Дети за решёткой

В период с ноября 2013 года по сентябрь 2014 года члены Общественной наблюдательной комиссии Пермского края и привлеченные специалисты некоммерческих организаций посетили восемь ИВС, 6 раз четыре СИЗО, дважды ПВК, дважды ЦВСНП и 3 раза Очерскую спецшколу, провели 4 собеседования относительно системы работы УИИ с условно осужденными несовершеннолетними. Предметом проведенных наблюдений и собеседований являлась оценка соблюдения прав детей в местах принудительного содержания и эффективность работы УИИ. Настоящие выводы резюмируют проделанную работу.

Общие выводы по общественному контролю МПС и исследованию эффективности работы УИИ в Пермском крае.

В ходе посещения МПС члены проектной группы видели немало примеров добротной профессиональной работы. Так например,  отметили, что в следственных изоляторах Пермского края созданы неплохие материально — бытовые условия для несовершеннолетних (СИЗО №2,3,4,5). Это прежде всего касается условий в камерах, питания, прогулок, частично воспитательной работы. Интересный опыт реабилитации воспитанников и взаимодействия с краевыми ведомствами и органами местного самоуправления накапливается в Пермской воспитательной колонии и ЦВСНП. Члены проектной группы отметили в целом неплохие материально-бытовые условия и в Очерской спецшколе.

Вместе с тем, члены ОНК ПК и специалисты НКО пришли к выводам о существовании многочисленных проблем, которые заставляют говорить о невыполнении национальных и международных стандартов обращения с несовершеннолетними в местах принудительного содержания, об отсутствии межведомственного взаимодействия в вопросах реабилитации и социализации несовершеннолетних, о существовании разных методических подходов и систем в обращении с несовершеннолетними. В целом подход к изоляции подростка остается репрессивным, подавляющим необходимость отношения к несовершеннолетнему как объекту реабилитации.

Основные из перечня проблем называются ниже.

 

1. Отсутствие надлежащих условий содержания несовершеннолетних в местах принудительного содержания.

Источник права/регулирующая норма: об условиях, в том числе улучшенных материально-бытовых условиях содержания несовершеннолетних, смотрите ст. 31 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», Приказ МВД РФ  от 22 ноября 2005 года N 950 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел», постановление Правительства Российской Федерации от 11 апреля 2005 года N 205 «О минимальных нормах питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также о нормах питания и материально-бытового обеспечения подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел Российской Федерации и пограничных органов федеральной службы безопасности, на мирное время», Приказ МВД РФ от 19 октября 2012 года N 966 «Об установлении повышенных норм питания, рациона питания и норм замены одних продуктов питания другими, применяемых при организации питания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел Российской Федерации».

 

Содержание н/c в ИВС (для выводов использованы результаты наблюдений в 10 ИВС отделов МВД расположенных в следующих населенных пунктах: г. Пермь, г. Лысьва, г. Губаха, г. Кунгур, г. Чусовой, г. Соликамск, г. Березники, г. Кудымкар, г. Очер, п. Гайны)

При исследовании условий содержания несовершеннолетних в ИВС, члены проектной группы пришли к мнению, что несовершеннолетние находятся в условиях подчас более жестких, чем взрослые. Это выражается в длительном одиночном содержании, и в возможных его последствиях, связанных с сенсорным голоданием.

Повсеместно несовершеннолетний в ИВС содержится в одинаковых со взрослыми условиях, разделяя сложности быта и отсутствие, предусмотренных законом, индивидуальных спальных мест (ИВС Лысьвы, ИВС Соликамска, ИВС Кунгура, ИВС Чусового, ИВС Нытвы и др.), отсутствие прогулочных двориков (ИВС Кудымкара, ИВС Кунгура, ИВС Соликамска, ИВС Нытвы, ИВС Чусового, ИВС п. Гайны и др.), отсутствие естественного освещения, недостаточность освещения искусственного и др.

Персонал учреждений полиции не имеет представления об особенностях содержания категории несовершеннолетних граждан, не знает требований международных и национальных стандартов, направленных на улучшение условий содержания, питания, развитие среды (социально — психологические, образовательные,  физические аспекты), не обучен приемам воспитательной работы с несовершеннолетними.

Нет подменного фонда одежды.

ФЗ №103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» содержит норму об улучшенных материально-бытовых условиях содержания несовершеннолетних, а также о воспитательной работе с ними, поддержании образования, но не раскрывает содержания норм, нет этого и в ведомственных нормативных и распорядительных документах. Исключением являются нормы питания несовершеннолетних в ИВС.

В целом, спецучреждения МВД технически и кадрово не готовы к внедрению национальных стандартов обеспечивающих права несовершеннолетних.

 

Содержание н\с в СИЗО (для выводов использованы результаты наблюдений в СИЗО-5 г. Пермь, СИЗО-2 г. Соликамск, СИЗО-3 г. Кизел, СИЗО-4 г. Кудымкар).

