Труд за решёткой

Обобщение заключений региональных ОНК по результатам посещений исправительных учреждений

В рамках реализации проекта «Эффективный общественный контроль — эффективное регулирование труда в исправительных учреждениях» членами ОНК разных регионов было проведены посещения 36 исправительных учреждений в 6 регионах Российской Федерации: Пермского края, Тюменской Челябинской, Свердловской Кировской областях, Удмуртской республики. Посещения сопровождались изучением практик регулирования отношений, связанных с привлечением к труду осужденных, анализом кадровых документов, беседами с руководством колоний, сотрудниками и гражданами, отбывающими наказание.

В ходе посещений были выявлены нарушения и недостатки регулирования отношений, возникающих в связи с привлечением к труду осужденных к наказанию, носящие общий характер и свойственные системе в целом:

- заработная плата работающих на производстве как правило менее МРОТ, осужденные , занятые на работах хозяйственного обеспечения (ХЛО) получает в пределах МРОТ, в единичных случаях заработная плата достигает уровня сопоставимого с заработной платой на «свободе»,

- уведомление осужденных об условиях работы, порядке расчета заработной платы, носит не системный, недостаточный характер.

- контроль работника за учетом рабочего времени нормативно не определен, не ведется, либо ведется формально, учет сверхурочных работ ведется в единичных случаях,

- широкое распространение получили договоры по предоставлению рабочей силы иных хозяйствующим субъектам, при которых вопросы надлежащего оформления отношений с осужденными и защита их трудовых прав приобретает серьезный проблемный характер,

- серьезные нарекания вызывают соблюдение ИУ требований охраны труда, нарушения выявляются в каждом учреждении. Системы охраны труда фактически не существует,

- не происходит уведомление осужденных о работе в особых условиях труда. Большое количество осужденных работают во вредных условиях труда, при этом не получая предусмотренные законодательством компенсации. Много нареканий по соблюдению требований безопасного производства.

Анализ действующего законодательства, судебной практики и обобщенных результатов посещений исправительных учреждений позволяет сделать следующие выводы:

1. Правовое регулирование отношений связанных с привлечением к труду осужденных (далее трудовые отношения) явно недостаточно. Повсеместно отмечается непонимание принципов их регулирования, включая и представителей государственных надзорных органов. Неясное правовое регулирование приводит к установлению различных практик регулирования и оформления трудовых отношений. Правовая оценка многих практик спорна, затруднительна, особенно для непрофессионалов.

 2. Труд осужденного является элементом наказания. Отношения регулируются Уголовно-исполнительным законодательством. В части, указанной УИК РФ, применяется Трудовой кодекс. Согласно УИК РФ труд в колонии является средством перевоспитания, однако, в принципе труд осужденных под таким углом в колонии не изучается, не корректируется, и не рассматривается. Колонии ведут кадровую работу, ориентируясь на труд осужденных как на источник прибыли, а не как способ перевоспитания. Развитие хозяйственной сферы УИС и развитие законодательства, по нашему мнению, имеет тренд на изменение природы возникающих отношений:

2.1. Внесение изменений в ст. 103 УИК РФ, предоставляющей право колонии трудоустраивать осужденных при наличии рабочих мест, входит в противоречие с принципами правового регулирования труда как наказания. Такая нормативная конструкция фактически означает, что труд, как часть наказания, назначается не приговором суда, а решением руководителя колонии. В связи с этим возможно поставить под сомнение всю правовую логику, сформированную относительно принудительности труда осужденного.

2.2. Руководители производства обеспокоены снижением возможностей к управлению и стимулированию трудовой деятельности осужденных. Разаттестация сотрудников, работающих на производстве, нечеткий правовой порядок привлечения к дисциплинарной ответственности за ненадлежащие исполнение трудовых обязанностей, ставит вопрос о снижении уровня властных полномочий по организации труда осужденных. И если для правоведов это лишь теоретический вопрос об источнике власти в отношениях, то в колониях эту проблему «чувствуют» и говорят о ней как о серьезной проблеме.

