанную услугу перерегистрации. Бедный парень теперь не знал, как унести ноги домой. Не помогло и посредничество его «далёких родственников», как они представились по телефону сотрудникам ПРПЦ. В результате Элербек тихо исчез, оставив свой злосчастный паспорт в лапах вымогателей. Видать, нашлись добрые люди, помогли беспаспортному — и тоже, наверное, небескорыстно.

Негодные ленточные станки и кустарная проводка на стенах - это будни менделеевской пилорамы под носом у проверяющих органов. Фото: Татьяна Кротова

Негодные ленточные станки и кустарная проводка на стенах — это будни менделеевской пилорамы под носом у проверяющих органов. Фото: Татьяна Кротова

Судьба мигранта, приезжающего в Пермь, во многом зависит от того, будет он устраиваться самостоятельно или попадет под опеку своей диаспоры. Подопечного подхватывает система, живущая по своим внутренним законам «государства в государстве», и многие мигранты плывут по течению, пользуясь отлаженными связями. Плата за это — не только долговая кабала у посредников, но и снижение шансов интегрироваться в наше общество, так как мигрант варится в своем котле.

В личных беседах иностранцы разоблачают свои же диаспоры, где, по их словам, лежат пачки чужих паспортов. Рассказывают под страшным секретом и то, что диаспоры вступают в сговор с работодателями, направляют к ним группы нелегалов, которых заранее решено обмануть с зарплатой. Когда работа на 99% сделана, работяг сдадут в полицию или миграционную службу, а выручка будет поделена между организаторами схемы. Но те же самые иностранцы дружно осуждают Элербека за то, что посмел обратиться в российские правоохранительные органы. Ибо пошёл против своих, перешагнув нерушимые племенные узы…

Татьяна Кротова,
сотрудник ПРПЦ

ПО ЗАКОНАМ БЕЗОГОВОРОЧНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Комментарий директора ПРПЦ Сергея Исаева. В связи с вышесказанным хочется обратить внимание на то благодушие и безграничное доверие, с которым смотрят на кавказские и среднеазиатские диаспоры люди из кабинетов нашей государственной и муниципальной власти. А уж если руководство диаспоры зарегистрировало какую-нибудь общественную организацию или национальную автономию, то и говорить нечего. Такая организация автоматически становится лучшим партнёром власти в деле гражданского контроля и регулятора любых неблаговидных аспектов деятельности этнической общины, миграционных процессов, конфликтных ситуаций и т.д. Складывается впечатление, что наши чиновники сознательно засовывают голову в песок и делают вид, что не догадываются, кто же является координатором этих самых неблаговидных аспектов… В духе тотальной и безоговорочной толерантности на диаспору проливается дождь бюджетной помощи и административной поддержки. Расплачиваться же за такое циничное благодушие в той или иной форме рано ли поздно приходится коренному населению.

Просмотров: 621