При наблюдении положения подростков в следственных изоляторах ПК: условия существенно отличаются от условий содержания в ИВС и приближаются (соответствуют) к нормативным. Вместе с тем, они разные в каждом СИЗО. Так, в СИЗО-5 имеется спортзал, «кинозал» (еженедельный показ х\фильмов), н\с имеют возможность участвовать в спортивных играх на свежем воздухе, образование (5 чел. получили свидетельства, ЕГЭ, классы лицензированы, СОШ №4), участие ОО в реабилитационной работе, воспитательная работа — происходит конкретное наполнение стандарта содержания н\с, но не во всех изоляторах.

Кроме того, возникают вопросы по разрешению свиданий и телефонных переговоров с родственниками (чаще следствием), запутанность вопроса (барьерность) о получении свидания.

Кроме того, существует пробельность в законодательстве: кто уведомляет родственников о этапировании в СИЗО?

Вопросы занятости или ее отсутствия сопряжены с проблемы поддержания дисциплины (вопрос о табакокурении остро ставит вопросы единого правоприменения во всех МПС и единства усилий в профилактике, пропаганды здорового образа жизни).

В связи со сказанным необходимо обсудить вопрос о том, чем обусловлена разность в условиях содержания несовершеннолетних (действуют на основании одного ФЗ, но разных ведомственных правил содержания). Как можно обеспечить национальный стандарт содержания под стражей несовершеннолетних во всех учреждениях предварительного заключения?

 

2.  Недостаточное обоснование избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, продление сроков предварительного следствия и содержания под стражей несовершеннолетних

Источник права/регулирующая норма: ст. 13 Пекинские правила, Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22.03.2005             N 4-П, Уголовно — процессуальный кодекс РФ, Приказ № 3 от 15.01.2011 «Об организации процессуального контроля при возбуждении ходатайств о продлении срока предварительного следствия, избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продления срока содержания под стражей». 

В части законности и обоснованности выбора меры пресечения в виде содержания под стражей и продления срока содержания под стражей существует прокурорский надзор и судебный контроль. Анализ информации, полученной из Пермского краевого суда и Пермской краевой прокуратуры указывает на то, что работа ведется, фактов незаконного применения меры пресечения в виде содержания под стражей не было допущено. Вместе с тем, на круглом столе представитель Пермского краевого суда одной из причин длительности сроков содержания под стражей, назвала направление уголовных дел в суд следователями почти с истекшими сроками следствия и стражи,  в связи с чем суды вынуждены продлять сроки содержания под стражей для рассмотрения дела.

С нашей точки зрения, в реализации нормы, в части обоснованности («исключительности»), все-таки есть проблемы. Так, например, несовершеннолетний содержащийся под стражей был осужден по ст.158 к лишению свободы на 2 месяца.

Вызывают вопросы сроки содержания под стражей, то есть сроки предварительного следствия и, собственно, его организация, которые имеют непосредственное отношение к исполнению требований «кратчайшего пребывания под стражей» и к моментам, связанным с продлением судом содержания под стражей несовершеннолетних обвиняемых.  Например: несовершеннолетнего в СИЗО-5, который находится там 11 месяцев (ч.1, ст. 105 УК РФ),  при том, что с его слов предварительное следствие уже закончено, и с материалами уголовного дела он ознакомился. Другой несовершеннолетний  (ст.ст. 162, 112) — 9 месяцев. Еще двое — по 5 месяцев ( ч.1, ст. 105, передали в суд; ч.4 ст. 111, за следствием). 

Международные требования о обеспечении расследования, правосудия «в кратчайшие сроки» должно пониматься как необходимость проведения процессуальных действий в приоритетном порядке. По-видимому, следует ориентироваться на исчерпывающие действия в течение 2-х месяцев, что согласуется с ч.1 ст.162 УПК РФ , что предусмотрено законом и соответствует возможности поддержания психологической стабильности несовершеннолетнего в условиях постоянного наблюдения психологом и другими специалистами. Продление содержания под стражей необходимо ужесточить: только в чрезвычайных случаях; повысить уровень должностного лица принимающего решения о продлении ареста, что должно повысить уровень контроля и ответственности.

В связи со сказанным необходимо обсудить вопрос о «кратчайших сроках» (Что значит кратчайшие сроки?) и вопрос о приоритетности проведения предварительного следствия в отношении несовершеннолетних (Как можно требование обеспечить иным образом?).

3. Нарушение правил раздельного/совместного содержание несовершеннолетних со взрослыми в ИВС и СИЗО

Источник права/регулирующая норма: ст. 13.4  Пекинские правила, ст. 33 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», ст. 19,22 Приказ МВД РФ  от 22 ноября 2005 года N 950 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел», п. 20 Приказ Минюста России от 14.10.2005 N 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы». 