2.3. В условиях пересмотра практики предоставления УДО, снижение властных регуляторов и необходимость обеспечить доходность производства толкает ФСИН на внедрение практик, которые можно свойственны скорее иным, трудовым отношениям. В частности, колонии выражают заинтересованность в повышении роли заработной платы как стимула к повышению производительности труда, повсеместно появляются системы премирования осужденных, что, на наш взгляд, является положительным моментом, но не вполне соответствует природе отношений как наказания.

2.4. Указав на широкое распространение практик введения стимулирующих выплат осужденным, следует указать, что оформление этой системы отягощено общей проблемой вытекающей из правового дефекта регулирования минимальной заработной платы (МРОТ).

Исходя из норм Трудового кодекса окладная часть заработной платы может быть менее МРОТа, а заработная плата не может быть менее МРОТ. Оклады для работающих осужденных определены приказом ФСИН № 624. В связи с необходимостью выплатить заработную плату в размере МРОТ вводиться доплата до МРОТ. Как правило, именно эта доплата указывается как стимулирующая часть заработной платы. Такой подход к проблеме определения правовой природы доплаты до МРОТ приводит к тому, что практически все осужденные производственной зоны (работающие на производстве, в отличие от работников ХЛО) получают заработную плату в неоправданно заниженном размере — пресловутые «300 рублей». По нашему мнению, правовой подход к определению природы доплаты до МРОТ, сложившейся на практике, не верен. Доплату до МРОТ следует отнести к компенсационным выплатам, что, как результат, влечет за собой невозможность полного неначисления этой доплаты. Действительно стимулирующие премии, назначаются приказом начальника колонии, носят внесистемный характер, часто не определены локальными правовыми актами.

2.5. Бросается в глаза правовая коллизия, заложенная в ст. 103 УИК РФ: осужденные мужчины старше 60 лет и осужденные женщины старше 55 лет, а также осужденные, являющиеся инвалидами первой или второй группы, привлекаются к труду по их желанию в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде. В результате, в части привлечения к труду, осужденные разделены на две группы с различным правовым статусом. На практике, в связи с отсутствием четкого правового регулирования вопросов привлечения к труду данной категории осужденных, в каждой колонии разрешается вопрос о правилах их привлечения самостоятельно. Как правило, трудовых договоров с ними не заключается. Заявления о трудоустройстве, как правило, оформляются, но это обычно происходит в рамках общей практики оформления такого заявления от всех осужденных без исключений.

2.6. Ст. 17 ФЗ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы» предусматривает возможность предоставлять осужденных для работ в организациях иных организационно правовых форм. В 2009 году Распоряжением ФСИН РФ утверждены методические рекомендации по предоставлению рабочей силы. Широкое распространение «заемного» труда порождает большое количество сомнительных, с точки зрения права, схем, при которых производство приходит в ИУ. Стоит обратить внимание на то, каким образом ИУ закладывают в такие договоры собственный доход. Возникают вопросы, не порождает ли практика заключения таких договоров широкое распространение притворных сделок, направленных  на прикрытие отношений по аренде производственных площадей колонии.

Само по себе предоставление осужденных в качестве работников на иные предприятия порождает смысловую проблему — это означает, что на одном предприятии в одних и тех же условиях трудятся работники с различным правовым статусом и различным регулированием и с различной заработной платой. Такое разделение вряд ли можно назвать естественной дифференциацией. По нашему мнению, практика привлечения осужденных к работам на иных предприятиях порождает дискриминационные практики и вступает в противоречие с Конституцией РФ.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что с точки зрения права, у работодателя, который привлекает осужденных по договорам о предоставлении рабочей силы, не возникает, с нашей точки зрения, правовых оснований к организации труда осужденных, т. к. у него отсутствуют относительно этих работников властные полномочия, которые имеются у работодателя в трудовом правоотношении.

Кроме того, относительно вопроса о правовой природе труда в УИС, применение схем предоставление осужденных для работ иным хозяйствующим субъектам означает передачу им части обязанностей по обеспечению наказания, что входит в противоречие с п.2 ст. 2, ст. 16 УИК РФ.

2.7. Повсеместно в колонии практикуется прекращение трудоустройства осужденных в случаях не связанных с освобождением и этапированием. Подобное увольнение, когда ранее работавший осужденный остается в колонии и более к работам не привлекается, не предусмотрено УИК РФ и свойственно именно трудовым правоотношениям.

