Время создавать и время разрушать

…Начало 90-х годов прошлого века. Тяжелейшее время для каждого региона и для всей России в целом. Несмотря на это принимается ряд нормативных правовых документов, как на федеральном, так и на региональном уровнях по социальной защите людей, которые в ней нуждаются.

Мы жили тогда на планете другой…

В июле 1993 г. Малым советом Пермского областного совета народных депутатов была одобрена программа мер по социальной поддержке малоимущих групп населения на 1993 год. В 1994 году было принято два постановления администрации области: «О мерах по развитию учреждений социального обслуживания семьи и детей в Пермской области» и «О развитии сети социальных учреждений в городах и районах области в 1995 г.».

Не каждому пожилому человеку повезло оказаться под опекой близких. Фото: Игорь Катаев

Не каждому пожилому человеку повезло оказаться под опекой близких. Фото: Игорь Катаев

В первом постановлении шла речь об окончании разработки концепции региональной семейной политики. В соответствии с нею следовало определить необходимое число и перечень учреждений социального обслуживания семьи и детей в области, и, в соответствии с конкретной демографической ситуацией и её прогнозом, планы развития сети учреждений для каждой территории области. Также говорилось о передаче на баланс органам социальной защиты населения освобождающихся помещений, находящихся в областной собственности. Главам администраций Коми-Пермяцкого автономного округа, городов и районов области в течение 1994 г. рекомендовалось решить вопрос об открытии новых учреждений социального обслуживания.

Во втором же постановлении уже фиксировалось, что в первом полугодии 1994 г. в области создано 11 центров социальной помощи, 58 отделений сестринского ухода, продолжают деятельность 11 домов для престарелых граждан. Этим постановлением предусматривалось считать создание комплексной территориальной системы социального обеспечения семьи и детей, престарелых граждан и инвалидов одним из приоритетных направлений деятельности органов социальной защиты населения.

В том же 1994 году постановлением администрации Пермской области была утверждена ещё и годовая Областная программа мер по социальной поддержке малообеспеченных групп населения. Благодаря всему этому в Пермской области была создана тогда разветвленная сеть социальных учреждений различного типа.

Ко времени принятия указных постановлений Администрации Пермской области уже действовало «Положение о центре социального обслуживания», утвержденное в 1993 г. приказом Министерства социальной защиты населения Российской Федерации. Согласно Положению основной и первоочередной задачей Центра социального обслуживания является выявление престарелых, инвалидов и других лиц, нуждающихся в социальной поддержке. В свою очередь ГОСТ «Социальное обслуживание населения. Термины и определения» чётко объясняет, что «комплексный центр социального обслуживания населения», это – учреждение социального обслуживания, предназначенного для оказания семьям и отдельным гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, помощи в реализации законных прав и интересов, содействия в улучшении их социального и материального положения.

Глядя на всё это, сейчас понимаешь, что тогда мы, Пермская область, жили ещё в другой стране и при другой власти…

Я бывал в своё время в таком комплексном центре, расположенном по улице Екатерининской (бывшая Большевистская), 98, и беседуя с его пациентами, получил от них о центре только положительные отзывы. Несколькими словами можно сказать, что комплексные центры – это те учреждения, которые остро нужны людям, нуждающимся в социальной защите. И их надо было лелеять, развивать и совершенствовать…

В логике бизнеса

Но, к сожалению, ситуация сложилась по-другому. К руководству области, ставшей затем краем, пришли люди, которые исповедуют совсем другие ценности. В их лексиконе и обиходе все реже стали звучать термины, понятия и определения социального характера и все чаще – «бизнес», «прибыль», «доход», «выгода»… Объясняется это тем, что руководителями стали бизнесмены. И ими же, в основном, заполнились депутатские места в региональном Законодательном Собрании.

Когда появилась мысль о сокращении бюджетных учреждений и расходов на них, сказать трудно. Задача сокращения расходов на бюджетные учреждения на 30% была поставлена перед структурами местной власти на 2007-2005 годы. Почему она появилась в это время утверждать не возьмусь. Как известно с официальными объяснениями необходимости изменений в социальной сфере в Пермском крае обстоит неважно. Можно предположить, что через 10-13 лет потребности в такой разветвленной системе социальной защиты уже не было. Конечно, еще оставалось немало пожилых людей, нуждающихся в «плотной» государственной опеке. но, начав рубить с плеча, о них уже не думали.

Напрашиваются и другие параллели. Резко был увеличен управленческий аппарат: обычные отделы Администрации области были преобразованы в министерства. Появились Правительство края, различные агентства и другие структуры, входящие в него, а параллельно с ним стала функционировать Администрация губернатора. Возросли и расходы на содержание этого аппарата.