На наш взгляд, норма нередко нарушается сотрудниками ИВС ПК и приводит к незаконному содержанием несовершеннолетних в одних камерах со взрослыми, что повышает риск негативного воздействия на подростков, в том числе, и риск физического насилия.

В качестве примера следует привести ситуацию с несовершеннолетним в ИВС, который содержался в камере со взрослыми, где в отношении него было совершено преступление против его половой неприкосновенности, случай с Березниковским ИВС, где подросток подписывал согласие на содержание в мужской камере, здесь находился еще подросток, случай в Лысьвенском ИВС, где в камере вместе с 5 взрослыми находился подросток, на торс которого была нанесена разметка для татуировки.

В качестве примера следует привести наличие в СИЗО-5, ПВК групп «обиженных», что не является секретом для сотрудников правоохранительных органов, но эта информация о совершении преступлений в государственных учреждениях не становится основанием для проведения проверок, следственных действий. На это обстоятельство указывает ответ Управление СК по ПК (об отсутствии заявлений на это счет на запрос ПРПЦ).

Представляется, что причиной является неразвитость правосознания сотрудников полиции, недостаточность  ведомственного контроля и прокурорского надзора.

В связи со сказанным необходимо обсудить вопрос о не соблюдении нормы и мерах, направленных на исполнение закона в этой части. Предполагается обсудить ситуацию, связанную c непринятием мер по расследованию преступлений, совершенных в отношении подростков в государственных учреждениях (ИВС, СИЗО).

 

4. Проблемы реабилитации несовершеннолетних в местах принудительного содержания.

Отмечено отсутствие всякой (в ИВС) или отсутствие системы (СИЗО) реабилитации несовершеннолетних, что является одной из существенных причин конфликтного содержания, проявления неравенства и тюремной субкультуры в подростковой среде.

В идеале на выходе из колонии воспитанник должен быть самостоятельным, не поддаваться слепо влиянию; умеющим постоять за себя без ущерба для других, ответственным, принимающим обдуманные решения; способным прогнозировать результаты своих поступков, верящим в свои силы; умеющим обращаться за помощью; законопослушным не из страха наказания, а осознанно. Он должен уметь: планировать свои действия на ближайшую и долгосрочную перспективу; руководствоваться нравственными ориентирами и позитивными ценностями; распознавать свои чувства и адекватно социальным ожиданиям выражать их; привносить рефлексивные навыки в свое поведение. С этой задачей очень сложно справиться. Смена сформированных криминальных установок личности тех. Кто получил судимость за уголовное преступление в несовершеннолетнем возрасте, искусственные условия заключения обеспечить не в состоянии. Нормальное развитие возможно только в нормальной социальной среде, в процессе нормосообразной деятельности и в системе значимых позитивных межличностных отношений.

Реабилитация — возврат необходимых возможностей и способностей к здоровой и полноценной жизни в обществе самой личности н\с после вынесения решения суда и\или после возвращения из млс. На возврат возможностей направлена преимущественно социальная работа, на формирование способностей к нормальной жизни программы работы с личностью.

Отсюда: недопущение формирования криминальных установок, антидискриминация в отношениях на 1-м этапе (ИВС), закрепление позитивных установок — на 2-ом этапе (СИЗО), продолжение работы в ПВК. Поэтому  необходимо четко налаженное взаимодействие между учреждениями разной подчиненности (в том числе органов и учреждений местной власти и ОМС, участие ННО) для формирования единого воспитательно-реабилитационного пространства.

В связи со сказанным необходимо обсудить вопрос о том, как это и в каких формах можно осуществить?

5. Отсутствие и недостаточность образования несовершеннолетних в местах принудительного содержания.

Источник права/регулирующая норма: ст.26.1-26.2  Пекинские правила,ст.80 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», ст. 31 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Отсутствует обучение в ИВС (см. Ответ Минобразование на запрос начальника полиции общественной безопасности ГУ МВД по ПК генерала Давыдова). Есть проблемы преподавания в СИЗО (недостаточность помещений в условиях раздельного содержания, невыполнение почасовой учебной программы), выпадение обучающихся в связи с проведением следственных действий и суда.

Образование социальное право человека, через которое происходит социализация несовершеннолетнего. Организация обучения несовершеннолетних в местах принудительного содержания, в частности в ИВС и СИЗО должна, с нашей точки зрения, строится на следующих принципах: приоритетность, непрерывность, дистанционность, контроль выполнения заданий, индивидуальное консультирование.

Необходимо обсуждать полученные выводы, связанные с обучением несовершеннолетних по итогам проведения мероприятий общественного контроля членами ОНК в ИВС и СИЗО. Организовать взаимодействие ГУФСИН и МВД с Министерством образования с целью разработки единой модели образования несовершеннолетних (дистанционное обучение).

