Заглянуть за решётку

Знакомьтесь: общественная наблюдательная комиссия Пермского края

Есть такая работа – тюрьмы проверять. Впрочем, не столько тюрьмы, сколько условия жизни людей от мала до велика, которые в них находятся подчас многие годы. Да и в точном смысле слова тюрем, под которыми понимается самый строгий вид исправительного учреждения, в Пермском крае нет, а есть длинный перечень мест принудительного содержания из 126 единиц. В нем — и исправительные учреждения, и следственные изоляторы, и изоляторы временного содержания, и камеры для временно задержанных лиц в отделах внутренних дел, и закрытые спецшколы.

Собственно, речь идет даже не о работе, а об общественной нагрузке – важной, значимой, но очень общественной. Есть в Пермском крае местами принудительного содержания, как  видно из перечня, не обиженном, такой негосударственный орган с длинным названием: Общественная наблюдательная комиссия по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания. Проще будем именовать ОНК. Она существует в силу жизненной и даже государственной необходимости. В июне 2008 года вступил в силу федеральный закон №76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Согласно этому закону ОНК создается «в целях содействия реализации государственной политики в области обеспечения прав человека в местах принудительного содержания» и не должна вмешиваться «в оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную деятельность и производство по делам об административных правонарушениях».  Закон явился очень крупным шагом в направлении открытости одной из самых закрытых государственных сфер. По нему и действуют члены ОНК вот уже 5 лет.

Выдвигают людей в этот экспертный орган общественные правозащитные организации регионального или российского уровня. Утверждает их в членстве Общественная палата РФ. А отчитывается ОНК только перед Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации. У Комиссия нет вышестоящего органа, она совершенно независима и руководствуется в своей деятельности только законом и общественным долгом. Участникам комиссии выдается мандат, который они потом, посещая закрытые учреждения, предъявляют вместе с паспортом.

Почти 3 года назад меня пригласили принять участи в работе ОНК. Я смутилась. Какая может быть польза от человека без юридического образования, только-только осваивающегося в некоммерческом секторе? Но Сергей Исаев, директор ПРПЦ и руководитель пермской ОНК, разъяснил мне, что задача комиссии – гражданский контроль, при котором члены комиссии наблюдают за гуманным обращением, а юристы консультируют и осуществляют юридический анализ поступающих материалов. Чуть позже мне встретится удачная формулировка от члена ОНК Игоря Аверкиева, привожу близко к тексту: «Как узнать, нарушены права человека или нет? Поставить себя в эти условия и понять, унизительно или нет в них находиться». Именно так я и входила в эту деятельность.

Столовая в колонии-поселении №3, поселок Уролка Соликамского района. Сергей Исаев общается с осужденными

Столовая в колонии-поселении №3, поселок Уролка Соликамского района. Сергей Исаев общается с осужденными

Работать в ОНК трудно (все-таки это работа, может быть вторая, неосновная, но, безусловно, претендующая стать частью жизни). Прежде всего, психологически: столько боли, страданий и переживаний человеческих накатывается на тебя, столько правд сталкиваются друг с другом, и такая ответственность, к которой невозможно привыкнуть… А представляете себе протяженность Пермского края? Ведь места принудительного содержания, наблюдение за которыми ведет комиссия, находятся не только в краевом центре, но раскиданы по всему региону, от Чайковского, Чернушки, Октябрьского на юге до Ныроба, Валая, Верхней Колвы на севере. Физически устаешь от этой непомерной протяженности. А еще у комиссии нет своих материальных ресурсов. ОНК обращалась за материальной помощью к губернатору, ссылаясь на упомянутый федеральный закон. Басаргин через ИО министра общественной безопасности в достаточно резкой форме отказал. Речь шла, конечно, не о зарплате членов Комиссии, их труд не оплачивается. Речь о банальных транспортных расходах, оплате гостиниц и прочих командировочных штуках. Получается странная вещь: вроде бы комиссия — независимый общественный орган, а транспорт мы просим у ГУФСИН и ГУ МВД. Впрочем, за время работы с руководством ведомств выстроены хорошие рабочие отношения: критика воспринимается адекватно. Хотя, конечно, есть проблемы и споры, периодически проводятся совместные заседания. Определенный уровень открытости системы исполнения наказания для общества в нашем крае достигнут.

Наверное, самый главный вопрос, который задает себе специалист, соглашаясь на  общественную работу — «Зачем?..». Работая в ОНК, я лучше узнала людей, которые посвятили свою жизнь защите прав человека. Люди в этой деятельности раскрываются иначе, нежели в другой профессиональной сфере. Удивительное терпение, настойчивость и упорство, постоянное стремление помочь человеку – вот неполный список личностных качеств, открываемых мною в коллегах. За права человека и их реальное наполнение отвечает сам человек, а не плохо мотивированный к этому чиновник. В ОНК как раз и происходит сплавление инициативы, гуманитарного порыва с ответственностью за судьбу прав человека. Большая честь быть в числе таких людей. Члены комиссии помимо процедур контроля условий отбывания наказаний ведут прием осужденных. Отвечают на письма родственников осужденных — и не только из Пермского края, в 2012 году обращения поступали из 26 регионов России, а также из Чехии и Испании. А ещё проводят проверки по жалобам и сами направляют жалобы, делают запросы в разные ведомства, формулируют заключения о соблюдении прав человека, делают обобщения, проводят слушания, круглые столы, читают лекции, организуют другие мероприятия. Мне же как педагогу было интересно познакомиться  с системой, призванной не только исполнять наказания, но и воспитывать, изменяя человеческое поведение.  Опыт, обретенный мной за 3 года, весьма необычен, может быть даже противоречив. Теперь я понимаю, чем я могу помочь системе: в большинстве случаев сотрудники испытывают трудности коммуникативного и педагогического свойства. Я могу помочь общаться компетентнее, влиять словом, выстраивать более эффективные стратегии. Я вместе с другими членами ОНК получила в этой общественной деятельности возможность реализовать свои идеи, свой потенциал. Философский компонент вопроса «Зачем это надо?» позволю себе оставить без внимания – каждый выбирает сам, в каком мире ему жить и какими делами заниматься. Я же процитирую великого Гете: «Только опыт учит нас ценить блага жизни». И ещё из него же: «Никакой опыт не опасен, если на него отважиться».

Мария Черемных

Пожалуйста, обратите внимание!

В ноябре заканчиваются полномочия членов Общественной наблюдательной комиссии Пермского края второго созыва. Уже в середине августа будет объявлено о выдвижении кандидатов в члены новой ОНК Пермского края, и для этого будет дано всего 60 дней. Мы призываем всех, кто заинтересован в обеспечении прав человека в местах лишения свободы подумать и заявиться для участия в работе комиссии. Членом ОНК может быть гражданин РФ достигший 25 лет, имеющий опыт работы по защите прав человека и выдвинутый правозащитной организацией. Он не должен иметь судимость, работать адвокатом или в органах власти и местного самоуправления. Более подробно узнать об этом можно ознакомившись со статьей 10 упомянутого в статье закона, либо зайдя на сайт Общественной палаты РФ или обратившись в Пермский региональный правозащитный центр.

Просмотров: 833