Архив метки: Роман Юшков

Ужасы войны глазами и руками ребёнка

Нынешней весной Пермский театр кукол пережил большой триумф, впервые получив национальную театральную премию «Золотая маска». Лучшим в России кукольным спектаклем стала постановка «Толстая тетрадь» по одноименному роману венгерско-швейцарской писательница Аготы Кристоф.

Уведомление

В связи с возникшей среди некоторой части пермской общественности дискуссией Пермский региональный правозащитный центр сообщает следующее. Какие-либо публичные выступления Юшкова Романа Авенировича не выражают официальной позиции организации. На протяжении последнего полугода Р.А. Юшков не является членом общественной организации «Пермский региональный правозащитный центр», поскольку вышел из неё по собственному желанию. Р.А. Юшков является нанятым работником в должности ответственного секретаря газеты «За человека» и выполняет для ПРПЦ услуги в рамках функциональных обязанностей по трудовому контракту.

Директор ПРПЦ Исаев С.В.

Ответственный секретарь газеты «За человека» Юшков Р.А.

Как я сегодня поснимал гоп-кофейню «Кофе-сити»

На позапрошлой неделе верхние позиции в новостях заняла история про то, как градозащитник Денис Галицкий сходил в кофейню «Кофе-сити», получив электрошокером в живот. ПРПЦ тогда сразу высказал свою позицию по этому поводу, в особенности касательно действий ЧОП «Шериф-Пермь». Администрация города после инцидента начала снос злополучного кафе, и казалось, что история завершилось. А самые наивные из нас надеялись, что виновники получили какие-то уроки… Увы, радость была преждевременной…

Мамедов, затравленный и выведенный из равновесия

Мамедов, затравленный и выведенный из равновесия

Агабек Мамедов на скамье подсудимых. Фото автора

В декабрьском номере «ЗЧ» мы вернулись к одной из самых затяжных пермских трагедий: истории семьи Юртаевых и «адвоката дьявола» Агабека Мамедова («Агабек Мамедов — возвращение на скамью подсудимых»). Последний стал причиной смерти 12-летнего Рината и затем всеми средствами, в том числе криминальными, пытался уйти от правосудия. Напомним, в ходе первоначального рассмотрения дела в 2005 году родителям погибшего мальчика Татьяне и Рафаэлю Юртаевым неоднократно предлагали согласиться на условный срок наказания Мамедову в обмен на автомобиль, на квартиру, на 3, затем на 5 миллионов рублей. После отказа им стали поступать угрозы. В январе 2007 года в машину Рафаэлю и Алхату, отцу и брату погибшего Рината, подбросили наркотики и патроны, чтобы спровоцировать незаконное уголовное преследование настырной семьи. Позже следствием было установлено, что преступление было организовано начальником криминальной милиции Пермского района подполковником Алагой Микаил-оглы Агаевым и бывшим милиционером Агабеком Мамедовым. В августе того же года неизвестные лица совершили поджог дома Юртаевых на Данилихинской, 5 в Перми.

Мой балкон

Я за честность, в первую очередь с самим собой. То есть за своевременное расставание с иллюзиями и пустыми надеждами. С этим у мечтательного русского человека вечные проблемы.

Наша Иринка

Иринка Марданова была юным пламенным бешено заводным бойцом «Анархо-Экологического Сопротивления». В первый же день, 2 июля 2004 года, она пришла по настенной листовке в наш протестный лагерь под стенами завода имени Кирова, где мы боролись против криминального сжигания советских ядерных ракет. И провела тогда в лагере всё лето, до самого закрытия.

Разводка по-ГУФСИНовски

Пермская общественность как-то привыкла думать, что наш край славится своим цивилизованным, вменяемым и открытым к обществу региональным управлением службы исполнения наказания. И действительно многолетний опыт сотрудничества Правозащитного центра и ГУФСИН, гражданского контроля исправительных учреждений говорит в пользу этого. Тем досаднее выглядит нелепый инцидент с сотрудниками следственного изолятора № 1, случившийся в минувший четверг.

«Мягкая вязка» пермской правоохранительной системы, наконец, разорвана

Этим делом о смерти в вытрезвителе ПРПЦ занимался без преувеличения много лет. Наш юрист Захар Жуланов, тащивший на себе эту эпопею, год назад переехал в Москву, но продолжил борьбу, став уже сотрудником фонда «Общественный вердикт». Так что это в первую очередь его победа, удовлетворение которой теперь разделяют не только Правозащитный центр, но и многие пермяки, следившие за исходом этой трагической истории.