 

6. Эффективность проводимых реабилитационных мероприятий в деятельности УИИ.

В соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. N 1772-р «Об утверждении Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» важными направлениями совершенствования деятельности УИС по исполнению наказаний и иных мер уголовно-правового характера без изоляции осужденных от общества являются «придание работе уголовно- исполнительных инспекций социальной направленности с акцентом на вовлечение осужденных в трудовую деятельность, приобретение профессии или переквалификацию, активизация сотрудничества со структурами гражданского общества, способными оказать позитивное гуманитарное воздействие на осужденных, оптимизация социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными; привлечение органов местного самоуправления, занятости населения, образования и здравоохранения, общественности, реабилитационных центров и иных организаций к процессу социальной адаптации и исправлению осужденных».

Источник права/регулирующая норма: Постановление Правительства РФ от 16 июня 1997 года N 729 «Об утверждении Положения об уголовно-исполнительных инспекциях и норматива их штатной численности»; Федеральный закон от 24.06.1999 №120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»;  Приказ № 142 от 20.05.2009 «Об утверждении инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества»; Приказ Минюста РФ от 11.10.2010 №258 «Об утверждении инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы».

Постановление Правительства РФ от 16 июня 1997 года N 729 «Об утверждении Положения об уголовно-исполнительных инспекциях и норматива их штатной численности», одной из основных обязанностей УИИ является организация и проведение воспитательной работы с осужденными к ограничению свободы, лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и исправительным работам.

Ни в одном из перечисленных нормативных актов не содержится, что входит в воспитательную работу.

Уголовно-исполнительные инспекции выполняют свою определенную роль в оказании социальной помощи, поддержки и защиты осужденных без изоляции от общества, но ставить задачу ресоциализации осужденных без изоляции от общества только перед уголовно-исполнительными инспекциями вряд ли возможно в силу объективных причин:  отсутствие материально- бытовой базы (маленькая площадь помещения, в которых находятся УИИ); низкий штат сотрудников УИИ (нехватка психологов); отсутствие единого нормативного регулирования. 

Уголовно-исполнительные инспекции могут лишь содействовать оказанию осужденному этой помощи посредством выполнения стоящих перед ними задач. Вместе с тем, УИИ выполняют специфические функции по принуждению к выполнению возложенных требований и контролю правового поведения: исполнение определенных видов наказаний без изоляции от общества; контроль за поведением условно осужденных и осужденных с отсрочкой отбывания наказания; предупреждение преступлений и иных правонарушений лицами, стоящими на учете. Названные функции часто востребованы при построении работы с девиантными детьми.

Предупреждение совершения подростками, состоящими на учете в УИИ, повторных преступлений и правонарушений должно связываться с процессами социализации и реабилитации несовершеннолетних осужденных. В этой связи важно отметить, что Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» не включает УИИ в перечень субъектов профилактики, что указывает на необходимость своевременного взаимодействия УИИ с администрациями районов, центрами занятости, отделами социальной защиты, медицинскими учреждениями, социально реабилитационными центрами, отделами МВД. На практике же мы сталкиваемся с тем, что в силу объективных причин (нехватки штатов сотрудников) УИИ не могут в полной мере осуществлять контроль за осужденными несовершеннолетними. Так, например, своевременно направляя сведения в ПДН ОВД о несовершеннолетних осужденных поставленных на учет, в соответствии с Приказом министерства юстиции РФ от 04.10.2012 №190/912 «Об утверждении Регламента взаимодействия ФСИН России и МВД России по предупреждению совершения лицами, состоящими на учете УИИ, преступлений других правонарушений», сотрудники ПДН не своевременно ставят осужденного на свой учет, и соответственно никакой работы с ним не проводят. Кроме того, нередко сотрудники УИИ вынуждены фактически самостоятельно решать вопросы связанные с реабилитацией несовершеннолетних осужденных. Безусловно, наличие психологической службы помогает решить некоторые вопросы социализации. Но учитывая количество филиалов УИИ в Пермском крае и штат психологов,  психолог физически может поработать с несовершеннолетними осужденными примерно один раз в месяц, хотя в силу возраста психологическая помощь должна оказываться регулярно. Еще одним недостатком в работе УИИ, является отсутствие в личных делах осужденных несовершеннолетних индивидуальных программ реабилитации, утвержденных КДНиЗП, которые последней должны в обязательном порядке рассылаться всем субъектам системы профилактики.

Механизм ресоциализации осужденных должен предполагать обязательное участие в нем как государственных органов, так и органов местного самоуправления и общественности. Кроме того, необходимо разработать механизмы эффективного контроля (надзора) за исполнением субъектами этой деятельности требований законодательства.

Директор  Пермского регионального правозащитного центра С.В. Исаев

Просмотров: 1 490