Бизнесмену во власти более чем кому либо понятна задача развития отечественного, читай — пермского, бизнеса. Как тут не помочь бизнесу, в котором многие и сами участвуют? В закон Пермской области от 30.08.2001 «О налогообложении в Пермской области» были внесены изменения. Многим субъектам налогообложения было снижено на 4% отчисление налога на прибыль, поступающего в бюджет Пермского края. Некоторые депутаты Законодательного Собрания позже рассчитали, что ежегодно от этой поправки в законе наш край теряет в пределах 7-8 миллиардов доходной части регионального бюджета. А за 6 лет потеря составила более 40 миллиардов рублей. И их тоже надо покрывать. Смею предположить, что самое немудреное — за счет социальной сферы.

Для этого была проведена большая подготовительная работа. Прежде всего, в управленческих структурах региона стали доминировать кадры, которые должны смотреть в рот начальству, а свое мнение оставлять при себе. Следующим шагом стало переподчинение бюджетных учреждений – из муниципального подчинения они перешли в региональное. Хотя Федеральный Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» велит поступать наоборот. Теперь все преграды были сняты, шлагбаумы открыты, можно действовать. И такие действия начались…

В сентябре 2005 года выходит Указ губернатора №155 «О социальном обслуживании населения в Пермской области». В указе говорится, что он сделан «в целях реализации Федерального Закона «Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации…». В 17-й статье которого, заметим, чётко сказано о комплексных центрах социального обслуживания населения и центрах социального обслуживания. Тем не менее, в самом указе такие формы социального обслуживания уже отсутствуют. И это не случайно. Похоже, что уже тогда у руководителей региона созрела мысль о ликвидации всей не ими созданной разветвленной сети. Подтверждением сказанного являются и постановление Правительства Пермского края от 18.05.2007 «О государственном стандарте социального обслуживания населения Пермского  края». В этом стандарте уже предусмотрительно отсутствует раздел о полустационарных учреждениях, к которым относятся комплексные центры и которые, кстати, предусмотрены ГОСТом. Таким образом, региональный стандарт социального обслуживания не учитывает важнейших требований национального стандарта.

В списках не значатся

А события развивались дальше. Распоряжение губернатора от 30.07.2007 «О реструктуризации бюджетного сектора» предусматривало за 2,5 года сократить расходы на содержание бюджетных учреждений на эти самые 30%. Вслед за этим распоряжением вышло два приказа Министерства социального развития Пермского края. Из государственного задания исчезла услуга, предоставляемая комплексными центрами социального обслуживания населения. И сделано это было умышленно, чтобы дать простор для ликвидации комплексных центров социального обслуживания населения.

Как и следовало ожидать, буквально через несколько дней были подписаны приказы Агентства по управлению социальными службами Пермского края. Согласно этим приказам было закрыто 51 отделение, что привело к ликвидации целиком комплексных центров социального обслуживания населения. Запланированная социальная катастрофа произошла… Коммерческие структуры, которым часть функций уничтоженной системы была передана на принципах аутсорсинга, восполнить возникшего провала не могут и даже не пытаются. Мы неизменно регистрируем ухудшение качества жизни пожилых людей.

Такая ситуация сложилась только в Пермском крае. В других регионах открывают, а не закрывают центры. В нашем крае это стало прямым результатом сокращения расходов на содержание бюджетных учреждений на 30%. Возникает вопрос – почему именно на 30%? Откуда такая цифра? Напрашивается ответ – с потолка. Могло быть не 30, а 20 или 60%. Ведь люди, нуждающиеся в социальной защите, беспомощны. Сколько их, где они проживают, в чем нуждаются, никто теперь не знает, так как Министерство социального развития Пермского края их больше не выявляет и учета не ведет. Их интересов никто в органах власти не лоббирует. Вот и получается, что в угоду растущему числу чиновников, созданию благоприятных условий для толстосумов за счет снижения налога страдают самые обездоленные.

Защиту людям ни в каких инстанциях найти не удалось. Десятки публикации в СМИ в защиту этой категории граждан результатов не дали. Но где там, при существующей политической системе все каналы обратной связи и гражданского влияния прочно заткнуты. А вот места для поощряемого административного волюнтаризма остается много.

Пермский краевой совет ветеранов пытался предотвратить ничем необоснованное закрытие социальных учреждений, обращаясь к депутатам Законодательного Собрания, в Управление Росздравнадзора по Пермскому краю, в Прокуратуру Пермского края. Но все заканчивалось отписками, так как никто в суть дела вникать не захотел. А Министерство социального развития Пермского края настолько уверено в своей непогрешимости, что на запрос краевого совета ветеранов спокойно и прямо ответило, что в настоящее время не существует учреждения, на которое возложена задача по выявлению граждан, нуждающихся в социальном обслуживании, в связи с тем, что предоставление государственных услуг в сфере социальной политики носит заявительный характер. Читаешь этот ответ и поражаешься: почему же в Пермском крае не в почете то, что предусмотрено нормативными правовыми актами федерального уровня? То, что с успехом применяется в других регионах в интересах людей, нуждающихся в социальной защите?! Похоже, что в отдельно взятом регионе объем социальных прав человека резко сокращен и социальная направленность политики Российской Федерации в нем поставлена под сомнение!

Петр Бондарчук, заместитель председателя
Пермского краевого совета ветеранов

Просмотров: 355