3. Нахождение ИУ в условиях частичного нахождения на свободном рынке и необходимость  извлечения прибыли из труда осужденного приводит к тому, что колония старается снизить затраты за счет снижения расходов на заработную плату. Нечеткое правовое регулирование приводит к многообразию и искажению практик. Данные практики не носят откровенно незаконный характер и поэтому не корректируются государственными надзорными органами.

3.1. Повсеместно, сложилась ярко выраженная диспропорция в уровне заработной платы среди осужденных, работающих на производстве, и среди осужденных, заработная плата которых начисляется за счет федерального финансирования (ХЛО). Заработная плата работников ХЛО повременная и, как правило, она составляет МРОТ. Все работники производства переведены на сдельную оплату труда и их заработок повсеместно по размеру существенно меньше МРОТа. Само по себе такое разделение, на наш взгляд ущербно, так как порождает искусственно созданное администрацией учреждения имущественное расслоение осужденных и не способствует закреплению в сознании уважительного отношения к труду.

3.2. Системное снижение заработной платы работающих осужденных производиться в связи с отсутствием законной возможности трудового коллектива участвовать в контроле над учетом рабочего времени и норм труда, предусмотренной трудовым законодательством. Снижение происходит в связи со следующими действиями:

Как правило, на производстве ИУ вводиться суммированный учет рабочего времени. При невыработке нормы часов рабочего времени за учетный период происходит неначисление доплаты до МРОТ, которая, как указывалось выше, отнесена ИУ к стимулирующим выплатам. В результате заработная плата уменьшается более чем в два раза, в связи с тем, что осужденному начисляется только установленный Приказом ФСИН №624, оклад, да еще и уменьшенный пропорционально отработанному времени. Невыработка нормы часов учетного времени происходит в связи с тем, что ИУ не уменьшает норму за учетный период на периодов, когда осужденный освобождается от работы по уважительным причинам – заболевание, отпуск, свидание. Несколько лет назад подобное нарушение учета рабочего времени применялось ФСИН и в отношении сотрудников, но многочисленные иски и сформировавшиеся судебное толкование по этому вопросу изменили ситуацию. Нарушения в учете рабочего времени в отношении осужденных сохраняются и носят устойчивый характер. Еще более сложно определяемый характер нарушения носят действия ИУ в случаях, когда уменьшение заработной платы происходит в связи с невыработкой норм труда. При  организации нормирования труда осужденного в колонии, происходит смешение принципов регулирования суммированного учета рабочего времени и норм труда. в результате появляется такой институт как учетная норма труда, или норма труда за учетный период. В УИ сначала определяют норму часов рабочего времени, потом, исходя из произведенной работы считают, сколько работник заработал за учетный период, и если высчитанный заработок менее МРОТ, то ИУ определяет невыработку норм труда. Далее уже по ранее указанной схеме – не происходит начисление доплаты до МРОТ, оклад уменьшается пропорционально. Причина системной невыработки норм труда в том, что колония в рамках плана на трудоустройство неоправданно повышает количество трудоустроенных осужденных, их выводят на работы больше чем необходимо для выполнения нормированного задания, происходит завышение норм обслуживания. Так как задание устанавливается бригадное, то расчет производиться на большее количество работников. В результате расчет показывает несоблюдение норм выработки. Достаточно часто в ИУ можно наблюдать что, происходит определение выработанной нормы в рублях, и если сумма менее МРОТ, то расчет заработной платы производиться в учетом невыработки работником заданных норм.  Таким образом, несоблюдение норм выработки в расчете появляется при отсутствии в рамках учетного периода полной занятости.

3.4. Несмотря на наличие государственного надзора за соблюдением правил охраны труда, положение с правом на безопасные условия труда остаются неудовлетворительными, что говорит о низкой эффективности государственного контроля. Нарушения правил охраны труда, при привлечении соответствующих специалистов к общественному контролю, были выявлены во всех ИУ, из 6 осмотренных ИУ в Пермском крае только в одной (ИК -18) была создана реально работающая система управления охраной труда.

 

Просмотров: 1 716